Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 28.07.2017 : 59.4102
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 28.07.2017 : 69.6406
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 28.07.2017 : 78.0234
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 28.07.2017 : 47.6707

Общество

Image

Факты о Ку-клус-клане

Ку-клукс-клан был организован бывшими военными армии Конфедератов 24 декабря в 1865 году. Главными целями организации было борьба против убийств неграми белых поселенцев, выступления против равноправия негров и белых американцев.

Image

The Economist предложил Западу изучать Россию по песням Шнурова

Авторитетный британский деловой журнал выпустил видеосюжет о творчестве лидера группы «Ленинград», сделав неординарные выводы из клипов на песни Сергея Шнурова.

/image/article/3/2/1/321.jpeg

Имущество Церкви - новое поле брани Невзорова

Христиане, будучи последователями учения об отказе от всего земного и материального, споры об имуществе вроде бы вести не должны. Тем не менее, Русская православная церковь сумела пролоббировать в Госдуме России законопроект "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности". Документ прошел первое чтение и направлен на доработку. Однако при наличии единороссовского большинства в нижней палате парламента можно не сомневаться, что в конце концов закон будет принят.

Авторы законопроекта утверждают, что критики не знают истинного положения дел. Защищая культурные ценности - иконы и архитектуру - от разрушения в процессе использования, они и не подозревают, что только две-три тысячи церковных объектов из 20-25 тысяч занимают музеи, и только шесть тысяч памятников культурного наследия из церковного списка находятся в федеральной собственности. Чаще всего объекты религиозного назначения занимают Минобороны, Минздрав, Минсельхоз, колонии, изоляторы, спортзалы и частные клубы.

Читайте по теме: Псковский музей отдал свое "сердце" в монастырь

Есть и другие мотивы, по которым общественные деятели критикуют законопроект. Особенно рьяно против возвращения церковного добра священнослужителям выступает журналист Александр Невзоров. Православный режиссер и актер Николай Бурляев, дискутировавший с ним на петербургском телеканале, назвал реплику оппонента "ни черта не отдавать Церкви" криком сатаны .

Невзоров также уверен, что поддерживать церковь опасно, ибо она и так агрессивно настроена. "Знаете, у меня нет никаких оснований полагать, что церковники всерьез изменились с XIV века, когда они жгли и выкалывали глаза. Вспомним, как совсем недавно они устроили показательный процесс над московскими художниками, которые (удачно или неудачно, не знаю) нарисовали то, что им хотелось нарисовать. Мы видим, как запрещается к постановке опера "Сказ о попе и его работнике Балде". Мы наблюдаем, как замалчивается юбилей Льва Николаевича Толстого, который когда-то был предан анафеме. Мы видим, как по обвинению в бесовщине закрывается музей Бабы-Яги в Вологодской области. И когда у такой агрессивной структуры, какой является Церковь, появляются финансовые возможности, появляется и серьезная возможность влиять на социальную жизнь", - пояснил Невзоров.

До него в нахрапистости церковь упрекал журналист Владимир Познер. "Православная Церковь вмешивается в политику, где ей совершенно нечего делать. В школьное образование. Она чрезвычайно агрессивна", - сказал он.

В вопросе возвращения имущества тоже порой проявляются далеко не "святые" черты 320.jpegсвященнослужителей, как это было, например, в споре Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ) с Заиконоспасским монастырем. Там дело дошло до того, что в учебные аудитории Историко-архивного института этого вуза ворвались приставы и начали выгонять студентов. Лишь вмешательство Росимущества поправило ситуацию. Выяснилось, что суд, вынесший решение в пользу церковнослужителей, не привлекал к рассмотрению дела государственные структуры, которые передали оспариваемые церковью здания в аренду университету.

Читайте также: Русские монахи закосили под битлов

Несмотря на имевший место конфликт, завкафедрой Истории и организации архивного дела РГГУ Евгений Старостин  считает, что церковь имеет право получить имущество религиозного назначения, но передавать ей нужно далеко не все, решая вопросы по каждому объекту индивидуально.

- Библиотеки, архивы и музеи - это наша память, историко-культурное достояние общества. И когда каждый конкретный вопрос решается сейчас, надо иметь серьезный исторический зондаж, чтобы принять решение. К примеру, здание Историко-архивного института было Синодальной типографией. Оно построено в начале ХIХ века на государственные деньги, потому что Церковь была государственной. В этой типографии печатались не только духовная литература, но и светские учебники, то есть типография служила развитию российской науки. И вот сейчас ставить вопрос о возвращении этого здания церкви - не к месту. Здесь в течение 80 лет существует Историко-архивный институт, а до него Архивное управление - это раз. Во-вторых, в этом институте существовала специализация для подготовки архивистов для работы в церковных архивах, я был ее руководителем. Мы могли бы возродить эту специализацию и сотрудничать.  Заиконоспасскому монастырю уже отдан храм. И надо, конечно, вернуть палаты для проживания монахов.  Но сначала нужно разобраться с находящимися там студентами. Нельзя при этом нарушать права тех людей, которые долгие годы сохраняли церковное имущество. Эта рана кровоточит, и проблему надо решать полюбовно.

По словам Старостина, музеям, расположенным в церковных храмах, должны быть предоставлена адекватная альтернатива.

- Надо, чтобы музейные предметы, включая иконостасы, были сохранены для общества, и не пострадали бы от таких необдуманных действий. Конечно, деревенские храмы совершенно очевидно нужно возвращать. Но Церковь - не такая мощная организация, которая сможет сразу все это "переварить". И, допустим, если выгнать из Новодевичьего монастыря музей Рублева, это будет воспринято обществом как агрессивный, ненужный и неумный акт.

Историк напоминает, что Церковь до 1918 года была государственной, и многие храмы строились за счет казны, в том числе соборы в Кремле.

-  Проводить повальную реституцию будет глупостью. Это вызовет раскол в обществе. Появятся люди, которые будут говорить: зачем Церкви так много добра? За рубежом, кстати, тоже не всегда церемонились. Многие церковные здания перешли в светскую ипостась и служили музеями и другими государственными учреждениями.

322.jpegЧто касается церковных архивов, то, по мнению Старостина, возвращать их спустя 80 лет, после многократного цитирования неразумно. Церкви можно предоставить копии документов и передать часть оригиналов, но только после того, как она построит и оборудует подходящие хранилища, каковым являлся в свое время архив Синода. Архивист также высказывает опасения, что священнослужители не посчитают нужным рассекречивать документы через положенный по закону срок, так как у многих священнослужителей отсутствует такое понятие, как обязанность перед обществом посвящать его в свои тайны.

Безосновательными разговоры о том, что Церковь берет на себя непосильные обязанности - содержание историко-культурных ценностей, считает руководитель Юридической службы Московского патриархата инокиня Ксения (Чернега) . В беседе с нашим корреспондентом она подчеркнула, что РПЦ и сейчас, как арендатор государственного имущества, несет бремя расходов по текущему и капитальному ремонту, оплате коммунальных услуг, охране, благоустройству территории.

- Государство оказывает нам помощь в этом вопросе. Те деньги, которые нам выделяются, это частичное финансирование. В основном реставрационные работы оплачиваются за счет пожертвований граждан. Когда мы станем собственниками, мы те же расходы будем нести. То же касается налогообложения. Религиозные организации освобождены от уплаты налога на имущество, которое используется в религиозных целях.

 - Но в законе говорится и о передаче тех зданий, которые используют и нерелигиозные организации: музеи, учебные заведения...

  - Мы создадим там юридические лица, которые будут иметь счета и свои источники финансирования. Когда шла приватизация квартир, никто же не спрашивал, смогут ли граждане содержать их. Ведь по законопроекту передача пойдет не в принудительном, а в заявительном порядке. Если организация подает заявление, значит, она оценивает свои возможности. Нам никто не будет навязывать это имущество.

 - Возникает вопрос, будет ли по силам нищим приходам содержать церкви. Невзоров советует попам в таких храмах идти работать, служением же заниматься в свободное от работы время, а не ждать, пока богатые приходы в крупных городах поделятся своей прибылью.

  - А Александр Невзоров не хочет послужить в церкви, раз он предлагает попам работать? Здесь передергивание идет явное. У нас нищих приходов нет - это первое. У нас есть сельские и есть городские приходы, и уровень благосостояния сельских приходов такой же, как у сельских граждан. Потому что религиозные организации - это объединения граждан. Конечно, храмы в отдаленных местностях будут отличаться по своему внешнему состоянию, но это общая ситуация по всей России.

- И еще один вопрос: церковь до 1918 года не была отделена от государства, и многие храмы строились на государственные деньги. Правомерно ли в такой ситуации ставить вопрос о возвращении церковного имущества?

- Дело в том, что законопроект не предусматривает реституции. Мы не должны доказывать принадлежность объекта Церкви до 1918 года. Этот факт не имеет никакого юридического значения.  Имущество нам передается только потому, что оно имеет религиозное назначение. Государство не может использовать эти объекты по функциональному назначению. А церковь способна. Вот в чем причина и основание передачи. Для нас не имеет никакого значения, на чьи деньги строился храм.

Как видим, Церковь настроена в имущественном вопросе не менее решительно, чем Невзоров. И работать попы не пойдут. Им и так  надо народ окормлять, поздравлять, причащать, крестить и собирать с паствы заслуженное вознаграждение. Какие уж тут, действительно, "нищие" приходы.