Курсы валют: USD 27/05 56.756 0.6859 EUR 27/05 63.6689 0.6573 Фондовые индексы: РТС 18:50 1073.04 -0.97% ММВБ 18:50 1934.25 -0.67%

За "смертницу" можно и в суд подать

Страна | 05.04.2011


В Подмосковье все еще висят фотороботы дагестанских вдов Зейнаб Магомедовой и Патимат Рамазановой. В Дедовске нашлись люди, которые видели, как та, что постарше, покупала пять буханок хлеба. Милая деталь для потенциальных смертниц, которых еще на прошлой неделе нашли в их родном Кизлярском районе. Как подтвердили NewsInfo в местном ОВД, с ними проведена беседа, и они сейчас спокойно сидят дома, в поселке Цветковка. А в дагестанской организации "Правозащита" отметили, что за такую клевету можно и в суд подать.

Фотографии 19-летней Зейнаб Магомедовой и 23-летней Патимат Рамазановой, сделанные на железнодорожной станции Дедовска в Истринском районе Подмосковья, вчера обнаружили и распространили журналисты "Комсомольской правды". Если верить этой публикации, то Управление на транспорте МВД РФ по Северо-Западному Федеральному округу до сих пор считает их подготовленными к терактам смертницами.

За Корреспонденту удалось даже выяснить, что ту женщину, которая на ориентировке напоминает среднерусскую бабу в платке, видели в районе Дедовска "Гидропроект", в продуктовом магазине рядом с лицеем. "Странного вида женщина в черном платке и юбке до пят покупала пять буханок хлеба", - передала слова свидетельницы кассирша станции. Причем рядом с предполагаемой Патимат была не Зейнаб, а какая-то другая подозрительная девушка, неизвестная.

Публикация вызвала массу комментариев. В одном из них бдительная москвичка подтвердила, что тоже заметила этих подозрительных женщин в районе станции метро "Варшавская" со странной большой спортивной сумкой.

Вся эта история только подчеркнула мудрость поговорки "У страха глаза велики". Потому что еще на прошлой неделе МВД Дагестана нашло Зейнаб Магомедову и Патимат Рамазанову на территории республики, в их родном Кизлярском районе. Они просто переехали из сел Шаумяна и Косякино в село Цветковка. С тех пор молодые вдовушки никуда не уезжали. Эту информацию в интервью NewsInfo сегодня подтвердил начальник ОВД по Кизлярскому району Исал Магомедов.

- Мы их вызывали, проверили, провели беседу с ними. Они находятся у себя дома. Никаких проблем нет. Никуда они не выехали, находились на месте. Они наши жители, и я заявляю, что я ни какую-то информацию в Интернет, ни ориентировки какие-либо не давал, - подчеркнул полковник милиции.

За Тревогу по поводу местонахождения двух дагестанок можно понять. Супруг Зейнаб Гусейн Гайдаков был убит 3 июля прошлого года в ходе спецоперации в поселке Лесная Поляна Кизлярского района. Муж Патимат Дауд Магомедов считается одним из исполнителей двойного теракта в Кизляре 31 марта 2010 года, когда погибли 12 человек и около 270.

Действительно, среди смертниц преобладают вдовы убитых боевиков, но это не значит, что каждая такая женщина готова совершить террористический акт. Подобные публикации можно расценивать как клевету и подавать на журналистов в суд, считает председатель дагестанской организации "Правозащита" Гюльнар Рустамова. "Я передала, что если девочки хотят, пускай напишут заявление в суд за распространение клеветнической информации", - рассказала она NewsInfo. Правозащитница готова выступить с опровержением и от имени своей организации.

Зейнаб Магомедова уже мелькала в прошлом году в материалах "Правозащиты". Летом Национальный антитеррористический комитет сообщил, что накрыл целую группировку смертников - шесть женщин и двоих мужчин. Однако это дело вскоре развалилось. Магомедову вместе с еще тремя подругами - родственницами убитых боевиков - выпустили под поручительство Гюльнары Рустамовой уже через три дня. Но, как пояснила глава общественной организации, тогда речь шла о махачкалинской тезке и однофамилице "нынешней", кизлярской Зейнаб.

Истории, когда в причастности к терроризму обвиняются ни в чем не повинные вдовы, поменявшие место жительства, в Дагестане не новость, говорит Рустамова: "У нас такой случай уже недавно был. Из Махачкалы в Южносухокумск переехала женщина с двумя детьми. Она вышла замуж. Ее здесь начали искать. Хорошо, что ее не объявили в розыск. Такие моменты часто бывают. Вроде бы такие женщины под наблюдением, но подписку о невыезде они не дают, и когда их теряют из виду, начинается паника".

Организация "Правозащита" пытается возвращать вдов к нормальной жизни. Но общество и органы власти, как правило, действуют совершенно противоположным образом. А ведь вербовки смертниц из этой категории женщин можно было бы вообще избежать, если бы их "не выбрасывали за борт", считает Рустамова.

За - Вы даже не представляете, в каком положении находится женщина, если у нее муж боевик. Это постоянные обыски, наблюдение за ним. Это психологическая нагрузка. А когда мужа убивают, это не прекращается. Работники милиции продолжают приходить с обысками. Это на детях отражается, на женщине отражается. На соседях тоже отражается, потому что милиция ходит к ним и спрашивает: "Вы не боитесь рядом с такой жить, ведь ваш дом могут разбомбить". Чаще всего эти женщины снимают квартиры, и хозяин боится за свое имущество и выгоняет из квартиры, несмотря на зиму, холод или слякоть.

Женщина с детьми вынуждена скитаться с одного места на другое. Пособие она оформить не может. У нас очень много в Кизлярском районе женщин, которые являются не женами боевиков, просто мусульманками, внесенными в списки ваххабитов. Они не могут оформить детские пособия. Главы администраций им говорят, что раз они не признают российских законов, то и платить им, и содержать их детей незачем. Медицинскую страховку они не могут получить. Закрытой (в хиджабе - ред.) женщине трудно на работу устроиться. Как кормить детей? Куда их девать? Детские пособия - 100 рублей в месяц. И что этой женщине делать? Государство выбросило их за борт. А потом охают, ахают, что где-то что-то случилось. Надо же заботиться о людях. Кем бы ни были мужья, но растут их дети. Если государство считает отцов преступниками, не надо же и детей толкать на ту же дорогу.

Кто-то скажет - пусть снимают хиджаб, пусть думают, прежде чем рожать от боевиков. Но ведь речь чаще всего идет об очень молодых девушках, податливых на внушение от окружающих их людей. И что сделало государство, чтобы вокруг них не увивались воинствующие религиозные фанатики? Какую нравственную альтернативу оно предоставило, если среди представителей власти сплошная коррупция, а по телеканалам регулярный разврат?

За Ничего удивительно, что в такой ситуации идеи ваххабитов и "имаратчиков" до сих пор находят отклик в юных душах, сколько бы бандитов на Кавказе ни уничтожали федеральные силы. Тем более что, несмотря на современные средства слежки, спецслужбы уже несколько лет не могут поймать главного идеолога горских сепаратистов Доку Умарова.

Вопреки преждевременным заявлениям источников солидных газет в ФСБ, главаря бандподполья не было на месте ликвидации базы террористов в Сунженском районе Ингушетии 28 марта. Об этом уверенно сообщают экстремистские сайты, в этом скромно признаются силовики. Более того, теперь "источники" заявляют, что операция и вовсе не преследовала цели уничтожить Умарова. А убитых вовсе не 17, а 12, одна из них женщина, возможно, гражданская жена главы "имарата Кавказ".

Впрочем, по мнению президента Чечни Рамзана Кадырова, авиаудар по базе, даже если Умаров жив, принес большой успех. Ведь был ликвидирован Супьян Абдуллаев, "правая рука" террориста. "Кто такой Умаров - только известное имя, а так он необразованный бандит, от которого все давно отказались. Абдуллаев же, как бывший учитель, был превосходным психологом с навыками гипноза. Он знал, как работать с молодежью. Именно он вербовал их и был более опасен, чем Умаров", - заявил чеченский лидер в интервью "Российской газете".

Сейчас специалисты в Ростове продолжают опознание тел боевиков. Сегодня названы еще четыре имени - "Ганижев Адам Магомедович, 1990 года рождения, Богатырев Хабибула Магомедович, 1990 года рождения, Аушев Сулейман Алиевич, 1987 года рождения, и Угурчиев Мусса Салманович, 1986 года рождения". Ранее, помимо Абдуллаева, сообщалось об уничтожении личного врача Умарова Хамзата Бютукаева. У некоторых из них есть жены и у всех - родственники. С ними пытаются установить контакт правозащитники или даже республиканские власти, как в Ингушетии. Но никто не знает, что творится у них в душах. И сколько потенциальных террористов и смертниц породила эта спецоперация.

Светлана Болотникова
Код для вставки в блог

Новости партнеров