Курсы валют: USD 31/03 56.3779 -0.6462 EUR 31/03 60.595 -0.9397 Фондовые индексы: РТС 18:50 1137.26 1.10% ММВБ 18:50 2021.88 -0.09%

Лимонов о литературе и политике

Мир | 24.03.2006


В четверг, 23 марта в рамках проекта "Публичные лекции "Полит.ру" в клубе "Bilingua" состоялось выступление Эдуарда Лимонова на тему "Русская литература и российская история". Встреча была разделена на две части: самой лекции на обозначенную тему и полемикой между автором и аудиторией.


Лекционная часть встречи началась с прочтения Эдуардом Лимоновым одного из своих эссе, написанных им во время тюремного заключения. Далее автор начал повествование о различных периодах российской истории через призму творчества известных русских классиков, которые, по мнению самого автора, в своих произведениях, проникнутых духом бунтарства и несогласия с существующей несправедливостью, призывали к коренным, революционным, преобразованиям и, так или иначе, стали жертвой государственной реакции. В списке "революционеров" прозвучали имена совершенно различных, на первый взгляд, людей, среди которых протопоп Аввакум, Радищев, Чернышевский, Ленин. Интересно отметить, что эту логическую цепочку автор завершил своим именем. По-мнению Лимонова, названных им авторов объединило стремление к ликвидации несправедливости и установлению порядков, при которых власть принадлежала бы не государственному аппарату, а гражданам, а точнее, интеллектуальным и эстетичным энтузиастам, которых более всего опасается твёрдая власть. В перспективе же Эдуард Лимонов видит отсутствие государства и установление новой формы организации, которую он, однако, не назвал.

Несмотря на то, что тема лекции, на первый взгляд, далека от политики, политический подтекст был виден с самого её начала, о чём свидетельствовали не только граффити с надписями и карикатурами соответствующего содержания на стенах кафе "Bilingua" и прилежащих зданиях, но и дежурящий на входе наряд милиции, а также, брошюры с партийной агитацией НБП, пущенные по рядам ещё до начала мероприятия.

Полемическая часть лекции, как и следовало ожидать, также не обошлась без политики. Подборка авторов – классиков русской литературы – – явно наводила на мысль о симпатии Лимонова их воззрениям, чего сам он не скрывал. Известные политики и литератор воздержался от  открытых призывов, хотя у аудитории не осталось сомнений в их присутствии в завуалированной форме, о чём свидетельствовали вопросы преимущественно политической, а не литературной и исторической тематики.

Больше всего аудиторию интересовали конкретные предложения Эдуарда Лимонова касательно будущего России. Тема политического проекта НБП сквозила, так или иначе, в каждом из высказываний слушателей. Однако на вопросы подобного толка Лимонов отвечал уклончиво, акцентируя внимание на отсутствие призывов к чему бы то ни было в его речи и на её аполитичной тематике.

Выступление Лимонова явно изобиловала революционным идеализмом и некоторым духом бунтарства. Однако на вопросы практического толка у автора не нашлось конкретных ответов, из-за чего его идеи носили несколько деструктивный характер. Конечная цель перемен так и не была названа, что создало ощущение отсутствие каких либо пунктов политического проекта, кроме непосредственно революции, необходимой, по мнению Лимонова, обществу.

Тем не менее, совершенно очевидно, что подобный идеализм вовсе не учитывает ряда проблем, неизбежно приходящих вслед за любым коренным резким изменением жизни общества и сменой власти. В связи с этим напрашивается ряд исторических аналогий: Великая французская революция, приведшая в итоге к власти диктатора Наполеона Бонапарта, Октябрьская революция, логическим продолжением которой стали события 37-го года, и даже революция  XVII века в довольно умеренной Англии, завершившаяся диктатурой Оливера Кромвеля, а затем длительным периодом реставрации монархии.

В то время когда общество расколото революционными событиями, а власть буквально валяется под ногами, обязательно найдётся желающий взять её в свои руки, и, как правило, этим кем-то оказывается не представитель эстетичной и интеллектуальной интеллигенции, а самый решительный и жестокий. Далее же ситуация развивается по сценарию оруэлловского "Скотного двора". По этому поводу английский  политический теоретик консервативного толка Эдмунд Бёрк в своей критике французской революции говорил о неизбежном установлении после переворота "революционной демократии", а попросту, диктатуры толпы, которая в конечном итоге, в результате усталости народа от революционного произвола и стремления к пусть жёсткому, но порядку, смениться диктатурой одного человека. О данной, практической, стороне вопроса Эдуард Лимонов не упомянул ни слова, несмотря на наводящие вопросы аудитории.

Особое внимание заслуживают попутчики Лимонова, мало соответствовавшие заявленному им  имиджу "эстетичных интеллектуалов", которые, по словам автора, должны осуществить преобразования. На прозвучавший из зала вопрос об образовании и социальном статусе этих молодых людей со стороны последних ответа не последовало, а сам Эдуард Лимонов заявил, что вопрос не соответствует теме лекции.

Особняком стоит вопрос об ответственности, возникший в виду отказа автора обозначить свой политический проект после предполагаемой революции. Лимонов ответил на него уклончиво, заявив, что его интересует не ответственность, а тот "исторический героизм",  с которым испокон веков в России подходили к преобразованиям.

В целом, встреча прошла без эксцессов, без вероятных акций против НБП со стороны других  движений и политических организаций, представители которых явно присутствовали в аудитории, судя по провокационному характеру некоторых вопросов.

 
tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров