Курсы валют: USD 17/01 59.6067 0.2367 EUR 17/01 63.2308 0.1086 Фондовые индексы: РТС 18:50 1151.05 -0.62% ММВБ 18:50 2189.07 -0.28%

Тающие надежды Кармадона

Общество | 19.09.2005



В 2004 году в Тверской районный суд города Москвы был подан иск о возмещении морального ущерба к правительству Российской Федерации и финансовым органам Северной Осетии от имени матерей Сергея Бодрова-младшего и актера Тимофея Носика, погибших при сходе ледника Колка 20 сентября 2002 года.

Общая сумма иска составила 900000 долларов. Представляющий интересы истцов адвокат Игорь Трунов считает, что власти обязаны были вести мониторинг пульсирующего ледника и установить вокруг стенды с надписью «Осторожно! Пульсирующий ледник». Раз это не было сделано, то государство должно нести ответственность и выплатить родственникам погибших 900000 долларов.

Год назад эксперты еще сильно сомневались в успехе судебного процесса, затеянного матерями погибших в 2002 году в Кармадонском ущелье режиссера Сергея Бодрова-младшего и актера Тимофея Носика.

Доктор юридических наук Константин Скловский на тот момент считал, что "иски матерей погибших в Кармадоне беспрецедентны". Он отметил, что теоретически можно говорить об ответственности каких-либо служб оповещения о стихийных бедствиях, но устанавливать причинную связь представителям истиц в суде будет очень трудно.

"Таким образом, перспективы исков весьма сомнительны,– сообщил Скловский.– Хотя не исключено, что в рамках рассмотрения дела может встать вопрос об уголовной ответственности каких-либо должностных лиц за халатность. Но это вряд ли даст родственникам Бодрова и Носика какие-либо денежные присуждения".

На сегодняшний день, как сообщает адвокат матерей погибших актеров Игорь Трунов, дела не сильно изменились, а надежды пострадавших добиться правды совсем ослабли.

"Эта годовщина связана еще и с тем, что это три года - окончание срока поисковой давности. Поэтому мы должны подать иск либо сегодня, либо завтра, но так как сегодня – приемный день, то мы иск подадим сегодня. На сегодняшний день я отстаиваю права более ста человек, и все они пострадали в Кармадонском ущелье. Я единственно их попросил, что я буду представлять интересы только тех, кто реально потерял близких родственников или жилые дома.

Здесь, конечно, много неясностей, если Бодров там случайно оказался, тем не менее, он оказался в дороге, это капитальное строительство, то разрешение на строительство домов в этой потенциально опасной территории, где четыре раза сходил ледник, конечно, давать было нельзя.

И это недоработка, это бездействие власти, которое регламентировано законом, в том числе это закон о чрезвычайной ситуации и возмещении вреда, которое он регламентирует. Поэтому в связи с этим законом эти люди обратились ко мне, и сегодня мы подали как раз именно перед годовщиной этого Кармадона, потому что это истекающий срок - три года. Я предупредил их о том, что перспектив больших выиграть это дело нет, но, тем не менее, так как сегодня Россия – не изолированный анклав, и есть у нас Европейский суд по правам человека, то те, кто обратились, больше всего питают надежд на суд по правам человека", - прокомментировал NewsInfo Игорь Трунов.

Одним из основных дел в этой истории, конечно, стало дело Бодрова-младшего. Но и здесь не все гладко.

"На сегодняшний день мы подали обжалование в надзорную инстанцию – это президиум Московского городского суда. И сейчас готовим в Европейский суд, потому что одновременно это пойдет и туда, и туда. В Европейском суде есть сроки обжалования, -а это полгода после вступления решения в законную силу, - а по российскому законодательству срок надзорного обжалования – год, поэтому эта разница нас привязывает к тому, что мы не можем пройти все судебные российские инстанции, и параллельно направляем в Страсбург и Московский городской суд",- рассказал Игорь Леонидович.

Конца этому делу не видно, и уже даже правозащитники теряют веру и терпение.

"Я не знаю, если мы строим правовое государство, то те законы, которые мы принимаем, они обязаны работать, и это обязанность нашей судебной системы, которая от имени нашего государства подписала эту европейскую конвенцию. Там есть статья – право на судебное разбирательство, это основа, и оно должно действовать как закон прямого действия. То есть если есть закон, и в нем есть норма возмещения вреда, значит, либо он работает, либо нужно принимать поправки и отменять эту норму.

Поэтому эти двойные стандарты и формальные законы, которые принимаются "в угоду" и показатель того, что у нас строится правовое государство, но реально ничего не работает, должно как-то стать на место. Либо мы то, что приняли имеем право заставить работать, либо тогда не нужно это принимать, только чтобы продемонстрировать всему миру, что у нас такое социально ориентированное правовое государство".

За месяц до трагедии в Кармадоне у Сергея Бодрова-младшего и его жены - телережиссера Светланы - родился сын.

Незадолго до гибели Бодрова они с женой переехали жить за город, в Сергиев Посад. Там у Светланы был старый большой дом. Теперь Светлана живет в этом доме с детьми.

Светлана не общается с журналистами. Прошло уже три года, но молодая красивая женщина по-прежнему живет памятью о муже. Она до сих пор работает на телевидении режиссером. Воспитывать малышей вдове Бодрова в перерывах между судами помогают родители Сергея.

Пока суд продолжается и все ждут правды, ледник потихоньку тает. Вместе с надеждой родных и верой окружающих.

Катерина Богаченко

tech
Код для вставки в блог


Рубрики

Культура, Наркотрафик, Наука, След в истории
Новости партнеров