Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 22.09.2017 : 58.129
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 22.09.2017 : 69.7664
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 22.09.2017 : 78.5555
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 22.09.2017 : 46.7241

Общество

"Большая книга" надавила на "больного" читателя

Оргкомитет премии "Большая книга" разместил тексты всех авторов короткого списка 2008 года в интернете, на своем сайте. Некоторые произведения финалистов еще не вышли из печати. Это роман Владимира Маканина "Асан", который выйдет только осенью этого года, а также сборник рассказов Маргариты Хемлин "Живая очередь" и мемуары Руслана Киреева "Пятьдесят лет в раю", которые ранее публиковались только в журнале 'Знамя'". Однако с текстами остальных финалистов можно ознакомиться и даже проголосовать, только один раз – от 0 до 10 баллов. Финалисты борются не за деньги (хотя за первую премию обещают три млн. рублей, вторую - полтора, третью – миллион), в таких конкурсах речь идет о престиже. Голосование продлится до 10 ноября 2008 года.

Читайте по теме: Заунывный плач Тарковского отравил «Белый квадрат»

Финалисты третьего сезона премии, которые были объявлены экспертным советом в конце мая: Павел Басинский («Русский роман, или Жизнь и приключения Джона Половинкина»), Илья Бояшов («Танкист», или «Белый тигр»), Александр Иличевский («Пение известняка»), Руслан Киреев («Пятьдесят лет в раю»), Владимир Костин («Годовые кольца»), Владимир Маканин («Асан»), Рустам Рахматуллин («Две Москвы, или Метафизика столицы»), Людмила Сараскина («Александр Солженицын»), Маргарита Хемлин («Живая очередь») и Владимир Шаров («Будьте как дети»). В нынешний шорт-лист попали сборники рассказов, биография, романы, эссе – все, кроме стихов. Кстати, в 2006 году больше всего читателей проголосовало за Алексея Иванова ("Золото бунта"), Дмитрия Быкова ("Пастернак") и Людмилу Улицкую ("Люди нашего царя"), в 2007 году предпочтения читателей вновь оказались на стороне Улицкой ("Даниэль Штайн, переводчик"), а также Дины Рубиной ("На солнечной стороне улицы") и Виктора Пелевина ("Ампир V").

Читайте по теме: Вручены награды самой престижной кинопремии

12 июня финалисты «Большой книги»-2008 Маргарита Хемлин, Илья Бояшов, Владимир Шаров встретились со своими читателями в ЦДХ, чтобы прочитать отрывки того, что вскоре станет литературным явлением. Хмелин написала о страданиях евреев, но без привычных ужасов, обычная история о «маленьком человеке». В ее сборник «Живая очередь» вошли цикл рассказов «Прощание еврейки», повести «Про Берту» и «Про Иосифа». «Я не хочу, чтобы о моей прозе говорили как о еврейской прозе, которая непременно иллюстрируется Шагалом, — я пишу о евреях как о людях», - как будто оправдывается автор. - «На самом деле мы объединены отчаянием: в какой-то момент показалось, что простые слова и простые истории никому не нужны, никому не нужен маленький человек…». И верно показалось, скучно говорить о пресловутом маленьком человеке, когда космические просторы уже давно бороздят корабли Джорджа Лукаса, а в западной литературе наблюдается безумная смесь всех стилей. Фантасмагория, утопия, пост-панк, западные литераторы изощряются как могут – и чем нас хочет удивить простой человек, которого мы и так видим каждый день по соседству?

В книге Ильи Бояшова «Танкист, или «Белый тигр» - чудом выживший в сражениях под Курском танкист Ванька борется с танком «Белый тигр». Опять вечная тема метафизической борьбы добра и зла. И наконец-то, о русской ментальности, вернее, о том, как ее подает автор романа «Будьте как дети», прозаик Владимир Шаров. В общем виде  он представляет роман как попытку понять историю прошлого века, историю гражданской войны как «крестового похода» детей. Последние два варианта - из серии – не можешь придумать свой оригинальный мир, берешься за историю или войну.

Но проблема заключается в том, что все произведения нынешних русских авторов не отличаются особой индивидуальностью, и спекулируют они известными, похожими образами. Поскольку люди, я говорю об основной массе, голосуют за то, что им знакомо, некие архетипы, которые им близки и понятны. И читать они будут только такое. Здесь еще я упускаю фактор престижа. «Может быть, когда люди говорят об иерархии, они тоскуют о критерии, – говорит Маргарита Хемлин. – Люди хотят критериев, если дали премию, значит, от этого следует вести отсчет». Вот и получается: дали премию, значит престижно, побегу в магазин, похвастаюсь потом коллегам на работе, что прочитала, к примеру, новую книгу Сергея Минаева о проститутках и ночной жизни казино. Модно и знакомо – вот лозунг нынешних литературных премий в России. Вот и пичкают наши Донцовы, Маринины и Лукьяненки читателя всякой лабудой, чтобы привлечь его внимание, покорить, понудеть о скорбной жизни в семейных трусах. А прорыва вперед как не было, так и нет.    

Image

Выразительное молчание русских "ягнят"

Какой из Москвы видится ситуация с русским языком на Украине в свете обновленного закона "Об образовании", как ее видят сами русскоязычные жители соседнего государства — и почему две этих точки зрения так неприятно не совпадают?

Image

Третий Рим и варвары в оранжевых жилетах

Подмосковная пресса становится двуязычной (второй язык — русский), коренное население — меньшинством, драка с участием толпы мигрантов — бытовым конфликтом. Москва всегда была многонациональным городом, но за последние годы — всё менее русским.