Курсы валют: USD 27/05 56.756 0.6859 EUR 27/05 63.6689 0.6573 Фондовые индексы: РТС 10:18 1075.34 0.21% ММВБ 10:18 1938.96 0.24%

"Тихому Дону" вернули эротику и правду

Культура | 22.03.2011


Роман Михаила Шолохова "Тихий Дон" вернется в первозданном виде: с сочувствием казакам и критикой в адрес красноармейцев, с пролетарской эротикой. На протяжении всей советской истории цензоры уродовали текст великого произведения, вырезая и вставляя слова, фразы и абзацы. Теперь оригинал восстановлен, это книга без купюр и инородных элементов, чуть-чуть длиннее и правдивее той, что нам доводилось читать. Она уже отдана в печать Международным Шолоховским комитетом и будет опубликована в Харькове.

Надежда Кузнецова, сотрудница дома-усадьбы Михаила Шолохова в станице Вешенской, как-то вспоминала, что когда при ней журналисты спросили писателя, какое издание "Тихого Дона" ему больше нравится, он ответил: "Первое". И улыбнулся.

Публикация романа в литературных журналах началась в 1928 году, когда он еще не был дописан до конца. Каждый редактор считал необходимым вносить в текст свои коррективы. Та же участь постигла первое полное издание и все последующие, появлявшиеся в советские годы. Часть цензурных правок в зависимости от курса партии отменялась, но большинство дожило до развала СССР.

Однако и после крушения коммунистической идеологии издать эпопею Шолохова в первозданном виде долго не удавалось. Как отмечал автор большого исследования "Тихий Дон" и политическая цензура. 1928-1991" профессор Принстонского университета Герман Ермолаев, для этого нужно было проделать очень кропотливую работу, сравнивая между собой все существующие в печатном виде тексты. Ведь целиком рукопись романа не сохранилась. Найденные чудесным образом в 1999 году оригиналы первой и второй книги - только половина всего произведения.

За исполнение сложной задачи взялся Международный Шолоховский комитет, который возглавляет сейчас Андрей Черномырдин (сын Виктора Черномырдина). По его заказу наконец подготовлено первое в истории издание "Тихого Дона" без купюр. "В 2003-м мы приступили к работе, восстанавливали роман буквально по буквам. Выяснилось, что цензура вычеркнула из романа более 1800 слов и внесла 15 000 правок", - рассказал писатель Александр Стручков.

Труднее всего было отловить мелкие и на первый взгляд незначительные правки: "принаряженные бабы" вместо авторских "три наряженные", "ну что, начнем" вместо "нагнем". "В лазарете" восстановители текста заменили на шолоховское "в лагорете" - казачье понятие, возникшее еще во время войны с Наполеоном. Так казаки называли место отдыха, потому что в Париже на Елисейских полях, празднуя победу, пили вино "Шато Лагорет".

"Исчезла из романа и совершенно безобидная глава, в которой героиня Анна Погудко мечтает о том, как будет жить, когда выйдет замуж, какие у нее будут занавесочки и герань на окнах. Большевики посчитали это мещанством", - отметил Стручков.

1332.jpegГерман Ермолаев, изучая роман, обнаружил около 400 вставок и изъятий. Большинство из них касались корректировки образов большевиков. Шолохов сделал их слишком чувственными, что, на взгляд цензоров, принижало героический облик борцов за справедливость.

Так, возлюбленная Ильи Бунчука Анна Погудко после одной из правок перестала отличаться "волнующей созвучием гармонией", и герой вместо восхищения ею перешел на флирт. У Шолохова он заговорил "сорвавшимся, хриплым голосом", а у цензора - "с пафосной шутливостью". Ермолаев курсивом выделяет все, что было дальше вымарано большевистской редактурой:

"Легла рядом. Горячие ноги ее дрожали в коленях. Опираясь на локоть, привстала, палящим шелестом ему на ухо:

- Я пришла к тебе, только тише... тише... мама спит... (удалено в 1933 году).

Она нетерпеливо отвела со лба тяжелую, как кисть винограда, прядь волос, блеснула дымящимся синеватым огоньком глаз, грубовато, вымученно прошептала:

- Глупо хранить какую-то девственность, когда (удалено в 1929) не сегодня - завтра я могу лишиться тебя... Я хочу тебя любить со всей силой, и жутко (вычеркнуто в 1956) содрогнулась от собственной решимости: - Ну, скорей!

Бунчук целовал ее поникшие непочато-тугие прохладные груди, гладил податливое тело (в 1933 удалено) и с ужасом, с великим, захлестнувшим все его сознание стыдом, чувствовал, что он бессилен".

Сам Бунчук в описании Шолохова выглядел "серо, буднично", имел вид человека "неприглядного", но эти эпитеты были выкинуты.

Что примечательно, гулену Дарью Мелехову, как жене "врага", цензоры оставили более раскованной и даже позволили соблазнять свекра.

"Причесали" редакторы и образ Мишки Кошевого. Его в авторском тексте повсеместно сделали Михаилом, чтобы, избавив от уничижительного для большевика суффикса, придать герою солидности. Из-за этого полностью исчезла авторская линия развития образа через обращения к герою - от свойского Мишки, как его называют в начале книги, к отчужденному Михаилу и совсем уж постороннему Кошевому.

Кроме того, заботливой рукой моралистов были вычеркнуты такие неприглядные характеристики как "он ить с Ерофеевой снохой... Она жалмерка, гуляет" и "крыл бы и летучую и катучую, лишь бы красивая была... А то с большого ума приладили жизню: всучут одну тебе до смерти - и мусоль ее... нешто не надоисть. Ишо воевать вздумали, и так...".

Вымарывались и описания бессмысленной жестокости большевиков. Бунчуку не разрешили рассуждать о "войне на истребление" без всякой жалости, а Петру Мелехову - рассказывать об ужасах красноармейских расправ: "На фронте лютуют, бывало, как попадется им офицер, смываются. Я под Воронцовкой видал, што они сработали из пленных офицеров". Цензура "запретила" красноармейцам насиловать казачек. Исчезла фраза бойца, поверившего, что у Натальи Мелеховой тиф: "Ну счастье ее! Была бы здорова, мы бы ее распатронили".

В соответствии с указом начальника Главлита от 1934 года "вступить в решительную борьбу с грубым, ругательным и блатным лексиконом" роман Шолохова прошел очистку от нецензурщины. После проверки на политкорректность оттуда также исчезли жиды и хохлы, а казаки перестали быть национальностью.

Одно время из текста упорно изымали Троцкого, потом эту фамилию вернули. С 1953 по 1956 год в "Тихом Доне" отсутствовали три беглых упоминания о генерале Алексее Брусилове из-за его антиленинских мемуаров, обнаруженных в Германии. Хрущев объявил их фальшивками, созданными женой полководца, и "реабилитированный" Брусилов вернулся на страницы романа.

1331.jpegПо мнению историка Роя Медведева, который долго сомневался в авторстве Шолохова, этот роман получился у пролетарского писателя таким противоречивым и свежим потому, что в момент его написания у Михаила Александровича еще "не было никакой идеологии". "Мучительно решал вопрос сам Сталин. Он не понял "Тихого Дона". 12 раз он встречался с Шолоховым. Ни с одним писателем Хозяин столько не встречался", - отмечал Медведев год назад, когда страна отмечала 105-летие со дня рождения Шолохова.

Теперь, без приукрашиваний и купюр, "Тихий Дон" станет еще более ценным свидетельством событий, происходивших на Юге России в начале прошлого века. Первая тысяча экземпляров книги появится уже в начале апреля, ко дню рождения Виктора Черномырдина. В течение двух лет харьковское издательство "Глобус" обещает выпустить 100 000 книг и отправить их в украинские и российские библиотеки.

Светлана Болотникова
Код для вставки в блог

Новости партнеров