Курсы валют: USD 17/01 59.6067 0.2367 EUR 17/01 63.2308 0.1086 Фондовые индексы: РТС 18:50 1151.05 -0.62% ММВБ 18:50 2189.07 -0.28%

В списке ценностей Чаплина Бог не значится

Общество | 26.01.2011


Синодальный Отдел по взаимоотношениям Церкви и общества, возглавляемый протоиереем Всеволодом Чаплиным, продолжает выдавать идеи одна другой краше. Не успели затихнуть споры по поводу дресс-кода, который отец Всеволод предложил вводить повсеместно, как родилась новая идея - создание Свода российских вечных ценностей. Это творение уже представлено на суд народа с призывом дополнять и исправлять. Если не знать, что разработанный документ родился в лоне Русской православной Церкви, то ни за что об этом не догадаешься.


Свод вечных российских ценностей - это список из восьми пунктов, без которых, по мнению Отдела, не стоит земля, и нет российской идентичности. Собственно, сам Свод так и называется - "Вечные ценности - основа российской идентичности".

Сами по себе они не производят дурного впечатления - да, признаться откровенно, вообще никакого впечатления они не производят. Общий смысл - "за все хорошее против всего плохого", без какой-либо конкретики. Кто, скажите на милость, не знает, что свобода, достоинство, справедливость и солидарность - это хорошо и ценно?

Вопросы начинаются именно тогда, когда вспоминаешь, чьего авторства этот документ. Если бы Свод написали функционеры "Единой России" - претензий бы не было, от них ничего другого и не ждешь. А вот то, что под Сводом стоит подпись Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества - вызывает некоторое недоумение. Позвольте, хочется спросить, изучив Свод ценностей с первого по последний пункт - это то, что Церковь ставит во главу угла? И именно в такой последовательности?

"Интерфакс-Религия" цитирует список великих русских ценностей:

"Возглавляет список справедливость, понимаемая как политическое равноправие, честность судов, ответственность руководителей. Справедливость в понимании авторов документа реализуется как социальные гарантии, она требует преодоления бедности и коррупции и предполагает достойное место для каждого человека в обществе и для всей нации в системе международных отношений. Согласно этому принципу, распределение ценностей - духовных и материальных, созданных трудом людей, должно быть справедливым и заслуженным.

Вторая ценность - свобода, причем речь идет о личной и индивидуальной свободе - свободе предпринимательства, свободе слова, вероисповедания, выбора места жительства и рода занятий, о свободе общей, национальной - о самостоятельности, независимости, самобытности российского народа.

Третья ценность - солидарность, понимаемая как способность разделить с другими бремя их забот, трудности, болезни, скорби, а также общенациональная солидарность как сила, связывающая народ, обеспечивающая единство нации, ее целостность, жизнеспособность.

Четвертая ценность - соборность, под которой подразумевается единство власти и общества в работе на благо страны и людей, единство разнообразных культур, гармоничное сочетание духовных устремлений и материальных интересов личности и общества, нравственная ответственность личности перед ближними и обществом.

Пятая ценность - самоограничение и жертвенность, то есть отказ от эгоизма, потребительского отношения к ближним и окружающему миру, способность жертвовать личным ради блага ближнего и Отечества.

Следующая ценность - патриотизм, вера в Россию, глубокая привязанность к родному краю, его культуре, готовность трудиться ради Родины.

Далее следует ценность блага человека, его благосостояние и достоинство. Духовное и материальное благополучие человека понимается как основной приоритет социального развития и соблюдение прав человека.

Завершают список семейные ценности - любовь и верность, забота о младших и старших".

Повторю еще раз: сам по себе список неплох. Все вышеперечисленное - действительно важные и нужные вещи и понятия: и свобода предпринимательства, и соборность, и справедливость, и патриотизм. Загвоздка в ином. С чего бы православной Церкви ставить во главу угла понятия, которые вовсе не являются ключевыми в христианстве?

В Новом завете нет ни строчки про ценность свободы предпринимательства, политическое равноправие или благосостояние человека. Зато в Библии на первую ступень ставится любовь, которая в церковном списке оказалась на последнем месте - в одном ряду с верностью и заботой о младших и старших. Создается полное впечатление перевернутой пирамиды. И буквально оторопь вызывает то, что в документе, составленном людьми церковными, нет ни слова про Церковь, христианство и Христа. Ни единого словечка.

Это вызвало и недоумение, и раздражение в блогосфере, в том числе - среди ее православных участников. Складывается впечатление, что стремление Церкви говорить на одном языке с обществом и стать максимально доступной для всех приводит к тому, что Церковь то ли стесняется, то ли боится говорить о Христе. И она молчит о Нем - чтобы никого не задеть и не оттолкнуть. Одновременно "подлаживаясь" под ценности своих "расхристанных" собеседников.

Но в чем, в таком случае, принципиальное отличие Церкви от той части общества, с которой ей следует "взаимосвязываться"? И в чем тогда смысл, суть и соль Церкви, чьей задачей во все времена в первую очередь была проповедь Христа?

Словам о Боге нашлось место даже в российском гимне, написанном человеком вполне светским. Тем более странно, что Христос, по мнению Церкви, не попал в список приоритетных ценностей для России. Тем более что сам протоиерей Всеволод Чаплин заявил, будто критерием истинности вышеприведенных ценностей была "их укорененность в Божией правде и в том опыте жизни, который, несмотря на все консервации и модернизации, оставался для России константой". Как можно укореняться в Божьей правде без Бога - остается загадкой, ответ на которую ведом лишь самому Чаплину.

Понятно желание Русской православной Церкви быть услышанной всем народом. И понятно ее стремление донести благие идеи даже для тех, кто от христианства далек. Но нельзя не заметить, что такое заигрывание с равнодушным, по большей части, к вере населением ведет далеко не к лучшим последствиям. Например, к непременному лукавству. Не все ценности списка поверяются Новым заветом. Ну не учил Христос свободе слова.

И более того - без объяснения, как достигнуть всего перечисленного, пункты списка становятся не более чем трескучими фразами. Чем вызвать у людей желание пожертвовать собой, отказ от эгоизма, стремление разделить с другими боль и скорбь? У Евангелия есть ответ на этот вопрос.

А опубликованный Отделом по взаимоотношениям документ приводит на память анекдот про мышей и мудрого филина. Филин посоветовал мышам превратиться в ежиков, чтобы за ними больше не охотились лисы. Мыши оценили умную и резонную мысль, но спросили: мудрый филин, а как нам стать ежиками? "Не знаю, - ответил филин. - Я не тактик. Я стратег".

Дарья Сивашенкова
Код для вставки в блог


Рубрики

Культура, Наркотрафик, Наука, След в истории
Новости партнеров