Курсы валют: USD 25/03 57.4247 -0.0981 EUR 25/03 61.8636 -0.2323 Фондовые индексы: РТС 18:50 1124.66 0.03% ММВБ 18:50 2039.77 -0.55%

Культура под номером 94 говорит языком Хрущева

Культура | 19.10.2010


Нужна ли вообще культура государству? Такой вопрос вынес на повестку сегодняшних слушаний "Российская культура на тендере: что почем?" заместитель председателя Комитета Общественной палаты по сохранению и развитию отечественной культуры Сергей Абрамов. Государственные нужды для людей творческих тема больная, потому что быть на содержании само по себе неприятно, а если тебя содержат "впроголодь" и "по привычке" - обидно вдвойне. А именно так деятели культуры расценивают свое нынешнее положение.


Обвиняя в сложившейся ситуации принятый пять лет назад федеральный закон №94 "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", деятели культуры говорили и о сути, и о форме этого закона.

Министр культуры РФ Александр Авдеев считает, что тогдашняя попытка законотворцев разделить хозяйственную и творческую деятельность откровенно не удалась. Оскорбительно уже само название - ведь искусство служит не государству, но обществу.

И начальной целью закона была профилактика коррупции, но на деле он сработал фактически наоборот - стал, по мнению многих авторитетных лиц, самым коррупциогенным. Ранее такую точку зрения высказывали, к примеру, директор НИИ государствоведения и местного самоуправления доктор юридических наук Игорь Гранкин и председатель Счетной палаты РФ Сергей Степашин.

У деятелей культуры с этим законом свои счеты:

Андрей Бусыгин, замглавы Минкульта: "Он противоречит здравому смыслу".

Александр Калягин, худрук театра Et Cetera, актер и режиссер: "Глупость совершенная в отношении искусства, лучше в принципе освободить от него культуру".

Андрей Воробьев, директор Мастерской Петра Фоменко: "С принятием ФЗ №94 в нашу жизнь вернулась цензура, только уже не политическая, а экономическая".

Даниил Дондурей, главный редактор журнала "Искусство кино": "Химкинский лес - детское молоко, слюни по сравнению с последствиями 94-го закона".

Ольга Синицына, замгендиректора Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы им. Рудомино: "Никаких государственных денег не жалко, чтобы сэкономить государственные деньги". По ее словам, недобросовестные поставщики легко находят лазейки в законе - обманывают, а потом меняют название и снова подают заявки на конкурс. Сложнее всего тут с периодикой, ведь заполнять "дыры, образовавшиеся в подшивках по вине поставщиков-обманщиков, сложно и дорого. Впрочем, не намного лучше обстоят дела с книгами. "Мы попали в абсолютную ловушку с комплектованием. Не можем в техническую задачу заложить конкретную книгу. Пишем - "Анна Каренина" Льва Толстого или эквивалент. И желательно подешевле", - рассказывает Синицына.

Тут в полной мере срабатывает принцип "дешево и сердито". О соотношении цены и качества книжной продукции на слушаниях Общественной палаты рассказал Олег Бартенев, гендиректор издательства "Астрель". По его словам, сейчас черно-белое издание без иллюстраций в твердом переплете стоит от 70 до 450 рублей, а цветное иллюстрированное - от 300 до 4500 рублей. Естественно, библиотеки вынуждены заказывать себе самые дешевые варианты, которые приходят в полную негодность уже через три-четыре года. "Гадостные никому не нужные иллюстрации" - вот что получают читатели вместо таких шедевров, как, скажем, издание стихов Владимира Высоцкого с иллюстрациями Михаила Шемякина, которое библиотекам не по карману. Дорогие книги издаются малыми тиражами, по 500 экземпляров, чтобы обойти правило об обязательной рассылке. От такого тиража издатель раньше был обязан разослать в библиотечные фонды 16 экземпляров, сейчас эта норма вполовину меньше.

Да что там говорить, даже министр культуры - и тот опасается за государственные деньги, покуда их потоками "рулит" пресловутый 94-й закон. Сейчас библиотеки будут переводиться на ридеры, которые постепенно заменят бумажные книги. Принцип "дешево и сердито" в отношении электроники не работает абсолютно, а рынок наводнен дешевой китайской продукцией. И именно она, подозревает Александр Авдеев, поплывет в библиотеки с легкой руки недобросовестных поставщиков.

На сегодняшних слушаниях он предложил два пути решения проблемы - либо добиться вывода культуры из сферы действия закона, либо отредактировать сам закон с учетом специфики культуры. Возможность "расплеваться" с ненавистным ФЗ №94, по всей видимости, никто из присутствовавших всерьез не рассматривает, включая самого главу Минкульта. Поэтому говорил Авдеев в основном о втором варианте - переработке закона.

Во-первых, заявил он, нельзя допускать утечки персональных данных о лицах, передающих или продающих свои вещи в музейные фонды - "чтобы на Горбушке не появлялись потом CD с адресами коллекционеров".

Во-вторых, конкурсы на услуги страхования и перевозки музейных ценностей следует проводить в закрытом режиме, а реставраторов выбирать либо вообще не на основании конкурса, либо также на закрытом конкурсе со строгими ограничениями. Необходимо также устранить внутреннее противоречие, скрытое в шестой статье закона: там предписано распределять заказы на реставрацию по конкурсу, а заказы на консервацию и ремонт пускать с аукциона, однако на практике эти виды работ по отдельности не проводятся.

А 15-ю статью, предоставляющую малому бизнесу определенные преимущества при получении заказов, Авдеев предлагает изменить, поскольку крупные предприниматели часто используют ее как лазейку, "подделываясь" под малых и получая положенные им привилегии.

Кроме того, надо создать условия для развития детского кино и мультипликации. В Советском Союзе ежегодно производилось восемь часов мультфильмов, сейчас - всего сорок минут. "Здесь уже надо не с коррупцией бороться, а спасать эти направления", - воззвал к коллегам министр культуры.

Особое внимание он предложил уделить страхованию международных выставок. Иностранные партнеры не обязаны подчиняться российскому закону и настаивают на своих условиях выбора страховщиков. Коллекции произведений искусства, привозимые в РФ из стран Евросоюза, к примеру, должны быть застрахованы компаниями, имеющими лицензии ЕС. На территории нашей страны таких компаний нет, есть только фирмы, поддерживающие с ними корреспондентские отношения. При этом можно вообще избежать страхования, если ввести общепринятую практику госгарантий. "Десять процентов будем страховать, девяносто процентов покрывается Минфином", - пояснил Александр Авдеев. Например, страхование привезенных в Россию картин Пикассо обошлось в миллион евро, а можно было заплатить только сто тысяч, сэкономив оставшиеся девятьсот для государства.

"Культурные" замечания по ФЗ №94 уже сформулированы, об этом на слушаниях сообщила член Общественной палаты, адвокат Елена Лукьянова. "Будем просить правительство внести эту правку, - сказала она. - Но нужен особый документ, может быть, постановление правительства об особенностях размещения заказов в сфере культуры".

Даниил Дондурей предложил неординарный вариант борьбы за будущее культуры - взять чиновников на испуг посредством грамотного пиара, поскольку сейчас "ни в аппарате премьера, ни в администрации президента нет людей, которые боялись бы потерять кресло" из-за неудовлетворительной работы действующего закона.

С отчасти схожей инициативой выступила юрист Елена Дмитриева, известная российскому телезрителю по передаче "Час суда. Дела семейные". Назвав подобные 94-му законы конъюнктурными декларациями, она предложила систематически возлагать ответственность на проголосовавших за них депутатов. То есть перечислить народных избранников пофамильно и тут же обнародовать сумму ущерба, причиненного бюджету плодом их законодательных усилий, а потом обязать их этот ущерб возместить.

360.jpegПо другую сторону баррикад из всех присутствовавших на слушаниях оказалась одна только Анна Катамадзе, заместитель директора Департамента развития конкуренции МЭР, принимавшая участие в работе над 94-м законом. Взяв слово уже под конец заседания, она поразила деятелей культуры радикальностью подхода - обвинила их в непрофессионализме, неумении читать законы и неспособности обучиться правильному заполнению заказов (а также, соответственно, в попытке переложить свою вину на подрядчиков и законотворцев).

Госпожа Катамадзе несколько раз повторила, что является специалистом и профессионалом в сфере государственных заказов, после чего посоветовала критикам тоже стать специалистами. Тем, кто страдает от недобросовестных поставщиков, велела правильно оформлять заказы - но сначала, конечно, научиться это делать. Недовольных законом обвинила в том, что они собрали все в одну кучу и возвели субъективные аргументы в ранг объективных. И сама вдруг принялась рассказывать собравшимся, как прекрасно закон работает в других ("некультурных") сферах и сколько денег он сэкономил бюджету, а также про ошибки в заказах на восстановление деревень после летних лесных пожаров.

Когда ее тактично вернули к теме обсуждения, Анна Теймуразовна сообщила присутствующим: за последние два года Минэкономразвития ни разу не участвовало в обсуждениях закона. "Мы думали, все в порядке", - заявила она. И добавила, что называть ФЗ №94 самым коррупциогенным неправомерно, пока ее ведомство не провело собственное исследование. Досталось и Министерству культуры, которое, по словам Катамадзе, само плодит недобросовестных поставщиков, выдавая им лицензии.

Защищая 94-й закон, специалистка по госзаказам так разошлась, что председательствовавший на слушаниях Сергей Абрамов недвусмысленно попросил ее сменить тон. "Со времен Никиты Сергеевича Хрущева не слышал, чтобы так говорили с людьми", - сокрушенно сказал он потом. И хотя под конец своего продолжительного выступления Анна Теймуразовна согласилась учесть все предложения министра культуры по переработке закона, осадок все равно остался очень неприятным. Как-то некультурно вышло...

Ольга Лазарева
Код для вставки в блог

Новости партнеров