Курсы валют: USD 27/05 56.756 0.6859 EUR 27/05 63.6689 0.6573 Фондовые индексы: РТС 18:50 1073.04 -0.97% ММВБ 18:50 1934.25 -0.67%

Цветаева просила не хоронить ее живой

Культура | 31.08.2010


В минувший четверг, 26 августа, в Елабуге состоялось вручение не совсем обычной литературной награды - премии имени Марины Цветаевой. Этот город в Татарстане обречен нести на себе черное клеймо тягостных воспоминаний, ведь именно здесь 69 лет назад, 31 августа 1941 года, оборвалась жизнь поэта, чье сердце было разбито страшными ударами судьбы.

Ее история, впрочем, началась далеко отсюда - и поначалу, конечно, не предвещала трагической развязки. Марина Ивановна родилась в Москве 26 сентября (8 октября) 1892 года. Её отец, Иван Владимирович, был профессором Московского университета, маститым искусствоведом и филологом, а впоследствии стал также директором Румянцевского музея и основателем Музея изящных искусств. Его жена Мария Мейн - талантливая пианистка, ученица самого Антона Рубинштейна. В такой семье не мог родиться ребенок, не обласканный музами.

Мать Марины видела ее будущее в музыке, но судьба будущей легенды отечественной поэзии определилась словно сама по себе: стихи она начала писать еще в шестилетнем возрасте, причем с легкостью рифмовала строки на русском, немецком и французском языках. Получив начальное образование, они вместе с Марией, которая болела чахоткой и к тому времени чувствовала себя совсем плохо, уехали в Европу: жили в пансионах Италии, Швейцарии и Германии. Но недуг не отступал.

В 14 лет Цветаева потеряла мать. А четыре года спустя нашла отдушину: в 1910 году вышел ее первый сборник, "Вечерний альбом". Первый блин удался вопреки поговорке. Стихи сразу же привлекли внимание знаменитых поэтов - Николая Гумилёва, Валерия Брюсова и Максимилиана Волошина. А через год к творческому счастью прибавилось личное, знакомство с Сергеем Эфроном. В январе 1912 года юная Марина вышла за него замуж и вскоре стала матерью - родила дочь Ариадну.

Материнство не отвлекло и не отвратило Цветаеву от поэзии. После рождения ребенка она издала свой второй сборник - "Волшебный фонарь", вслед за которым подоспел и третий, "Из двух книг", увидевший свет в 1913 году. Их с мужем дом был наполнен счастьем. Тот самый, кстати, "дом-корабль" (так называла его сама Марина Ивановна), который впоследствии превратится в ее музей. На его крыше-палубе они с Эфроном самозабвенно танцевали танго, под его крышей встретили революцию.

Страшный 1917 год для Цветаевой был ознаменован счастливым событием - рождением дочери Ирины. Но три года спустя девочка умерла от голода. Оплакивая немыслимую потерю, Марина мучилась и от тягостных переживаний за мужа, который служил в Белой армии. Именно в этот период появился цикл стихов "Лебединый стан", проникнутый необычайным сочувствием к белому движению. Пережив разгром Деникина, Сергей Эфрон, будучи белым офицером, покинул Россию и стал студентом Пражского университета.

91.jpegПосле пятилетней разлуки, в мае 1922 года, Цветаева с дочерью Ариадной добилась от советских властей разрешения выехать за границу к мужу. Сначала ненадолго поселилась в Берлине, а потом перебралась в Прагу. Именно здесь были написаны знаменитые "Поэма Горы" и "Поэма Конца". В 1925 году в воссоединившейся семье родился сын Георгий - "Мур", как называла его Марина. И все они вместе отправились в Париж.

Впрочем, куда бы ни ехала Марина, ее терзало осознание собственной неприкаянности. "Моя неудача в эмиграции - в том, что я не эмигрант, что я по духу, то есть по воздуху и по размаху - там, туда, оттуда...", - напишет она позднее. Большинство из написанного ею вдали от родины осталось неопубликованным. В 1928 году в Париже вышел последний ее прижизненный сборник - "После России", вобравший в себя стихотворения 1922-1925 годов.

Семнадцать лет добровольного изгнания оказались невероятно тяжелыми. Цветаева жила мыслями о том, что происходит там, в родной стране. Она вела переписку с Борисом Пастернаком, обсуждая с ним жуткую российскую действительность. Весть о самоубийстве коллеги по творческому цеху Владимира Маяковского потрясла ее до глубины души. Это потрясение требовало действий, и в 1930 году Марина Ивановна почтила память поэта посвященным ему циклом стихов. Уход из жизни молодого, полного сил человека, обладателя дара, тогда еще казался ей трагическим абсурдом.

Читайте по теме: Загадка самоубийства Марины Цветаевой

Через 11 лет она взглянет на все иначе - когда сама решит уйти из жизни. За эти годы судьба обрушила на Цветаеву столько испытаний, сколько она вынести не могла. Сначала заболел Сергей, потом наступила нищета. "Мой единственный доход - от того, что я пишу. Мой муж болен и не может работать. Моя дочь зарабатывает гроши, вышивая шляпки. У меня есть сын, ему восемь лет. Мы вчетвером живем на эти деньги. Другими словами, мы медленно умираем от голода", - писала Цветаева в середине 1930-х годов.

Единственным выходом казался отъезд в Россию. Оно растянулось на несколько лет. Весной 1937 года в Москву выехала Ариадна, осенью из Франции бежал Эфрон, оказавшийся замешанным в заказном политическом убийстве. Сама Цветаева вернулась на родину два года спустя, но о возвращении домой речи уже идти не могло: дом был разрушен навсегда. Седьмого августа 1939 года арестовали Ариадну, десятого октября - Сергея.

Началась война. В августе 1941 года Эфрон был расстрелян, а его дочь репрессирована. Вместе с любимыми людьми из жизни Цветаевой ушли и стихи, она занималась только переводами. В эвакуацию ее отправили на Каму, в татарский городок Елабугу - последнее пристанище истерзанной души. Перед тем как затянуть петлю, поэтесса оставила три записки, постаравшись объяснить решение, которое приняла.

93.jpeg"Дорогие товарищи! Не оставьте Мура. Умоляю того из вас, кто сможет, отвезти его в Чистополь к Н. Н. Асееву. Пароходы - страшные, умоляю не отправлять его одного. Помогите ему с багажом - сложить и довезти. В Чистополе надеюсь на распродажу моих вещей. Я хочу, чтобы Мур жил и учился. Со мной он пропадет. Адр. Асеева на конверте. Не похороните живой! Хорошенько проверьте", - написала она "эвакуированным". Тем, кто, как она уже знала, будет ее хоронить.

Другие распоряжения Цветаева отдала всегда поддерживавшим ее Асеевым: "Умоляю вас взять Мура к себе в Чистополь - просто взять его в сыновья - и чтобы он учился. Я для него больше ничего не могу и только его гублю. У меня в сумке 450 р. и если постараться распродать все мои вещи. В сундучке несколько рукописных книжек стихов и пачка с оттисками прозы. Поручаю их Вам". И крик души: "Берегите моего дорогого Мура, он очень хрупкого здоровья. Любите как сына - заслуживает. А меня - простите. Не вынесла. МЦ. Не оставляйте его никогда. Была бы безумно счастлива, если бы жил у вас. Уедете - увезите с собой. Не бросайте!"

И, наконец, записка сыну. "Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але - если увидишь - что любила их до последней минуты, и объясни, что попала в тупик".

Свою траурную ношу Елабуга несет с достоинством. Здесь на Петропавловском кладбище стоит мемориал (точное место захоронения так и не удалось установить), дом превращен в музей, ежегодно проходят Цветаевские чтения, вручается премия ее имени. Здесь удается забыть о том, как жестоко обошлась судьба с этой удивительной женщиной, и вспомнить о дарованном ей счастье - быть матерью, быть женой, быть поэтом.

Максим Кондратьев
Код для вставки в блог

Новости партнеров