Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 23.07.2017 : 58.9325
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 23.07.2017 : 68.6623
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 23.07.2017 : 76.5828
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 23.07.2017 : 46.5979

Мир

Image

Винтокрыл из будущего

«Вертолеты России» представили беспилотный конвертоплан – «помесь» вертолета с самолетом, унаследовавшую лучшие свойства от обоих своих прототипов. Сейчас новинка проходит летные испытания…

Image

Смерть в Linkin Park: шоу продолжается

«Самоубийство – это дьявол, который ходит по Земле меж людей», – написали в Twitter коллеги покончившего с собой рокера Честера Беннингтона. Имя этому дьяволу – слабость. На одной чаше весов популярность, музыка, деньги, жена-красавица из Playboy, шесть (!) детей. На другой – алкоголь, наркотики, депрессия. Почему перевесила вторая?

За несколько десятилетий активной работы защитники животных добились внимания общественности и политиков многих стран мира. Даже такое законное действо как испанская коррида с каждым годом всё больше привлекает внимание не зрелищем, развернувшимся на арене, а деятельностью протестующих против жестокого обращения с быками. Споры вокруг того, отвечает ли бой с быком (тавромахия) требованиям европейской конституции или нет, перекинулись с испанских арен в стены Европарламента.

Для того чтобы понять, как важна коррида для испанцев, достаточно обратиться к истории. Тавромахия зарождается как зрелище с XV века, с окончанием объединения Испании. С этого момента коррида становится не просто зрелищем благородных особ, а элементом испанской культуры и национальным искусством. В своём современном виде, когда тореадор сражается с быком, опираясь на ноги, а не на коня, коррида оформилась в XVIII веке, одновременно сменив свой статус –  зрелище для благородных превратилось в потеху для низших слоев общества. Коррида вросла в сознание испанцев, постепенно становясь символом страны и её отличительным знаком.

Особое место тавромахии для испанцев подтверждает участившаяся практика подрисовывать изображение быка на государственный флаг. Между тем организации защиты прав животных вот уже несколько лет всеми силами пытаются доказать, что коррида - варварский пережиток средневековья, жестокое убийство животного на потеху кровожадной толпе. Никакой практической пользы от зрелища нет, оно только разжигает животные инстинкты. Вдобавок испанские противники корриды постоянно напоминают, что бой быков несовместим с имиджем Испании как развитой цивилизованной страны. Активисты проводят различные акции перед крупными фериями, а также пытаются противостоять организации корриды за пределами Испании и некоторых французских провинций.

Защитники животных дошли до того, что предложили использовать вместо шпаги (оружия матадора) присоски. Такие курьёзные случаи даже рассматривались на уровне Европарламента. Кстати, коррида больше не проводится на Канарских островах. В 2005 году Барселона была объявлена «городом, свободным от корриды», однако силы закона это заявление не приобрело, и тавромахия в Барселоне по-прежнему проводятся регулярно. К победам защитников прав животных можно отнести замену настоящих быков на деревянные муляжи в ходе народной забавы «Огненные быки». Однако это продиктовано скорее требованиями безопасности зрителей и участников действа.

Также запрещены некоторые жестокие народные формы тавромахии, не относящиеся непосредственно к корриде. К тому же сонм недовольных корридой пополняется испанской молодёжью, которую всё больше раздражает, что бой быков стал отличительным знаком Испании во всём мире. Такая болезненная реакция на стереотипы роднит негодующую испанскую молодёжь с россиянами, которые также не понимают обязательной связи их страны с медведем.

Щепетильная до соблюдения прав всего живого на земле Европа в скором времени может серьёзно поставить вопрос о запрете корриды на территории ЕС. Однако чиновники из Брюсселя могут обрести себе врагов в глазах миллионов испанцев, ревностно отстаивающих права на существование своего национального достояния. Причём очевидно, что в самой Испании большинство будет на их стороне. Посему следует ждать жарких споров в стенах Европарламента.