Курсы валют: USD 28/03 57.0233 -0.4014 EUR 28/03 61.9615 0.0979 Фондовые индексы: РТС 18:50 1114.66 -0.89% ММВБ 18:50 2013.16 -1.30%

Люк Тюйманс: муки и смерть – тоже искусство

Культура | 14.03.2011


Бельгиец Люк Тюйманс - один из наиболее значительных и влиятельных современных художников. Его картины доставляют не удовольствие, а страдание, в них возникают темы насилия, банальности, жестокой реальности, зла. Газовая камера, мертвая женщина в ярких очках, рентгеновский снимок позвоночника - Тюйманс делает произведения из чего угодно. Они берут за душу и вызывают нервную дрожь, от которой по коже бегут мурашки. Специально для NewsInfo художник рассказывает, зачем пугает и мучает зрителей.


Он родился в Бельгии, начал изучать изобразительные искусства в Sint-Lukasinstituut в Брюсселе в 1976 году, и кроме этого - историю искусства в Vrije Universiteit. Спустя девять лет, в 1985 году, состоялась первая его выставка. А первый вернисаж в США открылся еще через десять лет - в 1995 году в Чикаго.

Сегодня Тюйманс живёт и работает в Антверпене. Изюминка этого художника - в эффекте наброска, выполненного акварелью или гуашью, сохраняющего блеклость и небрежность изображения. Недаром некоторые его работы были представлены на выставке "Триумф живописи" в галерее Саатчи в Лондоне.

- За 32 года активного творчества вы представили миру 75 картин... В чем уникальность Люка Тюйманса? Почему посмотреть на ваши полотна съезжаются люди со всего мира?

- Возможно, потому что своими произведениями я не углубляюсь в историю, а обращаюсь к детализации отдельного портрета или образа. Мои работы несут сильное эмоциональное напоминание о потерянных жизнях и тяжелых моментах истории. Для меня важно посвящение в работу, сосредоточение на ней. Когда я чувствую, что в данный момент нет вдохновения, я беру паузу и могу вообще не творить. В моей жизни бывало подобное, когда я брал творческий перерыв длиною в четыре года. И я считаю, это правильно. Зачем плодить отписки, отрисовки? Нужно каждую картину пропускать через себя, чувствовать ее, представлять в своем воображении. Просто жить ею.

- Люк, в своих картинах вы описываете страшные вещи: холокост, бесчеловечность бельгийской колонизации Конго, события 11 сентября в Америке... Что движет вами при выборе подобных тем?

1289.jpeg- Моя цель - не обращаться к фактам исторических событий с желанием воспроизвести их на холсте, нет. Меня больше интересуют мучительные моменты и детали произошедшего. Я люблю балансировать на грани, но при этом все же сохраняю дистанцию, держусь на расстоянии вытянутой руки. Понимая смысл сказанного мною, люди должны осознать, как много времени мне потребовалось, чтобы вообще начать творить подобное. Рисунки, зарисовки, фотоснимки, Интернет... Я и не пытаюсь скрывать источники, откуда черпаю материал для своих работ. Для меня всегда было важно уметь отобрать и найти что-то такое, что еще прежде никогда не было изображено на рисунке - так ярко, четко и настолько правдоподобно. Очень жаль, например, что моя картина "Газовая камера" не выставляется в Брюсселе. Какой смысл тогда вообще приходить на выставку, когда суть моего жанра не показана четко? В чем особенность восприятия Люка Тюйманса? Для меня это своего рода вызов.

- Кто-то сказал, что вы можете так изобразить на бумаге болезнь и страдания, как не в состоянии испытать их даже самый тяжело больной и отчаявшийся человек...

- Это сказал Жан-Поль Джанго - известный швейцарский коллекционер. Работая над подобными картинами, я в первую очередь пытаюсь разобраться в симптомах конкретной болезни. Много об этом читаю, общаюсь с людьми, которым были поставлены определенные диагнозы, и лишь потом переношу накопленный материал из своего воображения, подкрепленный реальными примерами, на холст. За счет этого я не выгляжу пустословом, мои картины заставляют чувствовать, сопереживать и страдать. Для меня как художника главное здесь - эмоции.

1291.jpeg- Вас считают современным последователем фламандского живописца Яна ван Эйка...

- Я родом из Антверпена. Здесь все пропитано творчеством Рубенса. Поэтому все местные художники так или иначе испытали влияние этого великого человека, его гения, пусть даже чисто формальное. Именно поэтому я, будучи нонконформистом, предпочел быть последователем Яна ван Эйка, чьи работы мне намного ближе и чей вклад в развитие фламандской живописи эпохи раннего Возрождения я считаю более значимым и уникальным. Мне кажется, он навсегда останется великим художником эпохи раннего Возрождения. Я ни в коем случае не заявляю, что рисую и творю как Ян ван Эйк, и у меня нет ни малейшего намерения подражать ему. Просто его страсть и стремления в творчестве невероятным образом воодушевляют меня.

- Помимо художественного творчества, вы выступаете хранителем выставки в Брюгге под названием "От Ван Эйка до Дю́рера". Этим вы пытаетесь привлечь дополнительное внимание к своей персоне?

- Отнюдь. Меня пригласили представить свою выставку "Взгляд на центральную Европу" ("Perspective on Central Europe"). Я согласился принять это предложение - так же, как и в 2001 году, когда франкоговорящий художник пригласил меня представлять Бельгийский павильон на Биеннале в Венеции. Или в 2007 году, когда я сотрудничал с выставкой в Пекине под руководством куратора Йу Хуи.

- Вам очень близко творчество бельгийского художника Вима Дельвойа. Планируете ли вы создать своего рода современное фламандское движение художников?

- Совсем нет. Мы с Вимом просто хорошие друзья. У нас с ним невероятно много общего, в том числе и по части творчества. Но, тем не менее, мы никогда не утверждаем какие-либо стандарты в живописи. Было бы просто смешно создать творческое движение внутри одного региона. И вообще в бельгийцах зачастую видят совершенно не тех, кем они на самом деле являются. На нас часто смотрят сквозь призму искаженного освещения импрессиониста Джеймса Энзора. Или все чаще ассоциируют с нашим земляком, сюрреалистом Рене Франсуа Гисленом Магриттом. А это огромная ошибка: мы же самые настоящие реалисты с весьма активной жизненной позицией.

Олеся Бускенс-Гольцева
Код для вставки в блог

Новости партнеров