Курсы валют: USD 28/03 57.0233 -0.4014 EUR 28/03 61.9615 0.0979 Фондовые индексы: РТС 18:50 1114.66 -0.89% ММВБ 18:50 2013.16 -1.30%

Хандра из русской глубинки

Культура | 15.10.2005



Поглазеть на нового героя нашего времени действительно интересно. Особенно учитывая тот факт, что отечество от зарубежных шпионов он не спасал и вообще от большой политики далек. Вариант "просто Марии" в мужском варианте и по-русски – взрывной эксперимент, способный привлечь к большому экрану даже иностранцев. Однако Досталь, прекрасно осознавая потенциал темы и возможности превратить кино в потрясающий коммерческий проект комедийного толка, демонстративно отвернулся от материальных ценностей. В результате фильм получился спокойным и ровным. Даже чересчур.

Актеры, которых зритель успел полюбить за истинно народные картины, настраивают на интимную душевность. Андрей Жигалов известен по фильму Досталя "Облако – рай", Ирина Розанова засветилась в знаменитых "Интердевочке", "Гамбринусе", "Анкор, еще анкор!", Лев Борисов блистал в "Штрафбате" и "Ширли – Мырли", Алла Клюка известна, прежде всего, по работам "Хочу в тюрьму" и "Евлампия Романова: следствие ведет дилетант", а Владимир Толоконников запомнился по ролям в "Собачьем сердце", "Участке". Параллель с работой режиссера "Облако-рай" ощущается очень четко. Герой Коля, который несколько лет назад так славно покинул родные пенаты в погоне за лучшей долей, возвращается к истокам. Встречают его тепло и все те же люди, здания, привычки. Словно время здесь стоит на месте, и ничего не меняется. Коля с грустью наблюдает, как гонят самогон, разговаривают много и ни о чем, а интерьер домиков нещадно гниет и разваливается. Ворвавшись, как вихрь в болото, герой переворачивает все вверх дном, не прилагая к этому особенных усилий. И уже не хочется видеть ни родных лиц, ни любимых мест, ни шевелить воспоминания. И все это можно было бы игнорировать, если бы не подрастал пацаненок – его, Николая, сын, не обратить внимание на которого невозможно.

Поначалу спокойная неторопливость и дух СССР кажутся трогательными и романтическими. Но пленка крутится, а декорации и не думают меняться. Коля, довольно яркий персонаж, нисколько не интересуется по-настоящему земляками, в итоге все они превращаются из потенциально колоритных типажей русской глубинки в бесцветную и беспросветно унылую толпу. Интерьерчик убог и скоро начинает раздражать, несмотря на полную гармоничность с происходящими событиями. "Зачем все так плохо?!" - с отчаянием восклицает обиженный зритель. Досталь глубокомысленно помалкивает и отправляет своего героя подальше от черной дыры, которая является по странному недоразумению его родиной. И уже трудно понять, кто более потерян: сельская местность, с упоением впитывающая в себя откровенный бред залетного путешественника, либо сам Николай, не имеющий покоя и удовлетворения, не чувствующий сил, чтобы переменить все, что затхло и нуждается в маленьких революциях. "Дураки" - единственное, что вертится в сознании после просмотра фильма. Причем ничего обидного в смысл не вкладывается: любовь и понимание национальных стереотипов и менталитета внутренним чутьем однозначно признается, но горечь оттого, что время тикает, жизнь короткая уходит, а "воз и ныне там" обостряется. И старые раны начинают кровоточить. Дураки – не герои фильма и даже не мы. Дураки – в сознании, которое не желает признать возможность выходить вперед, а обрастает густой, кустистой ленью.

Досталь обнажает нам наши же недостатки, завуалировав их простым и неприметным стилем середины прошлого века. Но действовать, меняться он отнюдь не призывает. Уразумей себя и думай, как жить дальше. Коля не нашел ничего лучше, как снова пуститься в путь в никуда. Так ему лучше думается. Точнее, так у него нет возможности размышлять. А значит, и страдать.

Рекомендовать зрителю смотреть "Колю-перекати поле" и ковырять раны на сердце было бы нечестно. Любители заниматься кровавым анализом и вычленять из миллиона несуразиц правильный вывод с линией поведения, а также психологам и, отчасти, психиатрам новая работа Досталя понравится. Остальные с тоской поймут, что за десятилетие режиссер не особенно эволюционировал, а только культивировал собственный стиль покорности и смирения перед существующей жизнью, которыми он и стремится поделиться с окружающими. Насколько сегодняшний залихватский зритель способен оценить мрачную картину быта самого сердца России и спокойно относиться к нежеланию героев что-либо менять – неизвестно. Однако после размножившихся и в отечественном кинематографе залихватских приключенческих саг реалистическая история о слишком застрявших в прошлом селениях с сотней таких же жителей кажется досадной случайностью, подкинутой нам для верного наступления осенней депрессии. Увы, для большинства россиян хандра больше губительна, нежели полезна.

Вадим Лукин

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров