Курсы валют: USD 18/01 59.4015 -0.2052 EUR 18/01 63.2864 0.0556 Фондовые индексы: РТС 18:17 1159.19 0.71% ММВБ 18:17 2184.12 -0.23%

Северная Корея распаковывает ржаные технологии ядерного оружия

Мир | 03.09.2008


Северная Корея возобновляет свою ядерную программу, завершение которой Пхеньян помпезно представил в июле 2008 г., взорвав охлаждающую башню (градирню) реактора в Йонбене, использующуюся для создания ядерного оружия. На такой шаг власти Северной Кореи по их словам пошли из-за несоблюдения США договорённостей, предусматривающих снятие с Пхеньяна многочисленных санкций в обмен на предоставление Вашингтону декларации о сворачивании северокорейской ядерной программы. Декларация представлена – санкции не сняты, однако эксперты считают такой поворот событий закономерным ввиду недостаточной прозрачности достигнутых договорённостей между США и Северной Кореей.


История северокорейского вопроса насчитывает почти 14 лет, когда сообщения о запуске ядерной программы КНДР впервые облетели весь мир. С того момента Пехеньян был включён США в список стран, спонсирующих терроризм и подвергся жёстким санкциям ООН. Кульминацией конфликта между Северной Корей и мировым сообществом стало проведение в 2006 году Пхеньяном подземного ядерного испытания, взрывную волну от которого ощутили также в России, Южной Кореи и Японии. Совбез ООН наложил новые санкции на Пхеньян, казалось навсегда заморозивших все дипломатические начинания мирового сообщества (Россия, Китай, Южная Корея, Япония и США) заставить Пхеньян отказаться от своей ядерной программы.

Но в июле 2008 года руководство КНДР объявило о своих намерениях взорвать охладительную башню реактора в Йонбене, что должно было продемонстрировать желание КНДР идти на уступки с США в ядерном вопросе. Кроме того, сразу после взрыва башни, запечатлеть который были приглашены ведущие мировые телеканалы, северокорейские власти передали Китаю 60−страничный документ, содержащий сведения о северокорейской плутониевой программе. После этого Вашингтон снял с КНДР ряд экономических санкций, а Джордж Буш инициировал процедуру исключения Пхеньяна из списка стран, поддерживающих терроризм. Однако «подвижки» в переговорном процессе относительно северокорейской ядерной программы, о которых поспешили заявить высокопоставленные американские и северокорейские чиновники, оказались надуманными.

Вопреки достигнутым договорённостям о полном снятии санкций и исключении из злополучных списков Северной Кореи в случае предоставления той документа с деталями своей плутониевой программы мировому сообществу, Вашингтон не стал снимать ярлык с КНДР страны, спонсирующей терроризм. Пхеньян ответил быстро, объявив о намерении восстановить охладительную башню в Йонбене, переложив ответственность за это на Вашингтон. Однако, по мнению многих наблюдателей незавершённый процесс снятия санкция с КНДР – следствие недобросовестно составленной декларации Пхеньяна о своей плутониевой программе, в котором, как оказалось, недостаёт весьма существенных элементов по части северокорейских урановых разработок и сотрудничества Пхеньяна в ядерной сфере с Сирией и Ираном. Кроме того, в докладе нет информации о количестве боеголовок, которыми располагает Пхеньян сегодня. Таким образом в представленной северокорейской стороной декларации, в сущности, отсутствуют всё, что являлось действительным предметом обсуждения как США так и всего мирового сообщества. В связи с этим сообщения о фактическом разрыве переговорного процесса кажутся вполне закономерными. «Сдвиг с мёртвой точки» в отношениях КНДР и США во многом использовался с учётом имиджевых интересов администрации Джорджа Буша, страдающего от дефицита внешнеполитических побед за 8 лет своего правления.

В подтверждение этому говорит сама политика нынешней администрации Белого дома в отношении КНДР, изменение которой в сторону компромиса началось лишь  на закате президентского срока Джорджа Буша, проводящего до этого момента в отношении Пхеньяна весьма жёсткую линию. Возможно, именно поэтому КНДР попыталось обратить на себя внимание Вашингтона в разгар американской предвыборной компании, важную роль «внешнеполитических побед» в которой доказала война в Грузии. Реальное же положение переговоров по северокорейской ядерной программе на сегодняшний день, не многим лучше, чем до символического взрыва охладительной башни в Йонбене. Посему серьёзных подвижек в северокорейском вопросе стоит ждать лишь в случае появления крайней необходимости администрации США подыграть республиканскому кандидату Джону Маккейну в его предвыборной компании. Однако несмотря на нужду, американская сторона будет вынуждена потребовать от Пхеньяна более содержательного доклада, чем был предыдущий, представить который КНДР вряд ли захочет, отсрочивая тем самым начало действительного переговорного процесса как минимум на год - срока относительнного введения в курс президентских дел кандидата, победившего на октябрьских выборах в США.

Вячеслав Козлов
Код для вставки в блог

Новости партнеров