Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 21.10.2017 : 57.2721
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 21.10.2017 : 67.3577
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 21.10.2017 : 75.519
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 21.10.2017 : 44.8784

Культура

"Полтинник" главного щукинца

Newsinfo: Евгений Владимирович, какая из Ваших нынешних "ипостасей" сейчас самая главная?

Евгений Князев: Сейчас важно все. Мне кажется, что все, чем я сейчас занимаюсь - это смысл жизни. И когда мне не хватает времени на выполнение какого-либо дела - это нормально. Вот если у меня время остается, я не знаю, чем заняться.

Newsinfo: Суета не заедает?

Евгений Князев: А на суету не остается времени. Быт не заедает. Остается то немногое время, чтобы успеть что-то сделать для дома: делаю фактически все один, поскольку я - единственный мужчина в доме, у меня одни женщины: дочери, жена, теща.

Newsinfo: Принято считать, что актеры - фигуры вальяжные, поздно просыпаются, пребывают, так сказать "над бытом"…

Евгений Князев: Я думаю, что актеры - это прежде всего люди. Среди них есть совы и жаворонки. Я, например, жаворонок, встаю рано - в 6 часов утра. И сразу могу начать читать пьесу, заниматься бытовыми делами. Если я на даче, могу спокойно заниматься садом, грядками. Главное, что это мне доставляет большое удовольствие. Например, сегодня утром был такой необыкновенный туман, он потихонечку поднимался, и сквозь этот туман пробивалось солнце, зарождался день. Простите за такую поэтичность…

Newsinfo: Я понял, почему Вы производите впечатление такого романтичного и страстного человека на сцене: Вы - поэт в душе!

Евгений Князев: Не знаю... Мне нравится раннее утро, нравится ехать по дороге, когда хлещет дождь, и когда дворники на лобовом стекле размахивают эту воду. А я куда-то спешу. Мне жалко становится людей, которые идут пешком, и если мне в этом ненастье встречается человек, который бежит под дождем без зонта, я могу его подвезти, предложить подбросить куда-нибудь.

Newsinfo: Вас как актера питают эти жизненные впечатления?

Евгений Князев: Конечно! Например, когда работаю со студентами, вспоминаю какие-то ситуации, которые были со мной. Мы с ними пытаемся их как-то использовать. Да и в актерской работе тоже. Когда режиссер предлагает вспомнить какое-нибудь физическое самочувствие, я вспоминаю какую-то радость или полет… И даже ощущение невесомости.

Newsinfo: Вы ведь не сразу пошли в эту любимую профессию. Вначале планировали для себя совсем иной путь…

Евгений Князев: Да, я учился в горном институте, закончил его. И получил диплом о том, что я инженер подъемно-транспортных машин. Лифты, эскалаторы - это была моя профессия. А к актерской профессии я шел очень трудно и долго. Я никому даже и сказать не мог, что хочу заниматься этой профессией, стеснялся. Я вообще по жизни очень стеснительный человек, был и остаюсь таким.

И мне нужно было преодолеть себя: как на сцену выходить - начинается сердцебиение, но когда произносишь первую фразу и уже пошло, то вроде ничего, отпускает. Потом я втайне от всех я начал об этом размышлять, втайне от всех заходил в книжный магазин посмотреть правила приема в театральный институт. Не дай Бог, было кого-нибудь спросить об этом! Я прочитал, что нужно учить стихотворение, басню, прозу и монолог. И выучил монолог Незнамова из пьесы "Без вины виноватые"! Потом, как вы знаете, я эту роль сыграл.

Newsinfo: А Вахтанговскую школу, т.е. Щукинское училище Вы выбрали не случайно?

Евгений Князев: Я уже в юности слышал, что есть Вахтанговская школа, что это хорошая школа. Я занимался самодеятельностью, у нас был руководитель студии в институте - Зоя Васильевна Григорьева. Она закончила заочное отделение Щукинского училища, и от нее я узнал, что это очень хорошее училище. Но поступать в театральное было очень сложно.

Я должен был в Министерстве получить разрешение на получение второго высшего образования. Меня в институте приняли, но сказали, что если ты нам принесешь бумагу из Министерства, мы тебя возьмем. И вместо того, чтобы готовиться к сочинению, истории, коллоквиуму, я провел весь месяц в министерстве. Меня посылали по разным кабинетам, а я ведь уже был не молодой, мне был 21 год.

Доходило до того, что чиновники меня спрашивали: "Они вас принимают? А что вы можете показать"? Я не знал, что показать, и предлагал им что-нибудь прочитать. Они милостиво соглашались: "Ну, почитайте нам что-нибудь". И я, понимая, что делаю глупость, им читал. Мне было стыдно, но я очень хотел получить эту бумагу. Я читал и чувствовал, что они подсмеивались надо мной. Стыдно даже вспоминать…

Newsinfo: Сейчас профессор Князев принял бы того молодого Женю Князева в Щукинское училище?

Евгений Князев: Конечно, принял бы, а иначе кто бы ректором потом был?! (Смех) Я ведь поступал в театральный и раньше, в 16 лет. После школы пошел поступать и дошел до 3-го тура. Мне тогда сказали: "Сейчас у тебя нет никаких оснований, но ты не бросай этого дела, и в следующем году приходи поступать. Ты сейчас молод, тебе нужно поднажать". Я тогда отнесся к этим словам, как к отговорке. А сейчас мы сами говорим такие слова, когда видим, что человек не созрел, когда ему нужно еще немножко "опсоветь".

Newsinfo: Евгений Владимирович, Вы сами сказали, что Вы - человек застенчивый, скромный, я это всегда чувствовал. Но ведь теперь Вы - ректор, а на этой должности нужно иногда стукнуть кулаком по столу или прикрикнуть строгим начальственным голосом. Вам это под силу?

Евгений Князев: Да. Но я не буду стучать и кричать. Ведь важно, какой поступок ты совершаешь, не как ты его совершаешь. Можно совершать поступки достаточно жесткие, но не обязательно делать это громко и с криком. Можно спокойно сказать: "Сейчас за содеянное ты должен понести наказание, я считаю, что наказание должно быть таким-то. Ты должен быть отчислен из института. Поэтому никакие оправдания я не принимаю, ты отчисляешься". Я так поступал всегда и продолжаю поступать. Может быть, это называется "мягко"…

Подготовил Павел Подкладов

Image

Как служилось в советском стройбате

«Королевские войска» или стройбат были настоящей легендой в СССР. Правда, скорее в плохом смысле слова – этого рода войск сторонились многие призывники, а военное руководство вообще выступало против его существования.