Курсы валют: USD 30/05 56.7106 -0.0454 EUR 30/05 63.3684 -0.3005 Фондовые индексы: РТС 15:17 1080.40 0.69% ММВБ 15:17 1941.93 0.40%

Фидель Кастро отрекается от своих убеждений

Мир | 09.09.2010


В последние дни бывший кубинский лидер, несколько лет не появлявшийся в свете рамп,  потряс мир рядом заявлений: обвинил Ахмадинеджада в антисемитизме, признал несостоятельность кубинского социализма и даже повинился в несправедливых преследованиях гомосексуалистов. Уж не подменили ли команданте во время долгой болезни?

 Фидель Кастро - человек-загадка. Более полувека назад он, молодой и полный сил, с несколькими десятками энтузиастов тайком причалил на утлом суденышке «Гранма» к берегам Кубы и устроил революцию, которая была единодушно поддержана населением страны. Он был вождем острова Свободы, одного из последних оплотов социализма, на протяжении 50 лет, а потом неожиданно покинул политическую арену после тяжелой операции. Долгое время Фидель не выступал перед широкой публикой, и удостовериться в его существовании можно было лишь по распространяемых кубинскими СМИ фотографиям и редким фрагментам видеозаписей встреч Кастро с лидерами государств и общественными деятелями, посещавшими Кубу.

Однако с июля этого года он заметно активизировался. В августе уже успел поссориться с мексиканским президентом и колумбийским экс-президентом из-за своих статей, где усомнился в легитимности первого и назвал военным преступником второго. Первого сентября в интервью мексиканской газете "Хорнада" повинился в том, что гомосексуалистов на Кубе в 1960-1970-х годах отправляли в трудовые лагеря без суда и следствия. Два дня спустя, впервые после длительной паузы выступая на публике - перед студентами Гаванского университета, Кастро, который в 1962 году с энтузиазмом принял предложение советского руководства разместить на острове ракеты, вдруг призвал все страны мира отказаться от ядерного оружия. Восьмого сентября в интервью Би-би-си он обвинил иранского президента Махмуда Ахмединджада, одного из злейших врагов США, в антисемитизме и эскалации конфликта на Ближнем Востоке. Но самым неожиданным, пожалуй, стало сделанное в доверительной беседе с американским журналистом Джеффри Гольдбергом заявление Фиделя о том, что кубинская социалистическая модель не работает.

Тем самым кубинский политик просто облек в слова назревшую в обществе потребность перемен, считает заместитель директора Института стран Латинской Америки Борис Мартынов:

- Кастро не стал бы просто разбрасываться словами, учитывая его авторитет среди населения. Это признание факта, что экономика так называемого социализма, где государство главенствует абсолютно во всем и определяет все производственные отношения, не работает, как не работала нигде. Страна уже давно готова к преобразованиям, я там был в апреле, там только и ждут разрешения частной собственности. Фидель признал давно свершившийся факт - кубинцы устали от дефицита, от карточек. Возможно, он решил своими высказываниями пробить брешь: давайте что-нибудь делать, давайте модернизировать общество. Впрочем, это его заявление было неожиданным, в том числе и для меня.

Рауль Кастро, стоящий у руля кубинского государства, уже давно проводит курс на постепенную либерализацию хозяйственной жизни. Но даже когда он в начале августа заявил, что Куба расширит возможности индивидуального предпринимательства в ряде сфер и либерализует использование наемного труда, особо подчеркнул при этом: страна сохранит свой социалистический характер. Фидель же вдруг фактически признал несостоятельность этой модели.

148.jpeg- Сейчас на Кубе по-прежнему сосуществуют две параллельные страны. Одна для туристов, где все красиво, другая - удручающе бедная, для простых кубинцев. В туристической Кубе ходят конвертируемые песо, ими сейчас могут пользоваться и работающие в сфере обслуживания кубинцы, с некоторых пор и служащие госсектора. Это немного облегчило тяжелое положение, но это паллиатив. В то же время в стране уже произошла переоценка ценностей. Ранее социализм намертво увязывался с суверенитетом, считалось, что уступки в адрес частного капитала грозят его потерей. Пожив и посмотрев по сторонам, кубинцы увидели, что есть такие страны, как Бразилия с диверсифицированным частным сектором, куда стремится иностранный капитал, есть соседняя Венесуэла с другом Кастро Уго Чавесом, где частный сектор существует в нормальном виде. Они проводят более чем независимую политику. У кубинцев "разгрузились" мозги, и они начали понимать, что иностранный капитал не означает сдачу национального достоинства. А Кастро, чтобы не оказаться на задворках (он ведь всегда был первым), сделал эти заявления, - считает Борис Мартынов.

Александра Полякова
Код для вставки в блог

Новости партнеров