Курсы валют: USD 21/01 59.6697 0.3176 EUR 21/01 63.7272 0.5469 Фондовые индексы: РТС 18:50 1138.99 0.21% ММВБ 18:50 2159.96 -0.11%

Владимир Наумов: «Жизнь не имеет жанра и ее невозможно ограничить»

Общество | 06.12.2007


6 декабря выдающемуся режиссеру, автору картин «Бег», «Легенда о Тиле», «Тегеран-43», «Берег» и др. исполняется 80 лет. Накануне юбилея Владимир Наумов рассказал Newsinfo о своих сокровенных желаниях, о событиях, которые изменили его жизнь, и о том, кто из гениев мирового кино «сумел разложить человеческое сознание до молекул и высвободить колоссальную нравственную силу».


«Перед юбилеем у меня миллион дел!», - воскликнул Наумов кому-то на другом конце провода. Телефоны в его кабинете на Мосфильме трезвонили непрерывно. «Так. Сколько у нас времени?», - обратился он ко мне, помогая снять пальто с элегантностью истинного джентльмена. «Часа полтора», ответила я и, заметив, как изменилось лицо мэтра, поняла, что взболтнула что-то не то. «Ох, нет-нет! Еще столько работы!» - «Полчаса?..» - «15 минут!». Мысленно я списывала такое необычайно живое начало нашей беседы на этикет взаимного приветствия. «Владимир Наумович, что мы торгуемся? Вы же художник! Как скомандуете – «Стоп! Снято», так и закончим». В результате мы проговорили час с лишним. Кстати, о времени у Владимира Наумова свое, почти философское представление, которое он постарался передать в приуроченной к солидной дате, кино-притче «Джоконда на асфальте».

- Владимир Наумович, Вашу новую картину зрители уже успели посмотреть и оценить. Но, наверняка, не каждый смог понять, почему – «Джоконда» и почему «на асфальте»?

- Много лет назад, будучи в Гамбурге, я увидел бродячего художника, рисующего прямо на асфальте знаменитую «Джоконду». Рисовал очень здорово! Я постоял, посмотрел… Потом он закончил, собрал в шапочку заработанные монетки и ушел. А мне вдруг стало так жалко Джоконду. Ее лицо топтали прохожие, кто-то бросил в нее окурок… И, не заметно для себя, я стал с ней разговаривать – утешал, успокаивал, мол, не волнуйся, чего ж ты… Мимо проходили немцы, крутили у виска, думая, что я ненормальный. Она же смотрела на меня и даже как будто отвечала – мы, словно, почувствовали друг друга. В какой-то момент мне показалось, что есть в этом что-то символическое. Тот же окурок – был уже не просто окурком, а фактом нашего отношения ко всему духовному, к культуре. Через некоторое время я снова оказался в Гамбурге и, конечно, решил навестить «Джоконду». Она уже поистерлась, поизносилась – дожди смывали ее в грязный дорожный сток… И у меня опять возникло щемящее чувство жалости. И не как к картине, а как к живому человеку, к красивой женщине, утратившей свое очарование. Я снова утешал ее, говорил – «Ничего страшного. Только не волнуйся. Это же не ты на самом деле. Ты – там! Понимаешь – там! А это, может быть, всего лишь твоя тень…» Она вроде бы поняла меня.

- И улыбнулась?

- Улыбка? Улыбка, о которой написано миллион томов, на мой взгляд, какая-то всемирная ошибка. «Джоконда» вовсе не улыбается. То, что мы видим на ее лице - это предощущение улыбки. Предощущение… - Владимир Наумович повторил, практически, по слогам. И в ту же минуту у него появился «просветленный» единомышленник в моем лице. В убедительности этому человеку не откажешь. – В следующий раз я приехал в Гамбург зимой. От «Джоконды» к тому времени уже ничего не осталось. Но! Сквозь корку треснувшего льда был виден глаз – только один ее глаз. Это было неописуемое зрелище! И я вдруг понял, что время – убийца-время - постепенно уничтожающее красоту, способно создавать иную красоту… В течение нескольких лет «Джоконда» не отпускала меня, она мне часто снилась и ее ускользающая красота, словно, просилась на киноленту. Так и появилась моя «Джоконда на асфальте». Хотя, прямого отношение к сюжету фильма она и не имеет. Но, все-таки, эмоционально определяет прошедшее время и через разрушение показывает появление новой красоты.

- Вы довольны работой?

- Да. Особенно доволен игрой своей жены, которая всегда меня понимает. Ведь сколько времени уже вместе – 35 лет… Доволен работой дочери Наташи. Она, кстати, тоже снимает фильмы.

Наталья Наумова родилась 1 марта 1974 года. Окончила актерский факультет ВГИКа ( мастерская Армена Джигарханяна и Альберта Филозова) и Институт повышения квалификации при Министерстве культуры РФ (мастерская Аллы Суриковой и Александра Муратова). С нялась в фильмах «Берег», «Законный брак», «Белый праздник», «Цветок дьявола». В семилетнем возрасте сыграла в картине отца «Тегеран-43».

- Владимир Наумович, Ваша супруга Наталья Белохвостикова снимается во всех Ваших фильмах. Это семейная традиция? Или без ее участия ни один Ваш фильм не будет полноценным?

- Это совершенно естественно! Почему Феллини снимал Мазину? Это же естественно! И потом, с моей точки зрения, Наталья, действительно, замечательная, талантливая актриса. Кроме того, она знает и понимает замысел картины с самого момента его зарождения, даже, когда его еще нет.

- В свое время Вы работали с такими звездами, как Ален Делон, Клод Жад, Курт Юргенс… А кого из сегодняшних зарубежных актеров Вы хотели бы снимать в своих картинах?

- Де Ниро и Рэдфорда. Я собирался снять фильм о древнем Риме и приглашал Роберта Де Ниро на роль императора Домициана. Но, к сожалению, это оказалось очень дорого и от идеи пришлось отказаться. Другая история приключилась и с замечательным актером Робертом Рэдфордом. У него просто не было времени – киношная жизнь расписана на много лет вперед. Нам удалось только встретиться за чашкой кофе и немного поболтать.

- Владимир Наумович, как Вам сегодня живется и работается рядом с такими не менее успешными, но более светскими коллегами, как Андрей Кончаловский, Никита Михалков, Валерий Тодоровский, Федор Бондарчук?

- Абсолютно нормально! Вы назвали очень хороших режиссеров. Со всеми у меня замечательные, дружеские отношения. Тодоровский начинал в нашей студии, когда был у меня художественным руководителем. С Михалковым мы знакомы тысячу лет. С Бондарчуком – что тут говорить… Я крепко дружил с его отцом. Сергей Бондарчук был моим первым актером. Это была роль чешского писателя, автора романа «Репортаж с петлей на шее» - Фучика. И к Феде отношусь очень тепло, мне нравятся его картины. Я в отличие от многих деятелей искусства не ограничиваю себя собственным вкусом.

- Какое будущее ждет отечественный кинематограф?

- На мой взгляд, светлое. Правда, мне сегодня в кино, когда на экране избыток – как говорил Феллини - клипового сознания, не хватает философии и притчи. Я это люблю. Но с другой стороны, я понимаю, что люди должны и развлекаться. Жизнь у нас непростая… И легкое кино тоже нужно, как некое освобождение души. Вообще, жизнь не имеет жанра и ее невозможно ограничить какими-то рамками. Вспоминаются слова генерала Чарноты из фильма «Бег»: «Моя родина не помещается в котелок, господа нищие!». Вот так и жизнь нельзя уместить в «котелок».

- Какие люди и фильмы в свое время изменили Вашу жизнь?

- Феллини. Великий Федерико Феллини, с которым мы дружили почти тридцать лет. И его картина «Восемь с половиной». Феллини – даже не режиссер, это – крупнейшее явление культуры XX века. И если ученые-физики разложили ядро атома и высвободили чудовищную энергию, которая способна уничтожить мир, то Феллини в своем фильме «Восемь с половиной» разложил человеческое сознание до молекул и высвободил колоссальную нравственную силу. Я вообще делю мировой кинематограф до «Восьми с половиной» и после. Но это, конечно, мое личное мнение, не имеющее отношения к искусствоведческим знаниям.

- Владимир Наумович, как Вы собираетесь отметить свой юбилей?

- Никак.

- Простите?

- А я никогда не отмечаю свои юбилеи. Спокойно к этому отношусь. Кто захочет придти, тот придет. Нет, я, конечно, накрою небольшой стол – посидим, поговорим, выпьем. Правда, я не пью, абсолютно не пью. Но вот этих положенных торжественных встреч где-нибудь в концертных залах - как бывает на юбилеях известных людей – с благодарственной речью и скучающими физиономиями, я не люблю и чувствую себя некомфортно. Мне предлагали организовать нечто подобное, но я отказался.

- Чего бы Вам очень хотелось из того, что не можете себе позволить?

- Мне, как художнику, хотелось бы всего несбыточного… Хотелось бы, что бы нашлись деньги на мои будущие картины, которые представляются мне очень дорогими. К слову сказать, ради интереса я попросил специалистов посчитать, хотя бы приблизительно, во сколько бы сейчас обошелся «Тегеран-43» или «Бег». Вышла такая сумма, что я боюсь даже вслух ее произнести. Это порядка 100 миллионов долларов!

- Зато никаких особых затрат не требуют краски и бумага. Знаю, Вы хорошо рисуете, Владимир Наумович…

- Рисую. В основном, по ночам. А я Вам сейчас покажу свои рисунки. – он достал толстую книгу и бережно пролистал ее. Помимо сюрреалистических рисунков Наумова, в ней были и фотографии разных лет из жизни режиссера - его встречи с самыми разными известными людьми. – Вот Рейган. А это – Папа, который предыдущий. Это – Шарль Азнавур, а здесь Ален Делон, что не пьет одеколон, а пьет двойной Бурбон. Параджанов, Франческа Рози, Мастрояни… А это - Джоу Энь Лай! Можете себе представить такой фокус! – вот я, а вот Джоу Лай!

- С каким чувством Вы переходите 80-летний рубеж?

- С чувством светлой надежды, что мне все-таки удастся осуществить что-нибудь из задуманного, но пока несбыточного. А в качестве подарка хочу получить право и дальше снимать свои картины. Больше мне ничего не надо, ничего. Все остальное у меня есть… Машина есть, передвигаться могу. Дача, которую двенадцать лет строил, тоже есть. – Владимир Наумович неожиданно рассмеялся, так, словно рассмешил сам себя. - На одежду и еду хватает. Я только одного хочу… Я хочу кино.

"Newsinfo" поздравляет Владимира Наумовича с юбилеем и желает осуществления всего задуманного.

Беликов Андрей
Код для вставки в блог


Рубрики

Культура, Наркотрафик, Наука, След в истории
Новости партнеров