Курсы валют: USD 27/05 56.756 0.6859 EUR 27/05 63.6689 0.6573 Фондовые индексы: РТС 10:18 1075.34 0.21% ММВБ 10:18 1938.96 0.24%

Президенту дали не тот совет

Страна | 24.05.2010


Дмитрия Медведева покоробила несвоевременность некоторых известных правозащитников

На  прошлой неделе Дмитрий  Медведев обсудил с российскими правозащитниками проблемы Северного Кавказа. Дискуссия велась в рамках заседания возглавляемого Эллой Памфиловой Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. В процессе разговора главе государства не раз приходилось жестко реагировать на заявления отдельных представителей либерального правозащитного сообщества.

Эксперты, оценивая встречу в целом позитивно, скептически отзываются о соответствии известных правозащитных "генералов" вызовам сегодняшнего дня. "Ряд членов Совета по правам человека находится в плену собственных иллюзий середины девяностых годов, они не до конца адекватно воспринимают окружающую реальность и мыслят, и говорят далекими от нее категориями", - считает директор Фонда исследования проблем демократии Максим Григорьев.

С ним соглашается и гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов: "Действительно, многие правозащитники остались в девяностых. Это касается и содержания их оценок, и сути подходов и даже языка, на котором они оценивают эту ситуацию... Правозащитники должны давать адекватные ответы на современные вызовы. В данном случае мы этого не увидели".

Максим  Григорьев полагает, что памфиловский совет "нуждается если не в обновлении, то в увеличении" числа людей, которые в нем представлены. "Думаю, в этом совете должны найти свое место те представители правозащитного сообщества, которые хотя бы адекватно оценивают нынешний день", - говорит политолог.

Пока же президенту приходится работать со старыми кадрами, разъясняя им очевидные вещи. В частности, когда глава Московской Хельсинкской группы и член памфиловского совета Людмила Алексеева привычно назвала действующих на Северном Кавказе бандитов "партизанами", Медведев заявил следующее: "Есть вещи, по которым нам нужно аккуратнее быть в терминах... Партизанская война, а участвуют в ней боевики или террористы. Всё-таки либо они террористы и боевики, либо они партизаны".

Впрочем, еще в середине девяностых соратник правозащитницы по Хельсинкской группе Сергей Ковалев был удостоен ордена "независимой Ичкерии". Присудил награду правозащитнику Дудаев, вручил Масхадов. Как после этого называть их террористами?

А другой член Совета, возглавляемого Памфиловой, глава комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина в своем выступлении противопоставила президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова и президента Чечни Рамзана Кадырова. Медведеву снова пришлось расставлять акценты. "Руководители наших территорий - субъектов Федерации, которые входят в Северо-Кавказский федеральный округ, они все разные люди, с разным опытом... Не надо их противопоставлять друг другу", - призвал собравшихся президент. И добавил: "Не надо никого сталкивать лбами, даже если вам кто-то по каким-то причинам неприятен или кажется человеком, который принимает ошибочные решения или даже плохие решения, потому что, в конечном счёте, это может принести дополнительный вред".

Да  и самой Элле Памфиловой также пришлось выслушать отповедь президента. "Вы сказали, что суды себя во многом полностью дискредитировали. Я категорически против таких фраз, потому что за этим развал правовой системы и абсолютное неуважение к суду. Да, среди судей есть люди, которые взятки берут, люди, которые боятся принимать решения. Но как только мы говорим о том, что они себя дискредитировали, выход какой? Разогнать суды, новые набрать? Это уже у нас было в 17-м году. Поэтому в этом плане я просил бы всех быть максимально корректными, какие бы суды ни были - это наши суды, и мы обязаны исполнять их решения", - заявил Дмитрий Медведев.

В числе тех, кого президент попросил следить за словами, оказался и правозащитник из Дагестана Заур Газиев, вольно рассуждавший о специфичности проблем своей республики. Ему Медведев адресовал такую реплику: "Для того, чтобы все эти тяжелейшие проблемы решать, нам нужно следить ещё и за тем, что мы говорим. Вы просто вначале сказали, что ситуация в Дагестане отличается от ситуации в России. Если мы так начнём рассуждать, то тогда нужно умыть руки и сказать: "Пусть этим занимаются другие". Дагестан - это Россия, и я просил бы всех использовать только такую терминологию".

В общем, за сравнительно недолгое время общения с главой государства отечественные общественники умудрились продемонстрировать ему сочувствие террористам, неумение отвлечься от личных пристрастий, правовой нигилизм, и даже сепаратизм. Гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов констатирует: "Обсуждение конкретных проблем Северного Кавказа стало прямым свидетельством слабости российского правозащитного сообщества. И этим разрешается одна из очень значимых альтернатив последнего времени - что должны делать российские правозащитники. Бороться с режимом в целом или выявлять конкретные проблемы и бороться с ними, исходя из современного их понимания. Борцов с режимом, сторонников радикальных политических реформ очень много. Специалистов в области детальной работы с сегментами гражданского общества, с регионами, отдельными социальными группами очень мало. И, как показала дискуссия, их мало в составе совета при президенте".

Потому  неудивительно, что эксперты находят адекватной реакцию Дмитрия Медведева на пассажи некоторых представителей правозащитной сферы.

"Что, мы этих бандитов и головорезов на Северном Кавказе, убивающих всех подряд, будем называть партизанами? С какой целью это делается? Правильно делает президент, что обращает внимание на такие, казалось бы, "мелочи". Это очень важно", - так отзывается о претензиях к Алексеевой завкафедрой общей политологии ГУ-ВШЭ Леонид Поляков. "Партизанская война ведется на оккупированной территории. Россия сама себя не может оккупировать. Это единый народ. Идет война бандитов с правоохранительными органами", - добавляет вице-президент Общероссийского союза юристов Владислав Гриб. "Никто уже давно не называет людей, которые занимаются запугиванием и физическим насилием в отношении гражданского населения, "повстанцами", "партизанами", никто в мире не признает не только легитимность ичкерийских властей, но и их право на то, чтобы кого-то представлять. Абсолютное большинство международных структур - и правоохранительные органы, и система Интерпола, и мировое сообщество в широком смысле - считают этих людей преступниками в соответствии с приговорами российских судов либо в соответствии с тем, что эти люди разыскиваются за конкретные и, как правило, тяжкие уголовные преступления", - уточняет Дмитрий Орлов.

Не  одобряют политологи и желания некоторых общественников "столкнуть лбами" региональных руководителей. Как считает Поляков, "сама идея подходить к оценке деятельности, скажем, главы Дагестана, Ингушетии или Чечни с точки зрения "лучше-хуже", учитывая реалии Северного Кавказа - взрывоопасна. Форму подобной оценки нужно очень тщательно выбирать". В то же время, экспертам понятны причины такого подхода. "Господа правозащитники... считают реальным лишь решение вопроса собственными методами, представляющими собой западные практики", - утверждает ведущий эксперт Аналитического управления Центра политической конъюнктуры России Павел Салин.

Он  же отмечает и то, как диссонируют заявления главы президентского совета Памфиловой, касающиеся российских судов, с намерениями собственно президента. "Что касается судебной системы, я не разделяю мнения о том, что она недееспособна. Сейчас идет совершенствование судебной системы - это одна из мегазадач президентства Медведева и его команды", - говорит Салин.

Эксперты  не оставляют без внимания и выступление Газиева. Поляков комментирует позицию дагестанского общественника так: "То, что мы живем в одной стране - это должно выступать нашим общим приоритетом во всех случаях, тем более в тех, когда мы обсуждаем защиту прав человека". Того же мнения придерживается и эксперт аналитического управления Центра политической конъюнктуры России Оксана Гончаренко, специализирующаяся по северокавказскому региону. По ее словам, "при всей специфичности, исторических традиций развития этой территории, её следует рассматривать исключительно как неотъемлемую часть Российской Федерации - все проекты развития северокавказского региона должны исходить именно из этого".

И все-таки, несмотря на очевидное выпадение из реальности отдельных либеральных правозащитников, встреча с президентом прошла продуктивно. "Был открытый, откровенно жесткий разговор. Я был поражен. Президент очень адекватно на все реагировал. Я не люблю делать комплименты власти, но Медведев, избравший столь демократичный формат общения, на мой взгляд, выгодно отличается от чиновников советского типа", - так высказывается один из участников заседания, глава ингушской правозащитной  организации "Машр" Магомед Муцольгов. А член Общественной палаты Владимир Сухов надеется, что "начавшийся, пусть и не совсем блестяще, формат диалога общественников из регионов СКФО и высшего руководства РФ не прервется, а будет совершенствоваться на благо граждан, содействовать стабилизации ситуации и достижению региональной стабильности".

Иван Еременко
Код для вставки в блог

Новости партнеров