Курсы валют: USD 25/04 56.0794 -0.1513 EUR 25/04 60.8461 0.5274 Фондовые индексы: РТС 18:50 1116.58 2.99% ММВБ 18:50 1979.57 1.79%

Насколько объективен суд присяжных?

Общество | 10.08.2006


С этим можно согласиться,- считает доктор юридических наук, советник Конституционного суда РФ, в прошлом заместитель председателя КС Тамара Морщакова, - но еще легче можно купить судей и прокуроров.

Недавно председатель комиссии Общественной палаты РФ по вопросам толерантности и свободы совести Валерий Тишков предложил вывести рассмотрение дел по тяжким преступлениям, совершенным по мотиву национальной ненависти из-под юрисдикции суда присяжных. Надо полагать, что поводом для этого стали несколько судов, проходивших в Санкт-Петербурге по избиению и убийству иностранных студентов. Судом присяжных четверо обвиняемых за убийство по мотивам межнациональной розни были оправданы.

В действительности, суд присяжных, - говорит Тамара Морщакова, это один из очень существенных институтов, помогающих вызревать гражданскому обществу в России, которому формироваться еще очень долго.

Суд присяжных для того и создается, и это его главная цель, чтобы правосудие получило подлинное свое значение, чтобы суд стал праведным. А праведный суд предполагает, что те, кто обвиняется неосновательно, должны быть оправданы. И пусть у судьи колоссальный опыт и интуиция работает на все 100%, но если фактов нет, а есть одни догадки, это к делу не подошьешь. Присяжные это знают четко

Профессиональный суд в отличие от судов присяжных, то есть непрофессионалов, давно ассоциируется с коррупцией, ангажированностью, недобросовестностью. Судьи, проработавшие много лет на судейской должности, находясь в определенных деловых взаимоотношениях с такими же юристами в органах прокуратуры, поддерживающих обвинение, как правило, страдают профессиональной деформацией. Нередко суды принимают решение, скажем так, прямо по указке. Надо назначить виновного за какое-то преступление, судьи-профессионалы это сделают.

С присяжными в этом смысле «договориться» значительно труднее. Процессы в судах присяжных показывают, что они никогда не выносят обвинительного приговора, иговора, если доказательства вины обвиняемого сомнительны. Вряд ли кто-нибудь из обычных людей, из которых состоит суд присяжных, возьмет на себя ответственность обвинить невиновного только для того, чтобы успокоить общественность.

Присяжные, как правило, люди с большим жизненным опытом, способные разобраться в любых запутанных делах, но для этого им должны быть представлены очень веские доказательства. В случае суда в Санкт-Петербурге нужны были веские доказательства либо признаков убийства, совершенного из хулиганских побуждений, либо из других побуждений.

И оправдательный приговор был вынесен по статье о разжигании национальной розни, но оставили обвинение в хулиганстве.

У присяжного меньше шансов пойти на поводу у обвинения - ему будут возражать коллеги. И каждый из них при этом понимает, что судить неосновательно нельзя, потому что при необоснованном обвинении обвиняемым может быть назначен любой. Во время подготовительной части судебного заседания в суд иногда вызываются десятки присяжных, значительно больше, чем 12, их вызывают, 40, 50, 70.

Среди тех, кто отобран по формальным признакам для судов присяжных (отсутствие судимости, нельзя работать в правоохранительных органах и т.д., названных в законе), стороны обвинения и защиты должны, беседуя с присяжными, выбирать тех, кому они могут доверять, надеяться на их объективность. Это одна из главных задач сторон и судьи в процессе. Хотя нельзя не признать, что этап этот очень трудный.

Присяжные должны страховать от необоснованного обвинения, даже если шансы, что обвиняемый совершил преступление, довольно высоки. Это главная позиция. Но если сторона обвинения и защиты приводит веские аргументы, что присяжный не может быть объективным, то судья принимает решение об отстранении присяжного от процесса.

Об изъянах в механизме отбора кандидатов для суда присяжных писал в специальном докладе о присяжных уполномоченный по правам человека Владимир Лукин. Он отмечал, что есть общие списки избирателей, из которых отбирают присяжных. А отбирать из этих списков надо исключительно путем жребия, т.е. путем случайной выборки. Но это только самый первый этап, дальше из тех, кто отобран первоначально, должен следовать следующий этап – отбор с точки зрения их соответствия формальным критериям.

У нас, к сожалению, конечное или первоначальное число присяжных, попадающих для отбора уже в зал судебного заседания, появляется в результате действий судейских помощников или судьи. И на этом этапе не присутствуют представители обвинения и защиты, а именно их присутствие гарантировало бы, что те, кто из большого списка попадает в зал судебного заседания, это и есть те двенадцать, которые выбраны непредвзято.

Так что надо делать поправки в закон, утверждает Владимир Лукин. Должно быть обеспечено участие сторон.

Как видно из опросов, граждане России настаивают на том, что наш суд не является таким, который обеспечивает справедливое правосудие.

На самом деле, оснований тому немало. Законы должны совершенствоваться и для их представителей. На Западе, к примеру, ни один из участников процесса не имеет права встречаться с судьей в ходе ведения дела. Даже если на вечеринке к судье подошел человек и просто предложил выпить бокал шампанского и поговорить на ничего не значащие темы, а потом выяснилось, что это очень далекий родственник участника процесса, то судья обязан известить об этом соответствующие органы, после чего судью меняют.

tech
Код для вставки в блог


Рубрики

Культура, Наркотрафик, Наука, След в истории
Новости партнеров