Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 23.09.2017 : 57.6527
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 23.09.2017 : 69.0737
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 23.09.2017 : 78.2578
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 23.09.2017 : 45.8397

Общество

Череповец: где белые простыни чернеют

В Череповце вот уже более 50 лет дымят огромные трубы гигантского металлургического предприятия. И если хозяйки по незнанию вешают белье на  балкон, то через полчаса белые простыни  становятся черными.

Местные врачи признаются, что здоровый ребенок в этом "черном" городе - большая  редкость.

Улицу Мира в Череповце  начали заселять почти полвека назад. Жить на улице Мира считалось очень престижно: именно тут  поднялись  ввысь первые корпуса металлургического завода, заработало коксохимическое, конвертерное и аглопроизводство. Воздух в городе был  прозрачным, в скверах стояли ярко-зеленые ели, по утрам в  городе  пели соловьи. В реке Шексне  было много рыбы. Трава в городских скверах была свежей и пахучей, сегодня  это клочки  грязно-коричневого цвета.

"Первые металлурги получали квартиры именно на проспекте Мира, - рассказал  Newsinfo  председатель общественной организации "Заступник" Юрий Ванжа , - что называется, дверь в дверь: вышел из подъезда, сделал  несколько шагов - и сразу попал в заводскую проходную".

Впрочем, такие "удобные" квартиры получали только передовики производства. И никто не  задумывался, что производство-то вредное! Буквально через год Череповец было не узнать: везде лежали черные хлопья, вылетающие из труб  металлургического гиганта. Но никто никуда не жаловался. Череповецкий металлургический комбинат набирал обороты и собирал рабочие династии. 

Сегодня именно дома на проспекте Мира считаются самыми плохими для обитания. Но по сей день тут живут люди: ни поменять, ни продать такое жилье они не могут.  Городские власти  сумели за последнее время расселить несколько  домов,  и многие жильцы  сумели-таки покинуть проклятое место и перебраться на окраину Череповца. Но многие остались. Это жители 6 домов. Один из домов - муниципальный, один -кооперативный. 4 жилых дома принадлежат непосредственно металлургическому комбинату. Люди  живут  в так называемой санитарно-защитной зоне. Эту зону сделали "зоной" в 1991 году. Расстояние определили в 1 километр. Именно в этих пределах не может быть ни жилых домов, ни объектов соцкультбыта. Но люди живут именно в зоне!

Один из домов еще в 1998 году был объявлен аварийным. Его даже подготовили к сносу. Но потом мэрия объявила, что изыскала деньги для капитального ремонта. Жильцы воспротивились, но их даже переселять не стали: начали крошить, ломать, красить  прямо над головами обитателей дома. Сегодня дом - как новенький. Но в самой зоне. Ее в Череповце называют просто "раковая". Потому что в городе от рака умирают десятками. Отцы города всегда скрывали истинное положение вещей. Но в Череповце стали умирать не только старики, но и мужчины 30-40 лет. Диагноз у всех был один: канцер, что значит рак.

Вологодское региональное отделение общероссийского общественного движения "За права человека" настояли на приезде в Череповец экспертов Государственной экологической экспертизы. Были проведены исследования воздуха, воды, почвы, открытых водоемов и подземных вод, животного и растительного мира. После чего в 2000 году Череповец был объявлен "зоной чрезвычайной экологической ситуации". Но эксперты уехали, а "раковая" зона осталась.

"Куда мы  только не  обращались, - рассказывает правозащитница Жанна Золотарева, - написали даже  в Европейский суд по правам человека.  Мы ведь, по сути, получали от наших российских властей сплошные отписки.  Именно наши чиновники  пытались разрушить доказательную базу наших жалоб. Отменили акт, норматизирующий санитарно-защитную зону, отменили саму зону, на бумаге уменьшают выбросы  металлургического комбината  (хотя наши документы доказывают обратное). На нас оказывали административное и психологическое давление".

Ситуция резко поменялась в конце прошлого года, когда стало  известно о решении Европейского суда по правам человека по делу жительницы Череповца Надежды Фадеевой: согласно решению суда, власти Череповца должны выплатить Надежде Фадеевой 6 тыс. евро в возмещение морального вреда и принять меры по улучшению жилищных условий Фадеевой. Оказывается, свое заявление в городской  суд  Череповца Надежда Фадеева, проживающая  непосредственно в санитарно-защитной зоне, подала еще в 1995 году, но суд отклонил иск Фадеевой. Летом 1999 года. Надежда Фадеева подала повторный иск, он тоже был отклонен. В декабре 1999 года Надежда Фадеева подала заявление  в Европейский суд по правам человека.

1 июля 2004 года в Страсбурге слушалось дело Надежды Фадеевой. В июне 2005 года суд вынес свое решение: он присудил заявительнице 6 тыс. евро в возмещение морального вреда  и 4 758 евро и 5 540 фунтов стерлингов в возмещение судебных расходов и издержек.  Вот после этого в Череповце зашевелились: городские власти приняли решение до 2007 года расселить все жилые дома, находящиеся в санитарно-защитной зоне металлургического комбината  На эти  процедуры руководство металлургического комбината выделило 500 млн. руб.

Но выполнят ли городские власти свое обещание? "Я уверен, что все шесть домов будут расселены, - сказал депутат законодательного собрания Николай Архипов, - потому что это вопрос  уже не столько технический, сколько политический".

Действительно, российские власти, наверное, сами  были  в силах решить проблему  расселения  жилых домов  в санитарно-защитной зоне "черного" города. Но за них это отчего-то  сделали  5 судей Большой Палаты Европейского суда по правам человека.

Фото: locman.net

Image

Выразительное молчание русских "ягнят"

Какой из Москвы видится ситуация с русским языком на Украине в свете обновленного закона "Об образовании", как ее видят сами русскоязычные жители соседнего государства — и почему две этих точки зрения так неприятно не совпадают?

Image

Третий Рим и варвары в оранжевых жилетах

Подмосковная пресса становится двуязычной (второй язык — русский), коренное население — меньшинством, драка с участием толпы мигрантов — бытовым конфликтом. Москва всегда была многонациональным городом, но за последние годы — всё менее русским.