Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 58.9325
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 68.6623
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 76.5828
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 46.5979

Общество

Image

Есть ли жизнь на пенсии

Французская финансовая корпорация Natixis опубликовала ежегодный рейтинг Global Retirement Index, согласно которому Россия заняла 40-ю позицию из 43. Этот рейтинг ежегодно измеряет, насколько комфортно живется пенсионерам в разных странах.

Image

Винтокрыл из будущего

«Вертолеты России» представили беспилотный конвертоплан – «помесь» вертолета с самолетом, унаследовавшую лучшие свойства от обоих своих прототипов. Сейчас новинка проходит летные испытания…

Стоял август 1919 г. Уральские казаки, отчаянно сопротивляясь, отступали под натиском превосходящих сил красных. Советское командование уделяло Уральскому фронту особое внимание, понимая, что именно через земли уральцев Деникину и Колчаку легче всего соединиться. Кроме того, в районе Гурьева находились богатые нефтяные источники.

В это время уральское казачество находилось в тяжелейшем положении: большая часть его территории была захвачена и разорена красными; среди казаков свирепствовал тиф, ежедневно вырывавший десятки незаменимых бойцов; не хватало офицеров; войско испытывало катастрофическую нехватку вооружения, обмундирования, боеприпасов, медикаментов, врачебного персонала. Отрезанным от Колчака и Деникина уральцам приходилось почти все необходимое для продолжения войны добывать в бою. В это время большевики уже оттеснили белых за станицу Сахарную, за которой начинались пески низовья Урала, где кормить лошадей было нечем. Еще немного – и казаки лишатся коней, своей главной силы.

Для выхода из положения созвали круг, на котором решили выделить отряд из лучших бойцов, который должен был тайно пройти расположение красных войск и проникнуть к ним глубоко в тыл, после чего атаковать Лбищенск, где находился штаб красных и склады вооружения. В состав отряда общей численностью 1192 сабель при 9 пулеметах и 2 орудиях вошли казаки генерала Н.Н.Бородина и полк крестьян соседних губерний подполковника Ф.Ф.Познякова. Задача перед ними стояла почти невыполнимая: Лбищенск охранялся 4-х тысячным отрядом красных при большом количестве пулеметов, а днем его район патрулировали аэропланы. Кроме того, до него надо было пройти незамеченным 150 километров по голой степи. Поэтому штаб Чапаева чувствовал свою безопасность.

В ночь с 31 августа с 1 сентября отряд выступил. Для соблюдения скрытности о кострах, горячей еде и курении пришлось забыть на несколько дней. Всю ночь отряд уходил как можно подальше в степи, чтобы красные не заметили их маневр. Потом они вошли в Кушумскую низину. Поход был очень изнурительный: так, 1 сентября отряд, укрывшись от красных аэропланов в камышах, пролетавших совсем рядом, простоял весь день на жаре в болоте. Лошадей отогнали в камыши, тачанки и пушки забросали ветками и охапками травы, а сами легли рядом. С наступлением ночи ускоренным маршем удалились от опасного места. На 3-й день пути к вечеру отряд подошел к цели, укрывшись во впадине недалеко от Лбищенска и выслав во все стороны разъезды для разведки и захвата "языков". Один из них захватил у красных обоз. Один из пленных решил указать дом, в котором располагался Чапаев. Его решили взять живым и для этого выделили особый взвод, который должен был во время атаки стремительно прорываться к его дому и схватить его спящим. Тогда решили передохнуть после трудного пути один день и в ночь с 4 на 5 сентября двинуться на Лбищенск.

Перед атакой командование отряда напомнило своим подчиненным, что в Лбищенске находится злейший враг уральского казачества – Чапаев, беспощадно уничтожавший пленных, дважды ускользал из их рук – в октябре 1918 года и в апреле 1919 года, но на третий раз он должен быть ликвидирован.

В 3 часа утра в предрассветной мгле, цепи белых двинулись вперед. Разведчики без шума сняли караулы и заняли окраины. Началась "зачистка" Лбищенска. По словам есаула Фаддеева, "двор за двором, дом за домом "очищали" взводы. Сопротивлявшихся ожидала участь быть разорванным бомбой или разрубленным шашкой". В окна домов, откуда по белогвардейцам открывался огонь, летели гранаты, но большинство красных, застигнутых врасплох, сдались без сопротивления. В одном доме были захвачены шестеро полковых комиссаров. Пленных было так много, что сначала их расстреливали, боясь восстания, а потом стали сгонять в одну толпу. Бойцы отряда, охватив станицу с тех сторон, продвигались к ее центру. Среди красных началась дикая паника, в одном нижнем белье они выскакивали через окна на улицу и метались в разные стороны, не понимая, куда бежать, поскольку звуки боя раздавались со всех сторон. Те, кто успел схватить оружие, беспорядочно стреляли в разные стороны, но от нее в основном страдали сами красноармейцы.

Взвод, выделенный для поимки Чапаева, прорвался к его дому. Однакого его командир подхорунжий Белоножкин допустил ошибку: не оцепив дом, он повел своих людей в его двор. После приказания выходить из окна выскочил какой-то человек. Это и был Чапаев. Белоножкин выстрелил в него из винтовки и ранил в руку. Однако тому удалось бежать. В доме, кроме двух женщин, никого не нашли. И в этот момент, когда красные в панике побежали к реке, их остановил Чапаев. Ему удалось собрать около сотни бойцов с пулеметами и выбить белых из штаба. После этого они засели за его стенами и начали отстреливаться. По словам пленных, в ходе боя с казаками Белоножкина Чапаев был тяжело ранен в живот и на снятых воротах его переправили на другой берег, где он и умер.

Оборону штаба возглавил его начальник, 23–летний Ночков, бывший офицер царской армии. Засевшие там красные жестоким огнем не давали белым захватить центр Лбищенска и даже контратаковали. В это время коммунисты и солдаты конвойной (расстрельной) команды во главе с комиссаром Батуриным, заняли партком на окраине станицы, не давая белым охватить штаб Чапаева с тыла. Казаки ввели в бой резервы, но они не дали результата. Тогда казаки хорунжего Сафарова решились на геройский, но безрассудный поступок: выскочили на тачанке к штабу, пытаясь подавить его сопротивление пулеметным огнем. Однако все, кто в ней сидели, были убиты или ранены. Видя, что положение критическое, генерал Бородин повел выручать раненых свой штаб. Дома уже почти были очищены от красных, но в одном из них затаился красноармеец, который, увидев сверкнувшие на утреннем солнце генеральские погоны, выстрелил в него и убил наповал. Принявший командование полковник Сладков приказал своим пулеметчикам подавить сопротивление парткома. Пока одни отвлекали красных, ведя с ними перестрелку, другие влезли на крышу соседнего, более высокого дома. Через минуту партком был взят: пулеметы казаков превратили его крышу дома в решето, перебив большую часть оборонявшихся.

Тут подошла батарея. Участь штаба была решена: от орудийного обстрела красные дрогнули. В это время под огнем к брошенной тачанке кинулся урядник Юткин, который, будучи ранен в грудь навылет, стрелял до тех пор, пока красные не бежали. После этого сопротивление красных было сломлено.

Участник боя Погодаев писал: "Красные бегут к Уралу, на ходу сбрасывают одежду, сапоги. Вся река, насколько хватает глаз, покрыта плывущими людьми. Сотни голов и взмахивающих рук. Тут-то и началась потеха. Казаки выкатили пулеметы. Свинцовые струи резали воду, и там, где проходила струя, там исчезали навеки под водой люди. Из плывущих мало кто уцелел. Сотник Киров вспоминал: "Урал окрасился кровью. Раненые, выбиваясь из последних сил, плыли, но, настигнутые пулей, шли ко дну…» Уже на другом берегу подстрелили комиссаршу.

К 12 часам дня бой прекратился. Не считая погибших в воде и на другом берегу, только на улицах Лбищенска насчитали полторы тысячи убитых красных, 900 были взяты в плен. Тех, кто пытался прятаться, выдали местные жители. Среди них был и комиссар 25–й дивизии П.С.Батурин, незадолго до этого сменивший на этом посту Фурманова. Потери белых составили 24 убитых и 94 раненых.

И тут, не зная о случившемся, в станицу пришли красные тыловые части, красные курсанты, и карательный отряд. Увидев вместо «непобедимого» Чапаева белых, они не успели оказать сопротивления и были порублены шашками.

Трофеи, взятые в Лбищенске, были огромными: амуниция и продовольствие на 2 дивизии, радиостанция, пулеметы, киноаппараты, 5 аэропланов. Но были и другие трофеи. Полковник Изергин писал: «Среди них было много машинисток. У красных много пишут…»

Не обошлось и без курьезов. Погодаев писал: «К Мякушкину подскакал казак Миновсков. Грудь украшают аж пять орденов Красного Знамени. «В чапаевском штабе достали. Там их несколько коробок. Ребята брали, сколько хотели… Пленные рассказывают: Чапаю прислали за бои красноармейцам, а он их и раздать не успел. В честном бою заработал. Жди, когда тебя наградят – сам себя наградил".

Почему же прославленный красный командир потерпел такое поражение? Тот же Фурманов пишет: "казаки при своем талантливом налете во главе поставили опытнейших военных руководителей". Кроме того, нельзя не отметить отмечает самоотверженность и героизм рядового состава и офицеров, а также беспечность самого Чапаева.

Теперь о "несовпадениях" фильма и книги "Чапаев". Зачем было обманывать красивой гибелью? Такой герой, как Чапаев, и умереть должен был героем. Нельзя же было показать, что он едва не попал сонным в плен и был в беспомощном состоянии вывезен из боя и умер от раны в живот. Как-то некрасиво. Для этого и выдумали не существовавший реально броневик белых, который он якобы забросал гранатами из штаба. Заметим, что если бы в отряде белых были броневики, то он был бы сразу раскрыт, так как шум двигателей в ночной тишине слышен в степи на многие километры!

Каково же было значение Лбищенской спецоперации? Во-первых, она показала, что действиями сравнительно небольших по численности, но хорошо подготовленных сил в ходе одного удара можно успешно выходить из казалось бы безнадежной ситуации и бить превосходящего во много раз противника. Во-вторых, были достигнуты результаты, которые тяжело получить, проводя боевые действия "в обычном режиме": был уничтожен штаб всей войсковой группы Красной Армии Туркестанского фронта, у красных была нарушена связь, они были деморализованы и бежали к Уральску, на те рубежи, откуда они в июле 1919 г. начали свое наступление. Моральное же значение для казаков самого факта, что бахвалившийся на каждом митинге сокрушительными победами над уральцами (на деле – ни один полк казаков не был им разбит) Чапаев был уничтожен их же руками, было поистине огромно. Однако повторению такой спецоперации в Уральске белогвардейцам помешали несогласованность действий между командирами, катастрофическое развитие эпидемии тифа среди личного состава и резкое увеличение сил красных на Туркестанском фронте, которые смогли оправиться лишь через 3 месяца из-за крушения фронта Колчака.