Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 58.9325
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 68.6623
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 76.5828
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 46.5979

Мир

Image

Винтокрыл из будущего

«Вертолеты России» представили беспилотный конвертоплан – «помесь» вертолета с самолетом, унаследовавшую лучшие свойства от обоих своих прототипов. Сейчас новинка проходит летные испытания…

Image

Смерть в Linkin Park: шоу продолжается

«Самоубийство – это дьявол, который ходит по Земле меж людей», – написали в Twitter коллеги покончившего с собой рокера Честера Беннингтона. Имя этому дьяволу – слабость. На одной чаше весов популярность, музыка, деньги, жена-красавица из Playboy, шесть (!) детей. На другой – алкоголь, наркотики, депрессия. Почему перевесила вторая?

/image/article/9/6/8/968.jpeg

Миновало первое десятилетие двадцать первого века, но, как выяснилось, не для всех. Есть на нашей планете страны, наглухо застрявшие в прошлом. И жизнь там течет по законам, немыслимым для цивилизованного мира. Веротерпимость стала само собой разумеющимся условием сосуществования миллионов людей на Западе. А глядя на Восток, в самую пору вспомнить о первых веках нашей эры, Римской империи, гонениях на христианство и мучениках, не отрекшихся от Христа и заплативших за верность жизнью.

Жизнь Шоаиба Ассадулла, жителя города Мазари-Шариф на севере Афганистана, со вчерашнего дня напоминает сюжет фильма "Звонок". На этом свете ему осталось прожить всего одну неделю. Считая сегодня, уже шесть дней. Неделя - такой срок отвели ему на то, чтобы исправить "ошибку", которую он допустил. Он не убийца, не насильник и не вор. Вся вина состоит в том, что Шоаиб перешел из ислама в христианство. По законам Афганистана это карается смертной казнью. За оставление веры в Мохаммеда следует заплатить жизнью.

Читайте также: Аль-Каида заливает Восток христианской кровью

Эта дикая история напоминает о первых веках христианства в Римской империи, когда новообращенных хватали и требовали отречения. Но римские власти, как считали они сами, не посягали на христианскую душу - они не настаивали, чтобы человек всерьез вернулся "в лоно" отеческого язычества. Зачастую им довольно было того, чтобы христианин чисто формально принес жертву языческому божеству. "В душе" он мог продолжать верить во что угодно, лишь бы соблюдал внешние приличия. Но для христиан первых веков и это было невыполнимым условием. Самое формальное принесение жертвы считалось за отступничество. Поэтому они предпочитали умереть, но не покривить душой, "для виду" воскурив фимиам идолу.

Что уж говорить о том, когда от Христа понуждают отречься совершенно и полностью. Ведь исламский закон совершенно однозначен: смертью карается отречение от мусульманства, и чтобы остаться жить, надо в него вернуться. Ислам прямолинеен и не знает компромиссов. Впрочем, христианам они тоже неведомы. На сделки с совестью Евангелие не пускает.

Шоаиб Ассадулл показывает пример истинно мученической стойкости. Он не собирается отрекаться. Его история, молниеносно облетевшая земной шар, продемонстрировала, что такое истинная вера на самом деле. Западным христианам, зачастую сводящим всю веру к более-менее регулярной благотворительности и неохотным походам по воскресеньям в ближайший храм, есть о чем задуматься.

Показательна сама история заключения Шоаиба - она вполне библейская: предательство того, кому доверял. Шоаиб дал одному из своих друзей Библию, а тот пошел и донес на друга местным властям. Знал ли предатель, что преданному грозит смертная казнь? Знал, конечно. Повесится ли, следуя библейскому канону? А вот это вряд ли. Вероятно, еще за подвиг считает - как же, разоблачил врага народа.

Шоаиб сейчас в тюрьме, но и там не теряет радости, о которой писал некогда апостол Павел в Послании к филиппийцам: "Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь". Даже в мусульманской тюрьме он умудряется слушать христианские радиопрограммы. Единственное, за что он беспокоится - за семью, на которую может также обрушиться гнев мусульманских властей.

А что до самого себя, то силы новообретенной веры ему хватает не только для того, чтобы полностью положиться на волю Христа, но и передать привет всем афганским христианам - да и христианам всего мира.

"Хочу, чтобы народ знал, что моя вера сильна. Пожалуйста, молитесь обо мне, чтобы я выстоял. Я не боюсь смерти", - исповедует свою веру Шоаиб, уподобляясь и в мужестве, и даже в самих словах мученикам первых веков. Те тоже не боялись умереть.

"Я не могу жить без веры Христовой", - эти слова заключенного, услышанные всем миром, буквально ставят каждого, кто называет себя христианином в спокойной западной стране, перед тяжким вопросом: а я так смогу? А я - на такое способен? Моя вера - такова ли? Это действительно встряхивает и раскрывает глаза на себя: а не слишком ли я теплохладен, не проворонил ли я мою веру среди земных забот?

Недаром в первые века, когда христиан гнали и убивали, молодая Церковь не горевала о мучениках, а радовалась им. И изначально они звались "свидетелями". "Кровь мучеников - семя Церкви", - писал древний христианский апологет Тертуллиан, который жил во втором веке и воочию наблюдал, как, впечатленные мученическим подвигом, в Церковь приходили сотни и тысячи новообращенных.

Но все-таки хочется надеяться, что в этот раз история не кончится казнью. Полная готовность умереть, беззаветная вера Христу и без того привлекла внимание и к Шоаибу, и к христианству.

Международная христианская правозащитная организация "International Christian Concern" требует от афганских властей освободить новообращенного и призывает к такому же требованию все христианское мировое сообщество. Против людоедского закона о казни всех ушедших из ислама неоднократно выступали лидеры многих стран, в том числе США. Шансы на спасение Шоаиба есть: несколько лет назад другого приговоренного к смертной казни христианина Абдула Рахмана отпустили на свободу, сочтя невменяемым.

Но даже если Шоаиба назовут сумасшедшим в родной стране - он все равно останется героем для всего христианского мира. Ожившей иконой мучеников первых веков.