Курсы валют: USD 21/01 59.6697 0.3176 EUR 21/01 63.7272 0.5469 Фондовые индексы: РТС 18:50 1138.99 0.21% ММВБ 18:50 2159.96 -0.11%

Изъятие земель по закону поднимет сельское хозяйство?

Страна | 13.01.2011


Механизм изъятия сельскохозяйственных земель, если они используются не по назначению, окончательно легализован. Президент России подписал закон, совершенствующий нормативную базу в этой области. Новый правовой акт должен реально, а не только на бумаге, способствовать искоренению пустырей на месте бывших нив. В запущенности сейчас треть сельхозугодий в стране. Селяне, конечно, не ожидают сказочных перемен, а фермеры вообще считают, что закон облегчает скупку земель крупными, но не эффективными собственниками.


Только что подписанный Дмитрием Медведевым закон "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования оборота земель сельскохозяйственного назначения" облегчает изъятие необрабатываемых угодий. На первый взгляд, он должен избавить нас от созерцания заросших бурьяном полей и обеспечить народ продовольствием российского происхождения.

Действительно, правовой акт подразумевает, что если собственник не дал ума пашне за два года освоения и плюс еще три года полного простоя, то его землю попытаются продать на аукционе, за минимальную плату передать ближайшему сельхозпредприятию или просто изымут в фонд муниципалитета по номинальной (кадастровой) стоимости. Такая же участь постигнет тех землевладельцев, которые нарушают экологические требования и наносят угодьям ущерб своей деятельностью. За нецелевое использование и небрежное отношение к вверенному клочку земли хозяин будет расплачиваться штрафом.

В законе о совершенствовании правовой базы подробнее описаны механизмы выделения отдельных участков из общих массивов бывших колхозных и совхозных полей, переданных их работникам в 90-х годах. Вводится возможность отказаться от прав собственности на свою земельную долю.

Закон был принят Госдумой и одобрен Советом Федерации в конце декабря, а вступить в силу должен 1 июля этого года.

По мнению председателя общественной организации "Сельская Россия" Сергея Шугаева, новый закон пойдет на пользу сельскому хозяйству, но сначала только вокруг крупных городов.

969.jpeg- Возьмем Смоленскую область. Там куча заброшенных угодий, где земля никому не нужна, - рассуждает собеседник NewsInfo. - В законе указано, что изымаемая в судебном порядке земля должна оплачиваться по кадастровой стоимости тем, кто ее не использует. Откуда муниципалитет Смоленской области возьмет деньги на выкуп этой земли? Там все прекрасно понимают, что вовлечь эти земли в оборот без крупных инвестиций невозможно, а крупные инвестиции можно получить только путем всеобщего экономического развития. А вот в Московской области - да. Поезжайте по ней и увидите, что примерно треть сельхозземель вообще не обрабатывается, а еще треть обрабатывается только для вида: просто вспахивается. Закон направлен на борьбу именно с таким нерациональным использованием. У нас очаги развития сельского хозяйства находятся на Юге, где чернозем и хорошие погодные условия, и вокруг больших городов, где стоят теплицы. И как раз эти земли вокруг крупных городов будут вовлекаться в оборот. А уже от этих "точек роста" земельные отношения наладятся по всей России.

- Почему же сейчас земли вокруг Москвы, к примеру, не обрабатываются?

- Потому что кризис нас всех догнал. У нас приблизительно 15 крупных девелоперов, которые скупили всю землю в Московской области. Они планировали либо сельхозпроизводство, либо застройку. Но большинство этих проектов загнулось. У компаний просто денег нет.

- В таком случае, изъятие земель грозит и тем хозяйствам, которые из-за кризиса не могут засевать поля. Они лишатся территорий?

 - Нет, в законе указано, что изымается земля, если она не используется в течение трех лет. Необрабатываемая земля быстро деградирует, и ее надо восстанавливать минимум год. Законодатель пытается соблюсти баланс между интересами собственников, государства и чисто природными условиями, которые мы восстановить уже не сможем.

Сам правовой акт, отмечает Шугаев, не является принципиально новым, а лишь вводит четкие инструкции, как поступать с землей в том или ином случае. Вдобавок к прописанным деталям, закон содержит ссылки на пока не существующие постановления правительства, где будут определены критерии, по которым землю можно считать заброшенной или обрабатываемой с нарушением экологических требований.

Необходимость в уточнении законов возникла в связи с тем, что Россия, да и весь мир, в этом году испытали продовольственный кризис.

- Следующая осень у нас тоже может оказаться не легче из-за погодных условий. Потому что у нас в этом году снега было мало в ряде регионов, и урожай по озимым может быть раза в два меньше, чем мы прогнозируем. Возникнет проблема с зерном. А эти законодательные шаги направлены на то, чтобы активизировать земельный рынок, введение земель в оборот и увеличить продовольственный рынок,- убежден глава "Сельской России".

Ранее представитель Минсельхоза Олег Аксенов приводил данные, что в нашей стране приносят пользу только 78 млн гектаров сельхозземель. Еще 16 млн гектаров находятся под паром, а более 20 млн гектаров не используются по назначению.

Оптимизм по поводу нового закона не разделяют в Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов (АККОР). Представитель филиала этой организации в Ростове-на-Дону Александр Родин считает, что действие закона об обороте земель надо вообще приостановить как минимум на год, а не упрощать его новыми правовыми актами, как это сделано сейчас. Дело в том, что облегчение продажи и скупки сельхозугодий, по его словам, пролоббировали крупные собственники. А они преследуют единственную цель - извлечение прибыли. Это не способствует эффективному, рациональному и экологически чистому обращению с землями.

970.jpeg- На земле все-таки должен работать крестьянин, который проживает на данной территории и который никуда не уедет и будет своих детей и внуков воспитывать на этой земле, - отметил Родин в разговоре с NewsInfo. - Практически во всех развитых странах сельское хозяйство носит семейный характер. Основа земельного и сельскохозяйственного законодательства - это семья. У нас в 90-х годах это тоже все затевалось с семейных позиций, так как советская система крупных хозяйств показала свою несостоятельность из-за отсутствия личной заинтересованности работников. Производительность труда была в несколько раз ниже, чем у западных фермеров. Но сейчас этот разрыв еще больше увеличился, потому что крупные агрохолдинги, создавая необъятные латифундии, занимаются в основном растениеводством, и ничего хорошего у них не получается. Без животноводства сельского хозяйства не бывает. И выход продукции, и валовый доход с гектара без животноводства как минимум в два раза ниже, чем могла бы дать эта земля. Неэффективность такого хозяйствования недавно признал даже создатель крупнейшего холдинга "Интеко-Агро" Виктор Батурин.

Родин считает, что прежде чем пускать сельхозземли в оборот, надо бы ограничить возможности новых русских феодалов. Установить максимальную арендную плату не выше трех земельных налогов и ввести лимит в 10 процентов земель сельского поселения для одного собственника. Пока что этот порог составляет до 30 процентов района.

- Поэтому сейчас существуют такие латифундии. Про губернатора Краснодарского края Александра Ткачева вы наверное слышали, что он оказался крупнейшим собственником в Европе. 200 тысяч гектаров земли у него в собственности. И изменения в нынешние законы, которые обсуждались в течение трех лет, внесены в интересах таких собственников. Если же закон об обороте приостановить, то все будут заинтересованы побыстрее внести наши предложения по ограничениям, - полагает фермер.

Неэффективность использования земли агрохолдингами - еще даже не самое страшное последствие. Гораздо хуже то, что владельцы из Москвы и других крупных городов не могут так относиться к своему делу, как местные фермеры. Они не переживают и не реагируют на малейшее изменение погодных условий, ежедневно меняя задачи в зависимости от обстановки.

- Сельское хозяйство - это не станок на заводе. То подморозило, то пошел дождь, то продукция в цене упала. На все эти сложности с наибольшим эффектом реагирует собственник, находящийся на месте. Он думает в первую очередь о сохранении производства, а не об отпуске. Он понимает, что эта земля - его корни.

Кроме того, селяне, работая на "помещика", уже не чувствуют себя хозяевами и превращаются в наемных трудяг. При этом зарплата у них намного ниже, чем в городах. Вот они и покидают села в поисках более обеспеченной жизни.

Ну, а что касается закона об изъятии неиспользуемых земель, то он, с точки зрения Родина, бесполезен, ибо больше всего пустующих пашен там, где их просто невыгодно обрабатывать.

- Ну изъять, дальше что? Земля будет в собственности, скажем, сельского поселения. А кому они будут ее сдавать? Надо проводить целую систему мер, чтобы можно было заниматься сельским хозяйством в этих условиях, преференции для желающих заниматься бизнесом в глуши. А сейчас что там происходит... Вот показывали Пермскую, Ульяновскую области. Покупают там землю, вкладывают средства в строительство ферм, причем еще больше крадут при этом, потом привозят гастарбайтеров, обязанных за копейку работать в сельском хозяйстве. Кончается тем, что гастарбайтеры бросают это дело, животные подыхают, а хозяева терпят убытки. Так мы теряем территории. Коренное население уезжает в города, оставшиеся спиваются или вымирают, а взамен приезжают гастарбайтеры и живут потом по своим порядкам.  

Так что к проблеме неиспользованных земель, с точки зрения фермеров, следовало бы подходить с другого конца.Вместо ужесточения законов, может быть, лучше субсидировать тех местных предпринимателей, которые еще пока желают заниматься сельским хозяйством и душой болеют за свою родину?

Светлана Болотникова
Код для вставки в блог

Новости партнеров