Курсы валют: USD 21/01 59.6697 0.3176 EUR 21/01 63.7272 0.5469 Фондовые индексы: РТС 18:50 1138.99 0.21% ММВБ 18:50 2159.96 -0.11%

Антитаблоидный роман

Культура | 21.02.2007


Все журналисты в романе одинаково мерзкие, но каждый мерзок по-своему


                                                                   ИМХО

Издательство "РОСМЭН" в начале новоприбывшего 2007 года преподнесло читателям книгу с несколько провокационным названием "Про людей и звездей" с подстрочником "роман, где все правда". То, что светская тусовка и суета журналистики – особый мир, живущий по своим законам и что любой простой человек может быть по отношению к нему классифицирован как некая "иноприродная" особь, многие, в принципе, догадываются. Однако Ирина Майорова*, которая ранее вела светскую хронику в одном из самых популярных российских изданий, решила показать это простому люду во всех подробностях. Показать вовсе не глянец, не "лицо" этой жизни, а изнанку, с которой, собственно, зачастую и приходится соприкасаться журналистам.

Работа журналиста (и не только в "желтом" издании, где трудится Уля Асеева, главная героиня "произведения") такова, что день без происшествий – просто катастрофа. Это провоцирует человека на ужасающее ожидание словно манны небесной сенсаций, людского горя, террористических актов ("ждут, когда очередной самолет с неба свалится", "только б за ночь случилось чего-нибудь, от чего у читателей кровь в жилах бы стыла"). Они чуть ли не с сожалением в голосе рапортуют: "Никто не пострадал", а слова "жертвы", "педофил" и многие другие подобного же сорта произносят почти что с необъяснимым маниакальным удовольствием.

Милая девчонка, приехавшая некогда покорять столицу, а в итоге хлебнувшая сполна грязи и пакости на ниве таблоида – такая история стара как мир. Вечная погоня за "бомбами", злорадство над менее удачливыми коллегами, использование окружающих людей исключительно в утилитарных целях – все это прописано в романе детально и с характерной для светской хроники легкостью стиля. Книга, конечно, никак не для чистеньких филологических девочек и мальчиков: описания стольких человеческих мерзостей зараз они не перенесут. Хотя в пресс-релизе говорилось, что она запрещена для чтения как раз журналистам некоторых изданий.

Роман позиционируется как "исповедь и покаяние" бывшей ведущей светской хроники. Якобы некая журналистка, пройдя все тяжкие, искренне (хе-хе!) раскаялась и решила принародно посредством печатного слова попросить прощения. Действительно, помимо "звездных" разоблачений и бичевания работы редакции "Бытия" (которая в романе представлена как апофеоз человеческой глупости, гнусности, жестокости и лицемерия), наличествует и сечение розами самое себя. О покаянии автор говорит особо: "Покаяние перед людьми, которым я – вольно или невольно, непосредственно или косвенно – нанесла обиду и причинила боль". Но когда понимаешь, что то, что описывает Майорова*, действительно правда, становится немного не по себе. Неужели псевдо-"раскаявшаяся" не думала о том, что выход подобного романа принесет многим людям, в нем упомянутым, только новую боль? Верится с трудом. Тогда и ее покаяние можно поставить под большой знак вопроса.

Несмотря на стандартный для подобного типа романов реверанс вроде "все имена и фамилии вымышленные. Полное или частичное совпадение образов с реальными людьми случайно и непреднамеренно", параллели читаемы (чего стоят хотя бы Витя Силан, Аня Фристи, двухметровый истеричный Федя Хиткоров, теряющий былую славу, Антон Махалов, или конкурс с забавным названием "Слышь-ка, Азия". Не надо проявлять чудеса дедукции, чтобы понять, что за издания стоят за названиями "Молодежная истина" и "Столичный авангард". Тут уж к гадалке не ходи – Вася Пупкин, и тот смотрелся бы покорректнее) и книга бьет точно в цель. Такое агрессивное разоблачение и беспощадные нападки заставляют всерьез усомниться в раскаянии, ведь автор вовсе и не "отошел" от этого "порочного, мерзопакостного, ужасного, погрязшего в пучине разврата" шоу-биза, а очень даже продолжает в нем успешно существовать, только изменив "политику" поведения. И в книге, получается, льет чисто крокодильи слезы: "ест звездей" и плачет, плачет – и продолжает есть. То есть писать. Книжку. Большую. В триста с лишним страниц.

Надеюсь только, что "некту" Ирину Майорову* не ждут множественные разъяренные упреки в ответ на ее очень средненькую книгу. Хотя, может быть, именно этого она и ждет. Ведь и от отрицательных эмоций можно подзаряжаться. Большого дохода от продаж книги явно не предвидится, и, видимо поэтому автор нашла чем занять себя: в настоящее время она планирует судиться с бывшим работодателем - генеральным директором ОАО «Ньюс-Медиа» (в прошлом - ООО «Издательский дом «Жизнь») Арамом Габреляновым.

Как крик души данный текст очень даже имеет место быть. Конечно, автор романа-антитаблоида не стала-таки на "путь праведный". Ведь если бы действительно сожалела о своей деятельности в редакции газеты "Бытие" (как сказано в романе, ее читают только две категории людей: психи и сексуально неудовлетворенные граждане), то не стала бы писать очередную статью в том же жанре, только объемом побольше, да и по другому тарифу оплачиваемой. Да и чтобы "протолкнуть" свою книгу и устроить ей нешуточный PR требуются не только благие намерения, но и благоприобретенные на ниве "большой журналистики" пробивная сила и способность обходить разного рода препятствия. Да и звезда возле имени автора на обложке говорит нам не столько о тщательной конспирации (которая в данном случае просто смешна), сколько о том, что все мы – люди (читай, по мнению Ули Асеевой, "бараны, которые ездят в метро"), а она – звезда.

Что ж. Человеком быть очень даже приятно.

Авраменко Алена
Код для вставки в блог

Новости партнеров