Курсы валют: USD 21/01 59.6697 0.3176 EUR 21/01 63.7272 0.5469 Фондовые индексы: РТС 18:50 1138.99 0.21% ММВБ 18:50 2159.96 -0.11%

Кто стоит за афганскими героиновыми королями?

Наркотрафик | 29.05.2006


Когда-то наркотики казались жителям нашей страны чем-то далеким, заграничным, они приходили в квартиры наших соотечественников посредством новостей из-за границы, детективных киносюжетов и прессы. О присутствии наркотиков в жизни советского общества напоминали лишь байки об интересных свойствах конопли, литература писателей брежневского периода вроде айтматовской "Плахи" и редкие случаи задержания наркоторговцев отечественного происхождения. С началом бардака в 90-х годах в молодое российское государство стали просачиваться наркотики.


В настоящее время в Российской Федерации продолжается рост незаконного оборота наркотиков и их немедицинского употребления. По данным российских спецслужб, за прошедшее десятилетие количество выявленных наркопреступлений увеличилось в 30 раз, а объем изъятых наркотических средств вырос в 70 раз. По данным Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, ежегодный отток российского населения по вине наркотиков составляет около 100 тысяч молодых россиян. Рост численности наркозависимых влечет за собой увеличение заразившихся СПИДом и другими неизлечимыми заболеваниями.

Наркотики приходили в Россию постепенно. Сначала осторожно, как будто бы случайно оказывались порошки и таблеточки на улицах городов. Сельская молодежь в то время находила отдых для мозга в спиртосодержащей продукции, жители южных регионов периодически натыкались на кусты дикой конопли, но о массовой наркомании речи не было. Наркотики на широком уровне продавались в розницу только в двух столицах – Москве и Питере, и то стоили настолько дорого, что в первые годы строительства демократии и накопления начального капитала их могли позволить себе только бандиты, перешедшие порог "среднего уровня", да незначительная тусовка столичного бомонда.

Когда неожиданно "взвыли" регионы, страна не была готова отразить экспансию наркотиков из-за рубежа. Преступные группировки, уставшие от мелких заработков посредством "крышевания" частных предпринимателей и элементарного рэкета, почувствовали запах таких денег, которые и не снились перестроечной молодежи. А с развитием в России бизнеса появились и частные средства, на которые можно было приобретать наркотики, и тем более способы "отмыва" денег, полученных от наркоторговли. В середине 90-х годов в России началась героиновая эпидемия, отголоски которой до сих пор оборачиваются смертями тех, кто подсел "на иглу" 6-7 лет назад.

Немного – о мировой истории наркоторговли героином и роли нашей страны в этом сложном криминальном процессе. До середины семидесятых годов двадцатого века опиумный мак в Афганистане являлся сельскохозяйственной культурой: стебли растений использовались в быту и животноводстве. Несколько сотен тонн афганского опиума экспортировалась в Иран и Турцию, что по тем временам было не таким серьезным каналом. Традиционно производство опийных наркотиков в прошлом веке было сосредоточено в трех районах: Золотой полумесяц ( "Golden Crescent" - Афганистан, Пакистан и Иран), Золотой треугольник ( "Golden Triangle" - Мьянма, Таиланд и Лаос).

В конце 1979 года дворец нового президента Афганистана Хафизуллы Амина был захвачен советским спецназом, и в страну были введены советские войска. В ходе долгих боевых действий крестьяне все больше уходили в индустрию производства опия, подальше от бомбардировок и сражений. После вывода советских войск в 1989 году в стране разгорелась гражданская война, которая окончательно подорвала слабую экономику, державшуюся на сельском хозяйстве. Именно тогда, в 1990-е годы, Афганистан стал главным производителем опийного мака и поставщиком наркотиков на мировой черный рынок.

Немалую роль в этом процессе сыграло движение "Талибан", которое начало борьбу за власть в Афганистане в 1994 году, а к концу 1996 года установило контроль над большей частью территории страны. Движение неоднозначно отнеслось к наркобизнесу: с одной стороны поощрялось выращивание опиумного мака и переработка опия-сырца в героин и контрабандный экспорт опийных наркотиков, так как "Талибан" получал почти половину доходов от опиумной торговли. От возмутившейся мировой общественности движение требовало компенсировать потери при снижении наркопроизводства.

По мнению эксперта в сфере афганского наркотрафика, научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений РАН Игоря Хохлова, резкое расширение посевов мака и производства героина в Афганистане с конца 2001 года окончательно разорило производителей опийных наркотиков в странах Золотого треугольника, и весь мир принялся закупать афганский героин. Если в начале 2000-х годов оптовая цена килограмма неочищенного героина в Бангкоке составляла 10 тысяч долларов, то в это время на афганско-пакистанской границе за кило высококачественного героина брали всего 650 долларов.

Неудивительно, что российская наркоиндустрия расширялась не по дням, а по часам: в это же время стоимость килограмма чистого героина в Москве составляла порядка 100 тысяч долларов. В начале 90-х влияние героинового потока не было очень значительным: тогда российская территория использовалась прежде всего для транзита опиатов в страны Европы. Зато со второй половины 1990-х годов поставляемые объемы героина стали понемногу оседать и у нас. Первыми под героиновыми ударами пали приграничные регионы Урала и Зауралья: Курганская, Новосибирская, Свердловская, Челябинская, Самарская, Томская, Тюменская и другие области, оказавшиеся на пути следования афганского героина. Кто жил в этих регионах в 90-х – сам все видел, вспоминать об этом до сих пор не хочется, когда практически каждый второй старшеклассник или студент "торчал" на героине.

Самый расцвет героинового трафика начался, как не странно, после начала "контртеррористической операции" на территории Афганистана в октябре 2001 года и последовавшего за ней падения режима талибов. Казалось бы, вот и пришло избавление континента от героиновой гидры, запустившей свои щупальца-трафики практически во все страны Евразии. Однако уже в начале 2002 года году рост производства опия-сырца и героина вырос в 12-14 раз по сравнению с показателями предыдущего года, когда, наконец, ООН добилось резкого снижения наркопосевов. Более убедительней говорят цифры: в 2001 году объем производства героина составило около 200 тонн, в 2002 году уже около 2,5 тысяч тонн, в 2003 - 7 тысяч тонн, в 2004 – 10-12 тысяч тонн, а в 2005 - более 15.000 тонн (приводятся среднестатистические данные по подсчетам антинаркотической комиссии ООН и правоохранительных органов).

Несмотря на разговоры о распространении в Афганистане опиумного производства, новое правительство как будто не замечало этого. Тем не менее за один год в стране появились новые наркокартели, организовывались поставки прекурсоров и всего необходимого для самостоятельного производства смертоносного порошка. Посевы расширялись за счет снижения других сельскохозяйственных культур. На сегодняшний день в Афганистане производится самое большое количество героина за всю историю этой страны, и никакие потуги мирового сообщества не помогают в решении проблемы.

Американцы прекрасно осознают, что до их собственного континента героин практически не доходит. Зато знают, что треть от этих 15 тысячи тонн героина доезжает до Европы, еще треть – оседает в России, которая не когда не значилась в "лучших друзьях" у Штатов. Тем не менее, видимость борьбы с опиумными посевами, растущими прямо под носом, отражается в мировых СМИ. Так, подконтрольное западной группировке афганское правительство Хамида Карзая предложило афганским фермерам по 1250 долларов за каждый ликвидированный гектар опийного мака, когда наркодельцы платят по 15-16 тысяч долларов за урожай, собираемый с одного гектара мака. Естественно, такие методы ни к чему не приведут, по большому счету – это лишь попытка правительственной саморекламы, правда, не совсем удачной.

Причем информация, где и как растет мак, практически всем известна. Однако западные вооруженные силы в Афганистане закрывают глаза на это, намекая, что их цель – борьба с терроризмом, а наркотиками должна заниматься местная власть. Создается впечатление, что, понимая, какой проблемой стал наркотический очаг в центре Евразии, "американские кураторы" Афганистана продолжают подпольную политику расширения наркопосевов и стимуляции наркопреступности. Известно каждому, что наркотики бьют, прежде всего, по генофонду нации – молодому поколению: школьникам, студентам, будущим отцам, матерям, руководителям всех отраслей деятельности государства.

Учитывая, что ежегодно российские правоохранители способны на изъятия нескольких тонн героина, получается, что эти усилия покрывают лишь тысячную долю наркотрафика героина через Россия. Конечно, при совместной постановке вопроса об афганском наркопроизводстве сообща со странами Европы м Азии Россия могла бы добиться какого-то осязаемого решения проблемы. Однако молчат и наши представители за рубежом, и собственные правоохранительные органы. Наркотики давно стали средством политического давления и борьбы, поэтому заниматься такими вопросами силовики предоставляют политикам, а те, в свою очередь, оставляют этот сложный вопрос в стороне.

Слишком много стран и политических инициатив завязано вокруг Афганистана. Весь мир приникнут идеями борьбы с международным терроризмом, но толи средства от наркоторговли не доходят до экстремистов, толи сам международный терроризм – порождение тех сил, которые контролируют ныне афганский участок. Только так можно объяснить такое "спокойствие" коалиционных сил в этой стране к вопросу финансирования международных террористических организаций через схемы наркоторговли.

Тем не менее, какие-то антигероиновые действия есть и у нас. Сейчас все ждут открытий долгожданных представительств правоохранителей России в странах наркотрафиков. На заседании Коллегии 16 мая 2006 года в Федеральной службе Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН России) Директор ФСКН России Виктор Черкесов заявил, что надежный заслон потоку наркотиков можно поставить, лишь эффективно взаимодействуя с коллегами из стран ближнего и дальнего зарубежья. Для этого важно расширять и укреплять международно-правовую базу сотрудничества, отладить механизм прямого взаимодействия территориальных органов наркоконтроля с правоохранительными структурами приграничных государств, добиться четкой координации совместной работы по противодействию незаконному обороту наркотиков.

Особую роль в этом должны сыграть и официальные представители ФСКН России, которые в течение 2006 года будут направлены в страны, находящиеся на пути наркотрафика. По словам Черкесова, в течение 2004-2005 годов органами наркоконтроля осуществлен комплекс мероприятий, направленных на развитие оперативно-информационного взаимодействия с компетентными органами сопредельных государств, в первую очередь - тех, с территории которых в Россию незаконно поступают наркотики, психотропные и сильнодействующие вещества.

Хочется верить, что слова Директора Госнаркоконтроля не голословны, и открытие представительств действительно что-то даст. Пока складывается впечатление, что мировое сообщество в лице США и Великобритании не заинтересовано в решении данной проблемы. Может, время российским правоохранителям сделать первый шаг. Правда, пока эти действия не особо активны, Россия лишаешься ежегодно сотни тысяч молодых ребят, которые могли и не стать наркоманами, и остаться в живых, при должной государственной политике.

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров