Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 20.07.2017 : 59.0823
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 20.07.2017 : 68.0037
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 20.07.2017 : 76.7302
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 20.07.2017 : 46.7636

Мир

Image

Круглые московские дома-«бублики»

Согласно задумке архитекторов, в преддверии 80-го года, Олимпиады-80, в Москве должно было появится как минимум пять таких домов, символизирующих олимпийский знак из пяти колец. По сути задумка очень даже интересная.

Image
Image

Бабушка, которая помнит Первую Мировую

Память Марфы Николаевны переворачивает одну за другой страницы её долгой жизни. Что-то она, конечно, пропускает, забывает какие-то имена и даты… Но сколько же всего она помнит! И вот, пожалуйста, — новое открытие!

Ближний восток станет местом испытания российских ПВО

По сообщениям МИД РФ, Россия не будет поставлять средства ПВО в страны, которые находятся в «беспокойных районах». Это не отвечает ни задачам политики России, ни интересам сохранения стабильности в регионах мира, - таков был пафос слов официального представителя Министерства иностранных дел, комментировавшего вопрос о том, будут ли поставки комплексов ПВО в Иран и Сирию.

«Решение у нас принимается на высоком политическом уровне исходя из необходимости сохранения баланса сил в данном конкретном регионе, откуда поступила заявка», - сказал представитель МИД Андрей Нестеренко.

Комментарий одновременно и обтекаемый, и исчерпывающий. В январе 2007 года генеральный директор ФГУП «Рособоронэкспорт» Сергей Чемезов сообщил, что Россия полностью выполнила контракт на поставку в Иран 29 зенитных ракетных комплексов малой дальности «Тор-М1». Но в марте 2007 года была принята резолюция Совета Безопасности ООН, которая призывала все страны «воздержаться» от поставок, продажи или передачи вооружений Ирану, в том числе и ракетных систем. В соответствии с ней Россия действительно больше не заключала и не планирует заключать никаких контрактов с Ираном напрямую. По крайней мере до тех пор, пока резолюция в действии.

А что в отношении Сирии? С ней Россия, напротив, осуществляет военно-техническое сотрудничество. В 2007 году Москва заявляла о планах поставки в Сирию ряда вооружений, подчеркивая, что это не приведет к нарушению баланса сил на Ближнем Востоке. Тогда же в Сирию начались поставки первой партии российской системы ПВО «Панцирь-С1Е» общим числом до 50 единиц. А Сирия, действуя в рамках стратегического соглашения с Ираном о военном и технологическом сотрудничестве (заключено оно было еще в конце 2005 года), приняла решение поставить 10 этих комплексов Ирану. Официально Москву об этой сделке не уведомляли, и сирийского запроса о возможности реэкспорта систем ПВО в Иран не поступало. Все сделано, что называется, в «белых перчатках». Системы должны поступить в Иран в конце 2008 года, а страна, помимо оплаты комплексов, обязалась выплатить посредническое вознаграждение Сирии, за счет которого та частично покрывала расходы на приобретение «Панцирей».

Помимо прибыли от контрактов на поставку вооружений Сирии, есть еще один немаловажный фактор, стимулирующий продажу их в регион. В начале сентября прошлого года ВВС Израиля вторглись в воздушное пространство Сирии (два государства до сих пор де-юре находятся в состоянии войны с 1967 года, когда Израиль захватил Голанские высоты). Успешный прорыв ПВО Сирии объяснялся, по-видимому, предварительным применением системы электронного подавления радаров, аналогичной американской системе «Sotar», успешно испытанной в Афганистане и Ираке. В результате российские и иранские радарные станции были «ослеплены», что, скорее всего, и являлось целью операции Израиля в данном случае.

Таким образом, ближневосточный регион – еще и площадка для соперничества российских и израильско-американских достижений не только в области вооружений, но и в сфере радиоэлектронной борьбы. И определенных успехов Израилю, похоже, удалось достигнуть. А это обязывает к продолжению поставок с целью «проверки на прочность» российских систем израильскими (в этом заинтересованы все без исключения действующие лица, хотя каждый по-своему) и анализа полученного опыта для совершенствования своих собственных разработок.

В отношении безопасности воздушного пространства Сирии отметим, что в середине сентября в Москве состоялась встреча командующего военно-морскими силами РФ адмирала Владимира Высоцкого и сирийского генерала Талеба Барри. Одним из вопросов повестки дня было создание в сирийском порту Тартус базы ВМФ России, что объяснялось увеличением числа операций российского ВМФ в Средиземном море. В настоящее время в Тартусе размещается 720-й пункт материально-технического обеспечения ВМФ России – единственное, что осталось от советского морского присутствия в регионе. Состоит пункт из трех плавучих причалов ПМ-61М (из них действующий один), плавучей мастерской (она сменяется каждые полгода), хранилищ, казармы и различных хозяйственных объектов.

С развертыванием в Тартусе военно-морской базы Россия получает возможность не только укрепить свои позиции на Ближнем Востоке, но и заодно совершенно «легально» обеспечить безопасность Сирии. В частности, для защиты базы планируется задействовать систему ПВО на базе ЗРК большой дальности С-300ПМУ-2 «Фаворит». Сирии эта система передаваться не будет, обслуживать ее будут российские военнослужащие, но она будет прикрывать от угрозы с воздуха и значительную часть территории этого государства.

Однако несмотря на это поставки вооружения в Сирию будут, по всей видимости, продолжаться. Прибыли, которые сулят подобные контракты, а также возможность «обкатки» российских вооружений израильскими и американскими системами слишком важны для того, чтобы отказываться от этих поставок.

Image