Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 21.07.2017 : 58.9325
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 21.07.2017 : 68.6623
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 21.07.2017 : 76.5828
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 21.07.2017 : 46.5979

Мир

Image

Винтокрыл из будущего

«Вертолеты России» представили беспилотный конвертоплан – «помесь» вертолета с самолетом, унаследовавшую лучшие свойства от обоих своих прототипов. Сейчас новинка проходит летные испытания…

Image

Смерть в Linkin Park: шоу продолжается

«Самоубийство – это дьявол, который ходит по Земле меж людей», – написали в Twitter коллеги покончившего с собой рокера Честера Беннингтона. Имя этому дьяволу – слабость. На одной чаше весов популярность, музыка, деньги, жена-красавица из Playboy, шесть (!) детей. На другой – алкоголь, наркотики, депрессия. Почему перевесила вторая?

Президент Белоруссии Александр Лукашенко обещает Евросоюзу, что Минск готов стать самым активным членом инициативы "Восточное партнерство". На первый взгляд, его желание финансово подпитать экономику страны вполне объяснимо. Но нужно понимать, что вслед за кредитами ЕС потребует от Минска трансформации государственного строя, а затем начнет создавать в республике мощное европейское лобби. О чем, кстати, уже говорят некоторые политологи. Готов ли "последний диктатор Европы" к такому повороту событий?

"Мы готовы быть самыми действующими лицами в "Восточном партнерстве", если этого хочет Евросоюз, но движение в этом объединении пока очень слабое", - констатировал Лукашенко, добавив при этом, что попытки Запада изолировать и ослабить Белоруссию за последние 15 лет были "контрпродуктивными". "Мы должны сотрудничать, мы живем в этом тесном и взаимозависимом мире, - заявил белорусский лидер. - Тем более, место нашего проживания - это одна и та же квартира, или один и тот же квартал, имя которому - Европа".

Лукашенко как бы намекнул Западу: он, в принципе, готов сделать выбор в пользу ЕС. Немудрено, ведь президент Белоруссии уже открыто говорит о том, что "вынужден" здороваться со своим российским коллегой Дмитрием Медведевым, хотя "не хочет этого делать", а Россия, мол, взяла и "похерила" Союзный договор.

Разговор о том, кто с кем не хочет здороваться и кто что "похерил", думаю, лежит в немного другой, человеческой плоскости. Сейчас речь о другом: идя на сближение с Европой в ожидании мощных вливаний в экономику республики и с расчетом на европейские энергоносители, белорусский лидер, похоже, забывает о тех сомнительных дивидендах, которые ему принесет "Восточное партнерство".

Да, в свое время Лукашенко с пеной у рта доказывал всем и, наверное, самому себе, что Минск - против "подкидывания" Европой вопросов демократии и других "вонючих вопросов" в рамках вышеобозначенной инициативы. "Уже дошли до того, что меняйте предвыборное законодательство, завтра выборы президента", - сокрушался он, уверяя, что внутренняя политика Белоруссии не имеет никакого отношения к "Восточному партнерству".

С годами Европа, как пишет эксперт Николай Радов, смирилась с четвертым сроком Лукашенко. Но от "вестернизации" сознания белорусов и усиления европейских ценностей в противовес идеям славянского единства Батьке, похоже, действительно не уйти. Естественно, при относительной жизнеспособности "партнерства", которое на данный момент представляет собой хоть и сырой, но отнюдь не благотворительный проект.

План "Восточного партнерства", который включает в себя 27 государств Евросоюза плюс шесть бывших советских республик (Азербайджан, Армению, Белоруссию, Грузию, Молдавию и Украину), был принят в декабре 2008 года на заседании Еврокомиссии. Предполагалось, что партнерство поможет "избранной шестерке" интегрироваться в экономику Европы. Поначалу звучали заявления об отмене визовых режимов и создании зон свободной торговли, однако затем в документах всплыл и такой пункт, как создание "южного энергетического коридора" в обход России. Похоже, именно этот компонент и был для Евросоюза базовым при разработке проекта.

В Москве о коварных замыслах старушки Европы прекрасно знали. Ведь попытками ЕС расширить сферы влияния - и политического, и рыночного - в соседних с Россией странах никого не удивишь. Как сказал постоянный представитель РФ при Евросоюзе Владимир Чижов, Москва и Брюссель как крупные игроки в глобальной экономике обречены быть и партнерами, и конкурентами, в том числе на рынках третьих стран. "Это вполне естественный процесс, - говорил Чижов. - Мы прекрасно понимаем, что у Евросоюза есть свои законные интересы, в том числе на постсоветском пространстве. Например, в сфере энергетики".

Впрочем, оценки перспектив "Восточного партнерства" с российской стороны оказались весьма сдержанными. По словам того же Чижова, не вполне понятно, откуда Евросоюз планирует брать дополнительные средства на реализацию инициативы (а это 600 миллионов евро). И в самом деле, еще до официального оформления у проекта возникли трудности. Связаны они были в первую очередь с тем, что республики чересчур воодушевились идеей безвизовых поездок в Европу и настаивали на реализации этого пункта "партнерства" как можно скорее.

Более того, многие страны ЕС также выступили против того, чтобы шесть государств-участников в итоговом документе именовались "европейскими странами", поскольку такая формулировка в определенном смысле дала бы им надежду на будущее членство в Евросоюзе. Из-за всего этого отношение к "Восточному партнерству" заметно охладело.

Да, угольки надежды в виде отдельных заявлений то и дело вспыхивают на этом пепелище. Одним из таких угольков стало нынешнее откровение Лукашенко. Но для "Восточного партнерства" оно погоды не сделает. Интересен в словах белорусского лидера только довольно-таки однозначный намек Европе на то, что она для Минска едва ли не ближе, чем Россия. Оценку действиям (а, вернее, намерениям) президента Белоруссии можно будет поставить лишь по прошествии времени. Но в любом случае, даже при самом благоприятном раскладе можно не сомневаться, что европеизация Минска достанется и Лукашенко, и белорусам слишком дорогой ценой.