Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 19.10.2017 : 57.0861
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 19.10.2017 : 67.2988
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 19.10.2017 : 75.9074
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 19.10.2017 : 44.9896

Общество

"Териберка" просит миллионы

"Эта свалка представляет огромную опасность не только для самой России, — рассказал Newsinfo мурманский эколог Дмитрий Доля, — но и для  всей Европы. Кольский залив — ядро транспортного узла и процветания Заполярья".

Сколько кораблей на дне залива? По подсчетам — от 200 до 220, и до сих пор обследованы не все брошенные посудины. К слову, из многих судов до сих пор  не выгружено топливо, а это значит, что в залив может вылиться несколько сот тонн нефтепродуктов. Среди проржавевшего хлама встречаются даже суда союзных конвоев времен Великой Отечественной войны.

Процесс продолжает усугубляться тем, что военные и сегодня бесконтрольно пытаются утилизировать свое  армейское имущество. И очень часто с выведенных  из боевого состава флота и проданных в утиль кораблей снимают металл, представляющий ценность, а корпуса бросают и затапливают. Так произошло и с бывшим сторожевым кораблем "Резвый", который затопили у одного из причалов судоремонтного завода. Компания "Арсенал", которой принадлежал "Резвый", спокойно отнеслась к затоплению посудины: все самое ценное с корабля было  вывезено, а остальное компанию не волновало.

Но стремительное развитие атомного ледокольного и военно-морского флотов превратило Кольский залив в один из самых потенциально опасных в радиационном отношении регионов России. И хотя считается, что радиационная обстановка в акватории Кольского залива находится в пределах допустимой нормы, серьезную обеспокоенность местных экологов вызывает перегруженность хранилищ отработанным ядерным топливом и низкие темпы утилизации ядерных отходов. Деятельность флотов и предприятий в акватории Кольского залива  ныне практически бесконтрольна. И если еще лет 10 назад появление хотя бы небольшого мазутного пятна на  водной глади сопровождалось незамедлительным обследованием с вертолетов и судов, то сегодня никто не может  составить полноценную карту экологического  бедствия, не говоря уже об устранении всех этих малых и больших ЧП. Мазут меж тем  оседает на дно залива, покрывает толстой пленкой его берега,  а потом выносится в районы прибрежного лова. Ученые неоднократно пытались выправить ситуацию.  В 2000 году Морской биологический институт совместно с мурманским Гидрометом и гидрографической службой Северного флота частично восстановили мониторинг в Кольском заливе и прибрежных водах Баренцева моря. Но выделенных денег им  хватает только на ведение квартальных наблюдений, а ежемесячный контроль по-прежнему недоступен.

Тем не менее, в Мурманской  области разработана целевая программа по подъему кораблей, но программу приняли, а деньги на нее выделить "забыли". Бывших хозяев брошенных судов найти  практически невозможно. Вот, к примеру,  для того, чтобы поднять со дна Кольского залива судно "Териберка", лежащее в устье  Лавны (а на посудине — полный набор ГСМ), нужно несколько миллионов  рублей. 

1 млн. рублей пообещал выделить Мурманский областной комитет по природным ресурсам и охране окружающей среды. Администрация  Мурманского порта как  будто бы выделяет еще 2 с половиной "лимона". Но где взять еще около 3 млн. "зеленых"?

Известный мурманский  экологический Фонд "Гармоничное развитие" в 2003 году получил грант в размере 175 тыс. норвежских крон, который позволил провести анализ уровня загрязнения вод  и донных осадков Кольского залива. Специалисты  отобрали пробы грунта и определили, что  содержание тяжелых металлов, таких как ртуть, свинец, цинк и медь — превышает ПДК (предельно-допустимую концентрацию)  в Кольском заливе почти в 10 раз!

В том же 2003 году было полностью утилизировано 7 ржавых кораблей: паровой буксир, военный тральщик, большая мишень, две малые мишени, морское  дноуглубительное судно, средний черноморский сейнер "Ветра", а также  различные фрагменты металлических конструкций. Металл, который достали с грязного дна залива, отправили на вторичную переработку.

Потом водолазы принялись осматривать морской танкер "Кама" и буксир.  Позже утилизировали судно "Аякс", морской буксир, а также  китобойное судно "Скользящий", гидрографическое судно "Девиатор" и корабль "Градус".

Не обошлось и без определенных трудностей, когда поднимали один из паровых буксиров. Водолазы наткнулись на некий "неучтенный объект". Потом выяснилось, это была малая мишень. Она-то и заблокировала винто-рулевую группу затопленного корабля. Для того, чтобы вытащить буксир, пришлось пилить мишень на несколько частей дорогостоящей подводной пилой. Еще одной проблемой оказалась удаленность  объекта от города, что повлекло затраты на транспортные расходы по доставке специального оборудования и вывозу металлических деталей.

Техническую помощь  Фонду "Гармоничное развитие" тогда оказали различные мурманские компании, принимающие металлолом. Самую главную проблему —финансовую — решали с помощью зарубежных экологов, в частности, помогли сотрудники "Секретариата Баренц Евро-Арктического региона".

Сегодняшнее состояние Кольского залива продолжает усугубляться. Ржавых кораблей на дне еще много. Но как их оттуда доставать с таким ничтожным финансированием? До сих пор в области нет единого контроля, который бы планировал, регулировал и наблюдал за природоохранными операциями на побережье Баренцева моря и в акватории Кольского залива.  Меж тем Кольский залив — федеральная собственность, и решать все его проблемы должны и различные федеральные структуры. Но пока они будут раскачиваться, ржавые корабли будут  и дальше лежать на  дне залива с полным набором горючки.

Программу  полного обследования Кольского залива экологи пытались и пытаются  вынести на международный уровень. Возможно, их услышат в Московской рабочей группе по снижению нагрузки на арктический шельф?

Image

Как служилось в советском стройбате

«Королевские войска» или стройбат были настоящей легендой в СССР. Правда, скорее в плохом смысле слова – этого рода войск сторонились многие призывники, а военное руководство вообще выступало против его существования.