Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 21.10.2017 : 57.2721
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 21.10.2017 : 67.3577
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 21.10.2017 : 75.519
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 21.10.2017 : 44.8784

Спорт

История допинга от Джонсона до Джонс

Сообщение о том, что бегунья Мэрион Джонс призналась в употреблении допинга и вернула все пять медалей (из них три золотых), завоеванные на Олимпиаде 2000 года в Сиднее, разумеется, не прошло незамеченным. Но уличи ее антидопинговые службы в применении запрещенных средств сразу после игр, эффект был бы гораздо громче, да и уступившие Джонс спортсменки своевременно получили бы заслуженные награды. 

История Джонс удивительным образом напоминает историю другого легендарного американского легкоатлета, Карла Льюиса, по иронии судьбы также совмещавшего бег на короткие дистанции с прыжками в длину. Именно с противостояния Льюиса с канадским спринтером Беном Джонсоном берет свое начало история допинга. Нет, запрещенные препараты, разумеется, принимали и раньше. Как это делалось в ГДР, стало известно после всплытия на поверхность секретных архивов «Штази». Впрочем, нет сомнений, что и в других странах с допингом все обстояло очень даже неплохо. Хотя бы потому, что Международному олимпийскому комитету в 60-70-ые годы было не до борьбы с ним.

Что касается Джонсона и Льюиса, то их противостояние в беге на 100 метров считалось главным событием олимпийских игр 1988 года в Сеуле. Зрелище не обмануло ожиданий, канадец одержал блестящую победу с новым мировым рекордом, но вскоре был дисквалифицирован за использование допинга. Золотую медаль отдали Льюису, вот только сомнения, что американец также не совсем чист перед законом, закрадывались у многих зрителей.

Через пятнадцать лет после Олимпиады в Сеуле Карл Льюис признался, что как раз перед этими играми он не только принимал допинг, но и был уличен в этом Олимпийским комитетом США. Однако последний вопреки всем международным нормам скрыл информацию и допустил знаменитого спортсмена к соревнованиям, поверив, что тот принимал запрещенные средства «по неведению». За свою карьеру американский легкоатлет выиграл девять золотых олимпийских наград и покинул спорт за пять лет до своего скандального признания.

После дисквалификации Бена Джонсона МОК начал активно бороться с допингом, ежегодно разоблачая все новых и новых «звезд». Кубинский прыгун в высоту, рекордсмен мира Хавьер Сотомайор, блистательный британский спринтер Линфорд Кристи, двукратный чемпион Олимпиады 1998 года лыжник Йохан Мюллег, прославленная российская лыжница Лариса Лазутина, ее соотечественница биатлонистка Ольга Пылева – вот далеко не самый полный список знаменитостей, уличенных в применении допинга. Наряду с лыжниками и легкоатлетами чаще всего попадались на допинге представители «силовых» видов спорта, таких как тяжелая атлетика и академическая гребля. Но всех перещеголяли велосипедисты; из велоспорта за применение запрещенных средств удалили практически всю элиту, отстраняли от гонок целые команды, а судебные процессы на предмет «употреблял – не употреблял» и по сей день будоражат общественное внимание.

По данным Всемирного антидопингового агентства сегодня в мире допинг употребляют 15,5 миллионов человек, из которых 35% - профессиональные спортсмены. Объем мирового оборота анаболиков составляет 700 тонн, в том числе тестотерона - 70 тонн (его используют 1,5 миллиона человек), гормона роста и эритропоэтина - 34 миллионов ампул (потребляет 2 миллиона человек). А когда выяснилось, что даже кумир миллионов Сильвестр Сталлоне был пойман на незаконном ввозе в Австралию запрещенного препарата под названием «джинтропин», стало ясно, что допинг превратился в колоссальную проблему.

Решать ее, как принято, предлагают с помощью самых крайних мер. Одни предлагают увеличить срок дисквалификации за допинг, вплоть до пожизненного, отдавать нарушителей под суд как настоящих преступников, расширить список запрещенных препаратов, ужесточить проверки и ввести прочие драконовы меры с целью искоренения допинга. Другие достаточно резонно возражают, что искоренить допинг все равно не удастся. А потому его необходимо легализовать, чтобы, по крайней мере, поставить всех в равные условия. Что касается здоровья, то спортсмены – люди взрослые и в состоянии ответить сами за себя. На мельницу подобных настроений льет воду и неразбериха в определении того, какое вещество считать запрещенным. Недавно, например, реабилитировали кофеин, который в свое время стоил золотых медалей не одному десятку принимавших его спортсменов.

И все-таки истинный ответ на вопрос «Как бороться с допингом?» лежит, видимо, где-то посредине. Необходимо вести наступление на запрещенные средства по всем фронтам: ужесточать наказание, совершенствовать лаборатории, вести разъяснительные беседы с подрастающим поколением и т.д. Вот только уверенности, что допинг удастся одолеть, с каждым годом становится все меньше. Тем более после известий о том, что на подходе новый вид допинга – генетический. На сегодня известны три гена, которые, возможно, вскоре будут использоваться спортсменами, и распознать которые современными методами невозможно. Первый из них вырабатывает дополнительные эритроциты (аналог современного эритропоэтина), второй способствует росту клеток внутренней поверхности сосудов, а третий монстр помогает нарастить мышцы и потому с легкостью заменит современные стероиды.

Андрей Беликов

Image

Как служилось в советском стройбате

«Королевские войска» или стройбат были настоящей легендой в СССР. Правда, скорее в плохом смысле слова – этого рода войск сторонились многие призывники, а военное руководство вообще выступало против его существования.