Курсы валют: USD 24/05 56.5552 0.0564 EUR 24/05 63.6189 0.4476 Фондовые индексы: РТС 18:50 1096.83 1.22% ММВБ 18:50 1960.16 0.49%

Ходорковский в тюрьме выгоднее, чем Ходорковский на воле?

Страна | 11.06.2008


Возможное помилование экс-главы ЮКОС Михаила Ходорковского становится объектом большого торга. Причем не только политического, но и, похоже, экономического. На минувшей неделе президент РФ Дмитрий Медведев заявил, что не видит препятствий к тому, чтобы заключенный олигарх написал прошение о помиловании. Адвокат Ходорковского Юрий Шмидт немедленно выступил с комментарием, из которого следует, что писать прошение его клиенту вовсе не обязательно. Складывается ощущение, что Ходорковский кому-то удобнее, пока он в тюрьме.

«Медведев обнадежил Ходорковского», - так трактовали СМИ заявление президента РФ во время его визита в Берлин.  «Все уголовные исполнительные процедуры должны покоиться на внутреннем законодательстве», - заявил Медведев, отвечая на вопросы журналистов о судьбе экс-главы ЮКОС Михаила Ходорковского. «И к процедуре помилования, как и к другим процедурам, может прибегнуть любой осужденный гражданин, в том числе Ходорковский», - сказал президент.

В действительности ничего сенсационного в таком заявлении нет. Ранее, напомним, и Владимир Путин говорил, что вопросы помилования находится в компетенции президента РФ, и даже не исключал, что Дмитрием Медведевым этот вопрос в отношении Михаила Ходорковского может быть рассмотрен. Настоящей сенсацией стали слова адвоката олигарха Юрия Шмидта, который заявил, что Ходорковскому вовсе не обязательно писать прошение о помиловании.

Комментируя заявление президента, адвокат рассмотрел ситуацию под таким углом, что прошение о помиловании, якобы, автоматически означает признание заключенным своей вины. И в этой связи отметил, что по закону помилование лица возможно и без признания им своей вины. А также и без его личного обращения. «Я считаю, что оно возможно и без личного обращения лица, в отношении которого применяется помилование», - заявил Юрий Шмидт.

Позже в интервью одному из интернет-СМИ  Юрий Шмидт подвел под свою теорию юридическую базу. Адвокат сказал, что не считает, что для рассмотрения президентом вопроса о помиловании экс-глава ЮКОСа должен сам обратиться к тому с соответствующей просьбой. В Положении о помиловании сказано, что заключенный имеет право через администрацию колонии или тюрьмы обратиться в комиссию по помилованию, сказал адвокат. Но в документах нет ни слова о том, что всем остальным запрещено обращаться с такими просьбами. «Остальными» по словам Шмидта, могут быть жена осужденного, его мать, дети. В документах, подчеркивает адвокат, никакого запрета на это нет.

Фактически адвокат в каждое свое выступление вставляет две мысли: прошение о помиловании не является признанием вины. И, вторая, прошение о помиловании не должен писать сам Ходорковский. Видимо, чтобы все-таки (вопреки?) отвести подозрения в признании вины. Все это сильно смахивает на сцену из американского фильма «Плутовство»: «Непрерывно отрицайте, что у нас есть бомбардировщик Б-2».

Юристы смотрят на эти словесные баталии с некоторым недоумением. «Что значит не лично? Все равно инициатива должна исходить от заключенного, - говорит адвокат Заур Мамедов. – Потому, что эта комиссия по помилованию не обязана все дела рассматривать. В конце концов, заключенный может быть не хочет, чтобы его помиловали, теоретически я могу это предположить… Мне не понятна эта позиция адвоката».

«Процедура в законе скрупулезно не прописана, он прав, что там не обязательно надо раскаиваться, там нет, действительно, запретов, чтобы кто-то другой обратился за помилованием, - продолжает Заур Мамедов. - Но практика такова, что обращаются, как правило, осужденные. Я не знаю не одного случая, чтобы помиловали человека, который бы не просил о помиловании».

Надо полагать, адвокат Михаила Ходорковского не хуже других юристов понимает существующую в России процедуру подачи прошения о помиловании. И на фоне заявлений Медведева, которые пресса однозначно трактует как обнадеживающие для Ходорковского, его слова звучат как минимум странно. Для чего эти непонятные игры с нестандартными трактовками закона?

Очевидно, что в законе процедура прописана недостаточно четко, но зачем отрицать сложившуюся – и совершенно адекватную - практику? Да, закон не запрещает использовать шероховатости в своих статьях, трактовать их к собственной выгоде, но ведь это палка о двух концах. Оппонент в таком споре тоже имеет право на трактовку закона - и нигде не сказано, что его трактовка хуже, чем у Юрия Шмидта.

Выходом из положения может быть обращение в Конституционный суд. Правда, Ходорковский посидит еще пару лет пока будет идти разбирательство, зато восторжествует правда и суд точно скажет, какая из трактовок является единственно верной. Возможно даже, что будет подтверждено право на подачу прошения о помиловании от третьих лиц. Хотя самому экс-олигарху это будет уже до лампочки, он освободится, отсидев весь срок от звонка до звонка.

«Адвокат скован волей своего подзащитного», - гласит один из базовых принципов адвокатуры. Безусловно, нельзя полностью исключать, что Ходорковскому просто нравится в колонии в Краснокаменске. Потому, что в противном случае нужно будет предположить, что реальным заказчиком Юрия Шмидта является вовсе не Ходорковский. А люди, которым бывший владелец ЮКОСа удобнее в колонии, чем на воле. Таких мотивов тоже исключить никак нельзя. Ведь активы Ходорковского оцениваются в миллионы долларов. И пока он шьет варежки в Краснокаменске, эти средства используются для масштабной «операции по освобождению экс-олигарха». Идет публикация статей, поддерживаются сайты, проводятся пикеты, шьются футболки и на защите «политзаключенного» делаются международные карьеры.

Страшно представить себе, что все это вдруг разом закончится.

Олег Артюков
Код для вставки в блог

Новости партнеров