Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 19.08.2017 : 59.3612
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 19.08.2017 : 69.7197
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 19.08.2017 : 76.4988
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 19.08.2017 : 47.0319

Общество

Image

Минобороны: сделаем русский флот снова великим

Существуют державы морские и сухопутные. Это классика геополитической мысли. Россия – держава сухопутная. Англосаксонские державы – морские. И для того, чтобы бороться с морскими державами, России нужен сильный военно-морской флот.

Спецназовцы осуждены в угоду ЕС

В апреле 2007 года дело Ульмана рассматривалось в третий раз. В двух предыдущих случаях присяжные спецназовцев оправдали, однако Военная коллегия Верховного суда Российской Федерации всякий раз отменяла приговор.

Еще 13 апреля 2007 года Северо-Кавказский военный окружной суд объявил в федеральный розыск спецназовцев Эдуарда Ульмана, Владимира Воеводина и Александра Калаганского. Тогда они уже во второй раз не явились на судебные слушания. Четвертый подсудимый, Алексей Перелевский, который также проходил по этому делу, на заседание суда явился. Мерой пресечения для него была подписка о невыезде.

В ходе дела обвиняемые не признавали своей вины, заявив лишь, что факт, изложенный в обвинительном заключении, "имел место". Суть обвинения заключалась в следующем: спецназовцы ГРУ капитан Эдуард Ульман, прапорщик Владимир Воеводин, лейтенант Александр Калаганский и майор Алексей Перелевский обвинялись в убийстве шестерых чеченцев. Это произошло во время спецоперации в 2002 году по ликвидации Хаттаба. По данным следствия, спецназовцы обстреляли машину УАЗ, в результате один пассажир был убит, двое ранены. Якобы документы у чеченцев оказались в порядке, но, несмотря на это, оставшиеся в живых были расстреляны, а их тела вместе с автомобилем сожжены.

Общеизвестно, что мирным гражданам в районе проведения спецоперации делать нечего.

Кроме того, заметим, что в силовых структурах неподчинение приказам жестоко карается.

4 апреля 2007 года гособвинение потребовало приговорить Ульмана и Перелевского к 23 годам тюремного заключения, а Воеводина и Калаганского – к 19 и 18 годам соответственно. По мнению прокурора, обвиняемые должны были отбывать наказание в колонии строгого режима. Обвинение предлагало лишить их воинских званий, государственных наград и права занимать должности на госслужбе в течение трех лет. Кроме того, прокурор потребовал также возместить потерпевшим моральный ущерб.

Суд отреагировал на неявку группы Ульмана вынесением постановления, в котором говорится, что появились основания для изменения подсудимым меры пресечения с подписки о невыезде на заключение под стражу.

Адвокат подсудимых Роман Кржечковский высказал тогда недоумение по поводу решения суда в части изменения меры пресечения, поскольку, по мнению адвоката, определение это было принято с нарушением законодательства.

В беседе с NewsInfo источники в Верховном суде РФ отмечали, что это дело, как никакое другое, иллюстрировало, что наличие в России судов присяжных, скорее, "дань моде", стремление угодить ЕС, продемонстрировав, что "у нас, как у них". Вероятно, "обычные" присяжные и в третий раз вынесли бы оправдательный приговор. Однако Конституционный суд Российской Федерации 6 апреля 2006 года постановил, что дела по особо тяжким преступлениям, совершенным на территории Чечни, должны рассматриваться военными судами без участия присяжных. 7 мая 2007 года Президиум Верховного суда России принял решение, что "дело Ульмана" будут рассматривать "профессиональные судьи".

Вопрос, который не дает покоя ни следствию, ни сочувствующим обвиненных в тяжком преступлении офицеров – куда делись подсудимые? Как сообщил еще в апреле в зале суда адвокат подсудимых Роман Кржечковский, он не может связаться с обвиняемыми. По его информации, Ульман должен был находиться в Москве, Воеводин – в Новосибирске, Калаганский – в Улан-Удэ. Не располагает сведениями о местонахождении и четвертый офицер Перелевский.

Адвоката потерпевших Мурад Мусаев, со слов командира воинской части в Бурятии, где проходили службу обвиняемые, сообщал, что в Улан-Удэ офицеров также никто не может найти. В последний раз о местонахождении военнослужащих было известно 5 апреля. В этот день Воеводин вылетел из Ростова-на-Дону в Москву.

Можно предположить, что они явятся туда, где их дело рассмотрят непредвзято, например, в Страсбургский суд по правам человека, который беспристрастно расставит все точки над "i".