Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 28.07.2017 : 59.4102
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 28.07.2017 : 69.6406
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 28.07.2017 : 78.0234
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 28.07.2017 : 47.6707

Мир

Image

The Economist предложил Западу изучать Россию по песням Шнурова

Авторитетный британский деловой журнал выпустил видеосюжет о творчестве лидера группы «Ленинград», сделав неординарные выводы из клипов на песни Сергея Шнурова.

Лимонов не стал вторым Че Геварой

Национал-большевистская партия, лидером которой являлся литератор Эдуард Лимонов, 19 апреля была запрещена решением Мосгорсуда и признана экстремистской организацией. Несмотря на то, что решение Мосгорсуда обжаловано в Верховном суде РФ, известный национал-большевик не проявляет былой активности, обвиняет коллег по политическому цеху в отсутствии поддержки… И только.

17 апреля Лимонова допрашивали сотрудники ФСБ и следователи прокуратуры в связи с его выступлением в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Ранее «Единая Россия» обращалась к своим партнерам по Антифашистскому пакту с призывом обсудить действия газеты «Газета», опубликовавшей интервью Лимонова.

После всего этого лидер организации, которая когда-то захватывала административные помещения и проводила другие бойкие акции, обрушился с критикой в основном на другие политические партии и движения – от «Великой России» до «Наших», лишь вскользь задевая власть, и невнятно обещая месть при благоприятных обстоятельствах.

Эдуард Лимонов сетует на то, что ни КПРФ, ни другие оппозиционные партии не сделали по поводу запрещения НБП никаких политических заявлений, и критикует по этому поводу всех подряд, заодно называя их «травоядной оппозицией» и «кроликами с водянистыми глазками жертв».

Не забыв упомянуть свою книгу и собственные заслуги в деле формирования в начале 90-х годов революционного национализма в России, Лимонов уверяет, что «русское национальное движение невозможно в России, пока на троне и у трона – чекисты: коррупционеры и стяжатели. Возможно только выслуживание, лакейство».

Но и только – между тем, издавая звуки вроде «репрессии», «кровавая гэбня», и тому подобные, в России уже никого не удивишь, тем более они не похожи ни на ясную политическую позицию, ни на четкую программу действий. А Лимонов, кроме утверждений о том, что «полицейская логика в России осталась неизменной со времен Ходынки и Кровавого воскресенья», и обещаний дождаться революционной ситуации «и тогда!...», сегодня ничего больше не обещает.

Разве что изображает этакими забитыми святыми деятелей из «Другой России» вроде Каспарова и себя самого. Складывается ощущение, что после того, как российская власть указала на статус организации Лимонова, он, примкнувший к «несогласным», стал «послушным революционером», который, перейдя под крыло финансируемых извне оппозиционных движений, растерял наиболее толковых сторонников, сменил флаги и лишился остатков того ореола героизма, которым его наделила было заявленная им когда-то приверженность  революционным методам оппозиционной борьбы.

Александр Туманов