Курсы валют: USD 21/01 59.6697 0.3176 EUR 21/01 63.7272 0.5469 Фондовые индексы: РТС 18:50 1138.99 0.21% ММВБ 18:50 2159.96 -0.11%

Король азарта молится на Медведева

Общество | 28.03.2011


История подмосковных нелегальных казино, в коей замешаны высокие чины из российской прокуратуры, превращается в фарс. Следственный комитет все больше напоминает домохозяйку, которая носится за настырной мухой, но никак не может ее прихлопнуть. Хлоп - мимо, хлоп - мимо. СК возбуждает уголовное дело - прокуратура его закрывает, СК снова возбуждает - прокуратура его снова закрывает. При всем честном народе и абсолютно «не палясь». А владелец нелегального бизнеса Иван Назаров из-за решетки пишет слезные письма президенту.


Все больше и больше история о подмосковных казино и причастных к нелегальному бизнесу прокурорских работниках напоминает скверный анекдот. Причем такой, какой нельзя рассказать в приличном кругу - даже привыкшую ко всему российскую общественность еще можно шокировать. Например, наглостью, с которой Генпрокуратура, разобиженная за «честь мундира», мешает Следственному комитету толком расследовать, кто виноват в том, что в Подмосковье преспокойно работала целая сеть незаконных игорных заведений. СК не успеет выдвигать против владельца нелегального бизнеса обвинения - прокуратура «прихлопывает» уголовные дела одно за другим, твердо нацелившись не довести Ивана Назарова до суда.

Читайте также: Подмосковные казино: моя милиция меня бережет

Напомним, что в феврале этого года следствию удалось раскрыть крупную сеть подпольных игорных заведений в Подмосковье, принадлежащую Ивану Назарову. Во время обысков были найдены записи и фотографии, ясно свидетельствовавшие о нежной дружбе нелегального бизнесмена с подмосковными прокурорами и полицейскими. И явные доказательства «крышевания» незаконного бизнеса. Прокуратура яростно сопротивлялась тому, чтобы Назарову, пока ведется следствие, назначили мерой пресечения заключение под стражу. Тем не менее, суд принял решение - отправить обвиняемого за решетку до 15 апреля. Но в рукаве, как известно, частенько остается козырь. У Следственного комитета истекает время, чтобы пришпилить «бизнесмена» каким-нибудь веским обвинением. Что бы они против него ни выдвигали - прокуратура не дает делу хода.

Видимо, не успевшая упорхнуть вовремя птичка может прочирикать на суде слишком много интересного. Например, о своих плотных связях с подмосковными прокурорами, «крышевавшими» подпольные казино. Иначе невозможно понять слоновье упрямство Генпрокуратуры. Ведь не невинный страдалец - глава нелегального бизнеса попал за решетку. Но теперь сам Назаров может подвести своих благодетелей. Пока те, не жалея пота, «отмазывают» бизнесмена от тюрьмы, он на голубом глазу признается - да, дружил с прокурорскими, еще как дружил.

Читайте также: Сцепившиеся силовики получили предупреждение президента

И не на допросе признается, никто его табуреткой не бил. Сам, добровольно - в письме президенту. Нашел-таки высшую инстанцию, куда можно «пожалобиться» на негодяев из СК. В своем письме Назаров патетически «взывает к милосердию» Дмитрия Медведева и просит пожалеть его - простого честного бизнесмена, попавшего между молотом и наковальней двух силовых ведомств.

1369.jpeg«То, что я стал жертвой политической борьбы двух уважаемых силовых ведомств, призванных защищать закон и правопорядок - ни для кого не секрет. В прессе и на телевидении, несмотря на Ваш прямой призыв прекратить подобную агитацию, продолжается взаимный обмен разоблачениями и «сливами», в то время как до меня, простого коммерсанта из г. Пушкино Ивана Назарова, никому и дела нет», - жалуется Назаров. При этом как-то забывая напомнить президенту, что вообще-то является не только чистым ангелом, но еще и организатором нелегального бизнеса.

«Особенно я не интересен следователю Колобовой Снежанне Николаевне, которая сообщила мне, что я всего лишь друг её врагов (прокуроров), и поэтому я из Лефортово никогда не выйду. Слишком большая цена за дружбу с уважаемыми мною людьми, но я готов её платить, хотя для того чтобы выпустить меня на свободу, следователь Колобова просит самую малость - дать лживые показания против, ни много ни мало, всего прокурорского корпуса Московской области», - собственноручно прописал Назаров, ввергая своего читателя в когнитивный диссонанс.

Иными словами, «меня просят дать лживые показания, что я дружу с прокурорами Московской области, но я лучше сгнию за решеткой и никогда не дам такие показания, потому что я с ними дружу». Назаров что - не знает, что его прокурорских «друзей» трясут за слишком близкие отношения с главой нелегального бизнеса?

Запутавшись в том, хочет он топить своих прокурорских друзей или все-таки из благородства не хочет, Назаров живописует ужасы своего тюремного заключения. «Не интересен я ей (следователю) стал после того, как отказался пойти на сделку со своей совестью и попал в камеру, где содержались террористы и изменники Родины».

Что такого ужасного сделали с нынешним пристанищем бизнесмена пресловутые террористы и изменники Родины? Расписали его нехорошими словами, рядом с которыми чистому душой Назарову неприятно даже находиться? Или он боится, что, побывав в их камере, автоматически получит аналогичный статус в глазах правосудия? Немножко похоже на желание «примазаться» к чужой уголовной славе - ведь как ни крути, а мелковато его дело-то. Недостойно того, чтобы греметь на всю страну.

Назаров жалуется на «смехотворные» обвинения в его адрес и патетически вопрошает президента: «за что же я сижу в тюрьме?» Действительно, и за что бы владельцу незаконного игорного бизнеса сидеть за решеткой? Его оттуда нужно выпустить с извинениями и вернуть все конфискованное нелегальное имущество.

«...я продолжаю находиться за решёткой забытый всеми, в том числе и следователем Колобовой, которая никаких следственных действий с моим участием не совершает, но передаёт через моих адвокатов, что я не выйду из изолятора, что она будет вешать на меня всё новые и новые дела. Именно эту ситуацию общество и может наблюдать, открыв Интернет», - в третий раз жалуется на невнимательность госпожи Колобовой Назаров.

Неясно только, как сочетается в одном абзаце и одной голове «забытый всеми» и ситуация, которую всякий может «наблюдать через Интернет». Одно из двух: или Назаров томится в Лефортово, забытый внешним миром, как граф Монте-Кристо, или он является объектом пристального внимания всего интернет-сообщества. Видимо, и та, и другая роль так ужасно нравятся подмосковному «бизнесмену», что он не видит коренного противоречия в своих словах. Бедный покинутый всеми узник, к которому прикованы тысячи глаз и за которого дерутся Генпрокуратура и СК!

«Дмитрий Анатольевич! За время нахождения здесь я много узнал об уголовном праве, а также о том, что Вы объявили о либерализации Уголовного Закона. Если я в чём-либо виноват, то готов предстать перед судом и понести наказание. Но я взываю к Вашему милосердию и к Вашей справедливости и прошу вмешаться в это дело как гаранта Конституции и дать указание прекратить моё содержание в неволе по необоснованному обвинению», - снова сводит воедино абсолютно несовместимые понятия Назаров. К милосердию взывает тот, кто виноват и просит пощады. К справедливости - невиновный. Судя по тому, что за решеткой Назаров вдумчиво читал Уголовный кодекс и надеется на его либерализацию - сам себя невинным агнцем он явно не считает. Но зачем он тогда пытается убедить в этом президента?

Впрочем, пока Назаров тщится придать себе весомости, являясь в действительности просто мелкой сошкой, между Генпрокуратурой и СК ведутся разборки посерьезнее. Там никто жалобные письма президенту не пишет - лупят друг друга почем зря из тяжелых орудий. Не успел СК 25 марта завести уголовные дела против прокуроров Ногинска и Клина, обвиняя их в получении крупных взяток от Назарова, как прокуратура прикрыла эти дела - не прошло и нескольких часов. Следующий ход СК - попытка обжаловать закрытие дел.

Все больше и больше эти выпады напоминают дурную бесконечную игру с двумя картами, одна из которых постоянно бьет другую. После чего противники берут карты обратно в руки - и начинается по новой. СК это, в конце концов, надоело - и там заявили, что дело о подмосковном игорном бизнесе из управления по Московской области уходит в ГСУ СК РФ. Видимо, как в структуру, сильнее защищенную от «влияния» прокуратуры. Следователи пояснили - для "всестороннего и объективного расследования". «Пока переданы два уголовных дела, - пояснил официальный представитель СК РФ Владимир Маркин. - По факту организации Иваном Назаровым азартных игр на территории подмосковного Пушкина и по факту мошенничества при незаконной организации игр в Сергиевом Посаде».

1370.jpeg«Только за февраль-март этого года прокуратура вынесла восемь постановлений об отмене уголовных дел, фигурантами которых являлись высокопоставленные сотрудники областной прокуратуры, - пояснил решение передать дело в ГСУ СК Владимир Маркин. - В пятницу вечером заместитель генерального прокурора отменил уголовные дела в отношении первого зампрокурора области Александра Игнатенко, начальника управления подмосковной прокуратуры Дмитрия Урумова, прокурора Ногинска Владимира Глебова и прокурора Клина Эдуарда Каплуна, а также помощницы Ивана Назарова Аллы Гусевой. Этой отменой были прерваны неотложные процессуальные и следственные действия: обыски и ходатайства об избрании для подозреваемых меры пресечения».

А заместитель прокурора Мособласти Михаил Можаев самолично приехал в суд, где в это время решался вопрос об аресте ногинского прокурора Владимира Глебова. И едва ли не силой вырвал своего коллегу из рук правосудия. Как рассказал один из участников заседания, представитель следствия направился было к судье, чтобы представить ему ходатайство об аресте, но зампрокурора Мособласти буквально пригвоздил его к полу окриком: «Куда пошел? Стоять!».

Впрочем, невзирая на переход в ГСУ СК, дело все-таки может зайти в тупик. СК собирается потребовать у генпрокурора Юрия Чайки отменить решение его заместителя Виктора Гриня, который и закрыл уголовные дела в отношении подмосковных прокуроров. «Если же и генпрокурор нам откажет, то расследование окончательно зайдет в тупик, - сказал один из следователей. - Согласно действующему законодательству, оспаривать решение главы надзорного ведомства в суде следствие не может. В итоге получается, что из-за межведомственной конфронтации мы и так упустили драгоценное время, а сейчас и все это громкое дело оказалось на грани развала».

А на Юрия Чайку надежды, прямо скажем, мало. Ведь это и его «честь мундира» тоже. Тем более Чайка уже отвергал подобные требования СК, когда его подчиненные закрывали уголовные дела в этой темной истории. Что же остается следствию? По примеру Назарова - писать слезные письма президенту? Надеяться на чудо - содействие главного прокурора страны? Или демонстративно, при всем народе, признать - глядите, мы сделали, что могли. Но в нашем обществе есть избранная каста, против которой не властен никакой закон.

Дарья Сивашенкова
Код для вставки в блог


Рубрики

Культура, Наркотрафик, Наука, След в истории
Новости партнеров