Курсы валют: USD 25/03 57.4247 -0.0981 EUR 25/03 61.8636 -0.2323 Фондовые индексы: РТС 18:50 1124.66 0.03% ММВБ 18:50 2039.77 -0.55%

Премьера. "Два в одном" от театра "Практика"

Культура | 26.04.2006


Однако после финальных аплодисментов оказалось, что, как в том старом анекдоте про Маркса и Энгельса, это "четыре разных человека" — две пьесы, просто коротенькие. "Красная чашка" начинается просто виртуозно, в лучших традициях КВН-овских пародий на рекламу. Публика плачет от смеха. Зрителям решили показать, что делает парочка полярников из популярной рекламы растворимого кофе (там еще фигурируют пресловутые красные чашки), в то время как паузы между рекламой заполняют какой-то телепродукцией. Оказалось, несчастные полярники мечутся по бутафорской комнате с нарисованной мебелью и дискутируют о свободе, заламывая тонкие пальцы (особенно выразительно это получается у "Первого Полярника" — Артема Семакина, знакомого зрителям телерекламы по роли в сериале "Не родись красивой"; там, как и в "Чашке", Артем удивительно талантливо играет сам себя). Порой, во время особенно чувствительно-пафосных реприз, хочется громко сказать: парни, вы уж или плачьте, или откровенно смейтесь над диалогом, а то мы, простые зрители, не знаем, что вы хотите выразить подавленными смешками и неуверенными жестами…


Выйти "полярники" боятся из-за белого медведя; но, когда героическим рывком они все же преодолевают пределы своей "бытовки", оказывается, что бежать им некуда: за пределами бутафории — пустота. Идея глубокая, но не новая.

Столь же глубокая, но не новая идея лежит в основе "108 минут". Программка цитирует автора пьесы Михаила Дурненкова: он рассказывает о происхождении ее названия. Ничтоже сумняшеся драматург заявляет: "108 минут он (Юрий Гагарин. — NewsInfo) был в космосе, наблюдал этот мир, какой он есть на самом деле. А какой он на самом деле, можно узнать из моей пьесы". Вот так, простенько и со вкусом.

Фраза Дурненкова — многозначна, что явствует из сюжета. Он, видимо, имел в виду и мироздание, и мироустройство. В неком тайном бункере лежит спрятанный от общественности законсервированный Гагарин, который на самом деле разбился, но не до смерти. Вдруг в бункер врывается парочка вооруженных антиглобалистов, опять же, как в "Красной чашке", алчущих истины и свободы. Они требуют у забитого лаборанта в очочках (все тот же Семакин) расконсервировать космонавта, чтобы он поведал, как на самом деле выглядит Земля из космоса. Но вся мирская ложь в образе хитроумного парламентера Гвидо ("Второй Полярник" Кирилл Кяро; надо отдать ему должное, он умеет делать в своей роли главное: привлекательно и коварно улыбаться) не дает им насладиться правдой. Гвидо морочит революционерам голову разными компромиссами и, в конце концов, убивает. И в этот самый момент в наступившей тишине звучит уже никому не нужное откровение окончательно умирающего Гагарина о том, какова на самом деле Земля: "Сначала — киты… а на них – слоны…"

После спектакля я подошла к Дурненкову и спросила, как повлияло на его творчество произведение Пелевина "Омон Ра" (там тема всеобщей коммунистической лжи и создания иллюзий в национальном масштабе высмеяна очень похоже, но более остроумно и развернуто). Конечно, драматург сказал, что не помнит такого романа, да и вообще читал Пелевина давно.

С другой стороны, ничто не ново под луною. Даже плоская Земля на трех китах.

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров