Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 22.10.2017 : 57.5118
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 22.10.2017 : 67.8927
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 22.10.2017 : 75.5302
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 22.10.2017 : 45.0777

Общество

/image/article/9/9/1/991.jpeg

На Романовых крест не поставить

Дело, которое рассматривали, смаковали и обсуждали со всех сторон, закрыли 14 января 2011 года со следующей формулировкой: "Применение такой репрессивной меры было обусловлено тем, что бывший российский император, его супруга и дети - члены Российского Императорского Дома, с точки зрения органов государственной власти РСФСР, по классовым, социальным и религиозным признакам представляли опасность для советского государства и политического строя".

Примечательно, что еще в 2008 году Николая II и его семью реабилитировал президиум Верховного суда Российской Федерации. С одной оговоркой: расстрел осуществлялся от имени государства, а значит, не являлся уголовным преступлением. То есть, по сути, Басманный суд, который и рассматривал иск Марии Владимировны, утвердил решение вышестоящей инстанции.

Во-первых, все потомки Российского императорского дома, кроме ветки Кирилловичей, к которой и относится Мария Владимировна, признают праправнука Николая I, Николая Романовича, главой Дома Романовых, а значит, и его право на престол. В 1998 году он присутствовал на церемонии погребения останков Николая II, членов его семьи и слуг в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. Был одним из инициаторов перезахоронения вдовствующей императрицы Марии Федоровны, супруги Александра III, и во главе потомков Дома Романовых присутствовал на всех траурных мероприятиях в Копенгагене и российской Северной столице. Кроме того, он обладает огромным архивом информации обо всех членах династии. И, разумеется, не признает никаких прав за Марией Владимировной.

Во-вторых, Николай Романович о восстановлении институции Дома Романовых на исторической родине особо не распространяется, в то время как Мария Владимировна очень желает, чтоб императорский дом вернулся в Россию и был узаконен в некоторых правах. И, несмотря на неприятие республиканской формы правления, высказывалась о продлении срока президентских полномочий: "Говорить о восстановлении монархии преждевременно, однако необходимо, конечно, возрождать лучшее в наших традициях. Ограничение пребывания президента у власти в России двумя сроками является ограничением народного волеизъявления". Но преждевременно не значит нереально.

Согласно закону о престолонаследии, потомство императорской семьи, которое рождалось в морганатических браках, лишалось права преемственности на корону. Более того, Николай II хотел лишить Кирилла Владимировича, дедушку Марии Владимировны, всех прав на престол, поскольку тот связался с двоюродной сестрой Викторией Мелитой, которая к тому же не пожелала перейти в православие. Отступника спасли члены Государственного совета. Они прекрасно понимали, что очередь до поправшего гражданские законы Российской Империи "по всему человеческому рассуждению", никогда не дойдет.

992.jpegНо затем, после известных событий в 1917 году, остатки одной из могущественных династий в Европе и вовсе неожиданно оказались в изгнании, и кому тогда было дело до равноправного супружества? Но то-то и оно, что теперь до этого есть дело Марии Владимировне и ее сыну - Георгию. Он, кстати говоря, трудится в крупнейшей металлургической компании "Норильский никель". А какие теплые отношения связывают владельцев этого предприятия с федеральным центром - известно всем.

Можно предположить, что лояльность и интерес российского правительства и Русской православной церкви к Императорскому дому в целом и к Марии Владимировне в частности проявляется не только из сострадания к потомкам жертв политических репрессий. Несмотря на то, что в живых уже нет не только канонизированных членов императорской семьи, но и лиц, которые отобрали их жизни, кто-то до сих пор продолжает греть руки на чужом горе. А кто именно - покажет время.

Image

Как служилось в советском стройбате

«Королевские войска» или стройбат были настоящей легендой в СССР. Правда, скорее в плохом смысле слова – этого рода войск сторонились многие призывники, а военное руководство вообще выступало против его существования.