Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 18.01.2018 : 56,3878
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 18.01.2018 : 69,0243
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 18.01.2018 : 77,7588
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 18.01.2018 : 44,9298

Страна

Виктор Шейнис: Социальная база оппозиции очень узка

Гарри Каспаров и Эдуард Лимонов намерены вновь объединить под своим началом всех представителей радикальной оппозиции - от крайне правых до крайне левых. Однако судя по опыту предыдущих экспериментов в этой области (от "Комитета-2008" до "Другой России"), успеха в этом начинании им ожидать не приходится.

Не секрет, что оппозиционеры наподобие Каспарова, Лимонова и иже с ними не обладают хоть сколько-нибудь заметной поддержкойц в российском обществе. Своим мнением по вопросам, связанным с деятельностью оппозиции в России, "NewsInfo" попросило поделиться  главного научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО РАН) Виктора Шейниса.

- Какова, на Ваш взгляд, социальная база оппозиции в России?

- Оппозиция сегодня значительно более расчленена, чем в ситуации конца 80-х – начала 90-х годов. Тогда тоже, конечно, были идеологические, политические расхождения, со временем они усиливались. Но в особенности в начале это было широкое, массовое, народное движение, и включало оно не только интеллигенцию. Оно включало большие группы молодежи, городского населения, служащих, рабочих – это было очень широкое народное движение, которое представляло большинство общества.

Сейчас оно расколото. Есть группировки радикальные, практически они занимают маргинальное положение в политическом спектре. Есть группы интеллигенции, которые не склонны к радикальным методам борьбы, но считают себя оппозиционными –в основном это сторонники «Яблока», СПС (хотя и не все) сторонники некоторых других партий, которые отодвинуты с центра политического спектра.

Я думаю, что основная социальная база первых радикальных группировок – это группы молодой интеллигенции, учащейся молодежи, хотя они не охватывают весь спектр. Что касается более системной оппозиции, которая предпочитает действовать в рамках системы, это интеллигенция академическая, художественная, тоже не вся, но наиболее что ли ранимая, в своих представлениях о сущем и духе.

- Как Вы оцениваете увлечение некоторых представителей радикальной оппозиции уличными акциями?

- Что касается воздействия на власть, то оно, конечно, неэффективно по двум причинам. Во-первых, это меньшинство и, во-вторых, власть имеет достаточно действенные механизмы подавления. В том числе, по моему мнению, те, которые сложно назвать правовыми. Скажем, недавний приговор сторонникам Лимонова - хотя он и относительно мягок, но, с моей точки зрения, он далек от правовой основы. Власть почему-то стремится исключить из общественной жизни эти группы и ей, к сожалению, это удается.

- Вряд ли представители интеллигенции будут принимать участие в уличных акциях, где столь активна радикальная молодежь...

- В шествиях и другие акциях, которые проводятся без разрешения властей, конечно, принимают участие маргинальные группы. В санкционированных шествия различные слои общества представлены шире.

Но я могу наблюдать, в общем, известный упадок активности тех людей которые сочувствовали бы таким акциям и на некоторые из них приходят, но в целом они не верят в эффективность подобного рода действий. На что у них есть основания не верить, потому что действительно власть укрепилась на данном этапе настолько, что она может себе позволить не замечать этой формы недовольства.

Я бы не переоценивал влияние нынешних уличных акций. Это надо делать. Но не будем обманываться, во всяком случае, ни в какое сравнение с демонстрациями в поддержку Ельцина в 1989-1990 гг. это все не идет. Другая общественная атмосфера, другие настроения, другой социально-политический опыт.

- А лидеры?

- Лидеры появляются, когда есть общественный запрос. На такого лидера, который бы мог повести за собой массы людей, сейчас, на мой взгляд, запроса нет.

- Как Вы полагаете, не отталкивает ли деятельность лидеров радикалов представителей более умеренной оппозиции?

- Вы знаете, те, кто могли, уже отошли. Поэтому сейчас этот ареал очень узок. И я не думаю, что она будет еще больше сокращаться, потому что в обществе всегда есть люди, которые социально активны и которые хотя ее продемонстрировать публично.

Следите за тем, что намечается в Петербурге 5 апреля. Я думаю что некоторые надежды на новое дыхание этого движения на этой конференции, которую собирают демократы, есть, но я не стал бы переоценивать.

- Прежние начинания – "Комитет-2008", "Другая Россия" – не были успешны?

- Они были не успешны. Надо попытаться заново это сделать.  Почему? Причин много. В общем база оппозиционного движения очень узка.

Будет это, когда изменится общая социально-политическая ситуация. А вот когда и каким образом она может измениться, это отдельный большой разговор.

Режим уже в значительной мере оттеснил оппозицию от общественного поля, но я не думаю, что ему нужно вообще уничтожать оппозиции. Разумная позиция власти была бы как раз в том, чтобы хотя бы на периферии общественной жизни допустить свободную дискуссию по главным вопросам нашей жизни. Думаю, от этого выиграли бы все.

Image

Президент наводит марафет – Франция смеется

Эммануэль Макрон никакими доходами не обладает, его супруга получает пенсию провинциальной учительницы, но это не мешает главе республики тратить десятки тысяч евро... на макияж.

Image

Гендиректор АО «ОЗК» М.Кийко получил Диплом РБИ «Организация года»

Генеральный директор АО «Объединенная зерновая компания» Михаил Кийко получил Диплом и Серебряный крест Русского биографического института. Награду ему вручили на торжественной церемонии, посвященной награждению лауреатов премии.