Курсы валют: USD 28/03 57.0233 -0.4014 EUR 28/03 61.9615 0.0979 Фондовые индексы: РТС 17:17 1106.65 -1.60% ММВБ 17:18 2005.69 -1.67%

Саркофаг для деревни Зюрзя

Общество | 21.03.2006


В свое время в СССР это радиоактивное вещество везли из Китая и Кореи, Вьетнама и Монголии, Бразилии и Индии. Операцией "Монацит" руководил сам Лаврентий Берия. Советские физики-ядерщики должны были заложить монацит в первую ядерную бомбу. Но потом в бомбы решено было закладывать уран. Про монацит забыли.


Позже весь советский монацитовый запас - а это 82 тыс. тонн  решено было отвезти в Свердловскую область. И похоронить в какой-нибудь заброшенной шахте. Но до шахты не доехали, а свалили эту радиоактивную заразу вблизи деревни Зюрзя, что в 10 км от Красноуфимска. Концентрат похоронили в 19 сараях, которые сооружали еще в самом начале 1941 г. Монацит не давал о себе знать около 30 лет. Во всяком случае, никто из окрестных жителей до поры до  времени не подозревал, какой смертоносный клад  оказался вблизи деревенских домов и огородов. Однако постоянно болели дети: ангина, ОРЗ, бронхит, причем, круглый год, даже в жаркое лето.

Первую тревогу забили в конце 80-х годов, когда  летом, во время студенческой практики, на луковых полях под Красноуфимском начали падать в обморок студенты.

Рассказывает выпускница Уральского государственного университета Ольга Родионова: "Некоторые из наших студентов начали  терять сознание на четвертый день работы на луковом поле. И только еще через три дня  всех нас вывезли в Свердловск и поместили в больницу. Местные врачи лишь разводили руками. Потом вызвали спецов из столицы. Один профессор нас очень долго нас обо всем расспрашивал, а потом  задумчиво сказал: "Ребятишек  в ближайшее время не заводите..." Кстати, многие из пострадавших на  луковом поле детей до сих пор не имеют.  По "луковому" делу была создана государственная  комиссия. Разгорелся скандал. Ведь сначала студентов обвинили в том, что они употребляли наркотики. Но народ в бригадах  работал серьезный, поэтому эти нелепые обвинения были отвергнуты. Потом причиной массового заболевания решили считать пестициды, которыми как будто бы обрабатывались поля. И опять эта версия не нашла подтверждения. А потом один за  другим умерли все рабочие, которые сгребали монацитовый  песок лопатами. Все они умерли с одинаковым  диагнозом: "рак". 

"Радиация постепенно накапливаться в организме, а потом  ударяет в самом неожиданном месте, - рассказывает эколог Сергей Русинов из Красноуфимска. - Врачи отчего-то не пишут в картах  наших больных, что причиной смерти послужила радиация. А меж тем, в округе давно нет ни одного здорового ребенка. Монацитовый концентрат, действительно,  лежит в разрушенных сараях более 40 лет. Радиоактивная пыль  давно проникает  за пределы сараев. Деревянные настилы полов прогнили. Штабели ящиков обрушились ( в сараях  ящики стоят в 15-17 ярусов). Верхние раздавили нижние. Бумажные мешки истлели. Монацитовая отрава сегодня горками лежит в проходах сарая. Ториевая руда, как свидетельствуют специалисты, постоянно выделяет радиоактивный газ торон. Вокруг сараев уровень радиации составляет до 15 микрорентген в час. Около складских стен уровень радиации превышает 700 микрорентген. Внутри счет идет на тысячи…".

В1995 году правительство Свердловской области посчитало, что будет выгодно использовать радиоактивый торий. Оно "прибрало" опасный объект в свою собственность, решив создать на территории области предприятие по переработке ториевого концентрата "с целью извлечения из него дорогих редкоземельных металлов". Однако, когда стало понятно, что денег на радиоактивном монаците не заработать, поскольку затраты должны быть огромными, склады опять забросили.

"Минатом России избавился от монацитового концентрата в начале 90-х годов, передав его на баланс правительства Свердловской области, - рассказывает  известный  уральский  эколог Ольга Подосенова,- в правительстве, действительно, собирались заработать баснословные деньги: извлечь из монацита редкоземельные металлы, содержание которых достигает 60%, реализовать добытое на рынке и получить многомиллионную прибыль. Но радовались чиновники недолго, потому что выяснилось следующее: разделение монацита на редкоземельную (нерадиоактивную) и ториевую (радиоактивную) составляющие - процесс очень сложный и очень дорогой. Так что амбарные замки с 19 сараев снимать так и не стали".

Недавно местные экологи сделали свежие замеры у сараев и выяснили, что альфа-излучение тория фиксируется даже на расстоянии 250-300 м от монацитохранилища. Что интересно, сдвинуть монацитовую проблему с мертвой точки пытался даже лидер ЛДПР Владимир Жириновский. В 2004 г. он прислал в местную газету "Городок" письмо со словами сочувствия и поддержки. Но дальше слов дело не пошло.

Наконец, правительство области пообещало выделить на возведение  железных саркофагов  для сараев около 75 млн. руб. Деньги были обещаны еще в прошлом, 2005 году. Как говорится, обещанного три года ждут.  Заместитель министра природных ресурсов Свердловской области Галина Пахальчак пообещала  жителям деревни Зюрзя закрыть сразу 4 сарая в этом, 2006 году. Экологи считают, что саркофаги не спасут местных жителей от опасного излучения заброшенного монацитового концентрата. Не решат проблему даже саркофаги с очень  прочными стальными  стенами: монацитовый концентрат нужно захоронить далеко от тех мест, где живут люди.

tech
Код для вставки в блог


Рубрики

Культура, Наркотрафик, Наука, След в истории
Новости партнеров