Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 22.10.2017 : 57.5118
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 22.10.2017 : 67.8927
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 22.10.2017 : 75.5302
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 22.10.2017 : 45.0777

Общество

/image/article/3/2/9/329.jpeg

МАТ: мыши плакали, кололись, но продолжали грызть кактус

Культура в нашей стране - как медицина, в ней каждый что-нибудь да смыслит и непременно норовит своим мнением поделиться. И теперь за "окультуривание" граждан вдруг решили взяться правоохранительные органы. Им, казалось бы, сперва со своими непосредственными обязанностями разобраться, и так проблем выше крыши.

Недавно на улицах Хабаровска появились красочные плакаты: "УВД предупреждает о вреде нецензурной брани. Шагай без мата! Культура речи - культура нации". Блогеры ответили на это предупреждение взрывом той самой нецензурной брани и обращенным к милиции логичным призывом увидеть, наконец, бревно в собственном глазу и если уж начинать борьбу за культуру речи - то с собственных сотрудников.

Прекрасно об этом сказал писатель Евгений Лукин: "Виртуознее милицейского мата я ничего в жизни не слыхивал. Так уж повелось на Руси, что с матом у нас борются матершинники, а с алкоголизмом - алкоголики".

Но одно дело милиция, которая ведет банальную пропаганду, получая на изготовление этих агиток деньги из бюджета. И совсем другое - генеральная прокуратура, вторгшаяся в дела отечественной киноиндустрии с поразительным требованием. Министерству культуры предписано не выпускать в прокат картины, содержащие нецензурную лексику, и проверить существующий регистр фильмов на предмет наличия таковых.

Генпрокуратура заинтересовалась "матерным" вопросом не просто так. Поводом послужило обращение активистов патриотического общественного движения "Народный собор", которые потребовали выкорчевать нецензурщину не только из названий прокатных фильмов, но и из диалогов. И что странно: вроде бы имеет место забота о воспитании подрастающего поколения, об уровне культуры, о чистоте родного языка, но при этом - полное игнорирование того факта, что дети учатся ругаться матом отнюдь не в кинотеатрах.

Непоследовательность эта, впрочем, свойственна не только поборникам нравственности и чиновникам - она у русских в характере, в национальном. ВЦИОМ выяснил: оказывается, 61 процент жителей России использует ненормативную лексику в повседневной речи, но при этом больше половины "крепкоговорящих" считает сложившуюся ситуацию ненормальной. То есть мыши плакали, кололись, но продолжали грызть кактус.

И положа руку на сердце, вряд ли кто-то всерьез признает, что изъятие матерной брани с киноэкрана радикально повлияет на ситуацию. Как сказал отнюдь не чурающийся нецензурщины музыкант Сергей Шнуров, "язык - штука умная и говорит многое за нас". Опасная для культуры тенденция, наметившаяся в последние годы, заключается совсем не в том, что обесцененная лексика якобы вдруг прорвалась в средства массовой информации и произведения искусства.

Другое дело, что выражаются те, кто не читал. А если честно - те, кто вообще мало читает. "Современная тенденция такова, что люди не ругаются, а думают матом", - сокрушается писатель Василий Голованов, вспоминая советские времена, когда ругались матом, а думали все же по-русски.

 "Ненормативная лексика - просто черная масса, которая прорвалась и заполнила сознание молодежи. Матерщина никак эмоционально не окрашивает речь молодых людей, поскольку эти слова в их устах уже потеряли свой изначальный смысл", - так формулирует проблему секретарь правления Союза писателей России Николай Коняев. К его сторонникам, по всей видимости, можно отнести тех российских законотворцев, которые решили приравнять мат к междометиям, коль он утратил ругательную функцию и превратился из былого трехэтажного в куцый цокольный.

Упали мы ниже плинтуса - и режущие уши потоки похабщины с экранов тому лишь показатель и подтверждение, а не причина.

Но чиновникам, от которых требуется видимость усилий, куда проще работать со следствием, нежели докапываться до истоков. Тут можно разводить бюрократию сколько угодно: к примеру, министр культуры Александр Авдеев уже посетовал, что фильмы с неприличными названиями прорываются в прокат через суд, против которого Минкульт бессилен. "Мы первые подняли тревогу по поводу неприличных и нецензурных названий и прекращали выдачу удостоверений, уже пользуясь полномочиями министерства. Авторы фильмов подавали в суд, у нас были десятки судебных процессов, и авторы выигрывали, поэтому мы вынуждены были уступать", - жалуется Авдеев.

Получается, начинать надо с суда? А там встанет вопрос о законодательной базе, ведь пока формального запрета на использование ненормативной лексики в художественных произведениях в России не существует, иначе известного писателя Владимира Сорокина и еще более известного театрального режиссера Кирилла Серебренникова давно бы привлекли к ответственности, а последнего так и вовсе с труппой актеров.

Но даже если чиновники извернутся и сумеют натянуть статью административного кодекса о мелком хулиганстве на СМИ, кинематограф и литературу, то поможет ли это "окультурить" страну? Достаточно вспомнить скандальную телепередачу "Дом-2", борьба с которой по масштабам и количеству участников уже тянет на целый крестовый поход. Недавно стало известно о решении Верховного суда, который отменил наложенный низшей инстанцией запрет на показ реалити-шоу в дневное время. "Стыд и позор судебной системы", - так охарактеризовала ситуацию председатель комиссии по здравоохранению и охране общественного здоровья Мосгордумы Людмила Стебенкова, назвав "Дом-2" одебиливающей передачей.

Так что вопрос о том, откуда надо начинать, отнюдь не праздный. Только вот решить его не сможет ни Минкультуры, ни генеральная прокуратура, ни тем более сотрудники хабаровского УВД.

Image

Как служилось в советском стройбате

«Королевские войска» или стройбат были настоящей легендой в СССР. Правда, скорее в плохом смысле слова – этого рода войск сторонились многие призывники, а военное руководство вообще выступало против его существования.