Курсы валют: USD 25/05 56.2743 -0.2809 EUR 25/05 62.9203 -0.6986 Фондовые индексы: РТС 16:18 1082.74 -1.28% ММВБ 16:17 1941.52 -0.95%

Аятолла и Ахмадинежад играют в "раскол тандема"

Мир | 28.04.2011


В Иране нет власти выше аятоллы. И тем, кто полагал, будто Махмуд Ахмадинежад является в стране самостоятельной фигурой, предоставляется прекрасный шанс убедиться в обратном. В исламской республике импичмент президента так же реален, как и в "просвещенной" Европе, ведь Ахмадинежад всего лишь гарант конституции, но не глава государства. Причина, по которой гневается Хаменеи, проста до безобразия - ему очень не понравилась смелая попытка отправить в отставку представителя Кабмина, вопреки мнению рахбара.

Согласно иранскому законодательству, аятолла поступил необдуманно и повел себя излишне эмоционально. Разумеется, только с его ведома президент имеет право назначать и снимать нерадивых министров иностранных и внутренних дел, разведки или обороны. Но повседневная политическая конкуренция находится вне компетенции верховного лидера страны. Тем не менее, аятолла и Ахмадинежад не сумели поделить главу министерства разведки и национальной безопасности Гейдара Мослехи. А случилось все так.

В солнечное воскресенье 17 апреля Гейдар Мослехи решил оставить свой пост, на котором пребывал в течение двух последних лет. Он подал прошение об отставке президенту, и господин Ахмадинежад, разумеется, его принял. Возможно, господин министр был подавлен беспрецедентной атакой вируса Stuxnet из программного обеспечения SCADA, предоставленного немецкой компанией Siemens. В прошлом году он поразил компьютерные системы нескольких промышленных ядерных объектов Ирана. Причем иранскую гипотезу о намеренном хакерском нападении со стороны США и Израиля поддержали и европейские специалисты по информационной безопасности.

Аятолла и Ахмадинежад играют в Такой серьезный просчет со стороны служб разведки исламской республики не мог не привлечь внимание Махмуда Ахмадинежада. Однако всего через несколько часов после отставки Мослехи стало известно, что верховный лидер Али Хаменеи со вторым лицом страны не согласен. Поползли слухи, что такое расхождение во взглядах явно свидетельствует о намечающемся расколе в тандеме. Но в действительности недовольство президента аятоллой простирается далеко за границы "истории с одной отставкой".

В 2008 году с уст рахбара слетело слово "компромисс", и для Ирана это не пустой звук. Если аятолла полагает, что пора ему взять в свои руки переговоры по ядерной программе и общение с западными державами, значит, президент не справляется с вверенными ему обязанностями. А если нет верховенства исполнительной власти, о каком правопорядке вообще можно толковать? Шаг за шагом Хаменеи ваял для народа новый образ Махмуда Ахмадинежада, который из якобы самостоятельной фигуры превращается в обыкновенного инфантильного политика. Спрашивается, что остается делать, когда в фундаментальных стратегических вопросах Ахмадинежад окончательно "поплыл"?

Читайте также: Сирию гонят в капкан

Сейчас аятолла в очередной раз прочел гражданам проповедь, согласно которой духовная власть останется в исламской республике верховной, невзирая на мнение распоясавшегося ставленника. "Пока эта власть жива, она никогда не позволит отклонений от курса, по которому народ Ирана движется к своим целям", - многозначительно намекнул Хаменеи. Парламент его воле, конечно, подчинился. Но внутренние дела государства не отменяют вопроса о том, как отныне станет действовать Иран на международной площадке. Ни для кого не секрет, что Ахмадинежад неоднократно подвергал резкой критике Израиль, призывая к смещению "сионистского режима". И всем известно, что верховный лидер страны исходит из принципа "признания суверенитета государств и уважения международных границ".

Получается, истинная причина конфликта между рахбаром и иранским президентом кроется гораздо глубже, чем в обыкновенном недовольстве решениями друг друга. Выходит, дело вовсе не в несчастном министре Гейдаре Мослехи, который случайно пал жертвой западных провокаций. Прения между Израилем и Палестиной за получение суверенитета и демаркацию границ вынуждают Иран лавировать в каверзной геополитике на Ближнем Востоке. После трех лет воинственной риторики Махмуда Ахмадинежада, политический курс исламской республики может полностью измениться, благодаря вмешательству рахбара. Если ПА получит статус независимого государства, Тегерану не останется иного выбора, кроме как признать еврейское государство.

Читайте по теме: Иранский аятолла выступает редко, но метко

Аятолла и Ахмадинежад играют в Очевидно, что такие уступки помогут Ирану закрепиться в роли неотъемлемого партнера в вопросах безопасности региона. И, разумеется, выиграть время для получения обогащенного урана в рамках "Договора о нераспространении ядерного оружия". Ведь если Соединенные Штаты Америки признают роль ИРИ в регионе в обмен на гарантии по ядерному досье, вероятность отмены экономических санкций существенно возрастает.

В этом свете противостояние между аятоллой Али Хаменеи и Махмудом Ахмадинежадом весьма напоминает ситуацию в России в преддверии выборов, где потенциальные кандидаты на пост президента тоже играют в "раскол". Растущее влияние Эсфандьяра Рахима Машеи, которого рассматривают в качестве преемника действующего президента, пугает иранских консерваторов. Поэтому рахбару очень выгодно сделать Ахмадинежада "козлом отпущения", выявив его некомпетентность, чтобы заодно с ним электорат невзлюбил и человека, который планирует занять его место.

Дарья Дерябина
Код для вставки в блог

Новости партнеров