Курсы валют: USD 28/03 57.0233 -0.4014 EUR 28/03 61.9615 0.0979 Фондовые индексы: РТС 14:17 1108.92 -1.40% ММВБ 14:18 1999.50 -1.97%

Его величество Шут, который любил быструю езду

Культура | 13.07.2005



Кто-то из молодых недавно спросил, а каким он был актером? Я набрал в легкие воздух для ответа и осекся. В голову полезли "театроведческие" термины: пластичный, органичный, синтетический…

Но вдруг вспомнился разговор с одним великим артистом. Он говорил: «И если я чего-то прошу у Господа Бога, так это, чтобы я был "живой". Чтобы не "театральный". Вот оно! Евгений был "живой", настоящий. И необыкновенно разный, каковым и подобает быть большому артисту. Навсегда в памяти сердца - его гаер-шут из "Короля Лира" на Малой Бронной. Или "Чайка" в "Школе современной пьесы"; он был, пожалуй, лучшим Медведенко из всех "летающих" по Москве "Чаек". Или трагическая "Береника" на лестнице Детского театра с любимой Ниной…

Перечислять можно долго и с наслаждением. Казалось, что все ему дается легко: что называется – артист от Бога. Он только-только встал на ноги, окреп, стал популярным, желанным и в кино, и на ТВ, и во многих театрах. Но выбирал, не хотел стать всеядным, мелькающим на экране "сериальным" актером. И теперь остается только домысливать, мечтать, что он еще смог бы сыграть.

Боже мой, какой бы это был Гамлет! Или Чацкий. Или Хлестаков. Или, или – до бесконечности… Но, слава Богу, несмотря на популярность, тщеславия, самомнения, “понтов” за ним не водилось никогда. Он был вечным "пахарем". Быть всегда "в полной боевой" - это он называл профессионализмом. Говорил, что надо каждый день вкалывать, крутить педали. Ощущал дискомфорт, когда случайно выпадало свободно утро. До последних дней ему огромную радость доставляло участие в "непрестижных" детских спектаклях для самых маленьких. Он сам был в чем-то ребенком, поэтому ребятишки его очень чувствовали и принимали. Говорил, что всегда будет играть в сказках. И сидел в общей гримерной, хотя, как говорят его друзья, она была рядом с сортиром. Коллеги-ровесники до сих пор называют его Дворжиком.

Он был не то чтобы красавец… Но допускаю мысль, что женщины сходили по нему с ума. У него были совершенно сумасшедшие, "пушистые" глаза. И то, что называется породой: мощное мужское начало, шарм, элегантность, аристократическая утонченность манер и речи. Наверное, поэтому так убедителен был его Король в "Королеве Марго". От такого сойдешь с катушек! Он любил в этой жизни все: и работу, и друзей, и женщин.

Считал, что женщины вдохновляют не конкретно на театр, кино, а на жизнь. Но все же по-настоящему любил только трех их них: маму, Нину и дочь Аньку. Нина вот уже пять с лишним лет учится, по ее же словам, "заново ходить". О себе она обычно говорит мало. А вот о том, как развивается "театральная бацилла" в Ане, сравнительно недавно рассказывала автору этих строк. "Она видит все мои премьеры, да и все премьеры в нашем театре. И закулисную жизнь, которая очень интересна и поучительна. Никакого негативного влияния театр на нее не оказывает…

Она уже снимется в кино, и я не строю ей никаких преград. Снялась у Лены Цыплаковой в шестисерийном фильме, потом – в 12 сериях по роману Дарьи Донцовой. Я уважаю ее желание быть артисткой, пусть она сама набьет себе синяки и шишки". Женя, наверное, тоже уважал бы…

"Меня иногда спрашивают, с какого возраста Женя собирался в артисты? Я всегда отвечаю, что никогда он не собирался и не хотел быть артистом. Его первый творческий порыв заключался в том, что в школе преподавательница литературы спросила его, хочет ли он пятерку. Он сказал, что хочет. Я сказала: "Тогда выучи стихотворение Маяковского". Дала ему книгу, он выучил, прочитал на вечере. И его тут же пригласили участвовать в каком-то смотре.

Он сказал: "Э, нет! Мне обещали пятерку, поставили, на этом мои взаимоотношения с искусством кончаются". Папа наш очень огорчался, что Женя не ходит с ним на рыбалку, не занимается фотографией и всем прочим, чем с упоением занимался он сам. Оказалось, что пример папы, гены – это так глубоко, так по-настоящему в нем жило!..

Мне все время задают эти дурацкие вопросы по поводу обреченности и предопределенности. Я категорически это все отрицаю. Все они – Дворжецкие – были жизнелюбы. Все они умели любить женщин, умели ответственно работать", - вспоминает самый главный человек в жизни Евгения - мама Рива Яковлевна Левите.

А Нина Дворжецкая вместе с друзьями издала книгу «Всегда ваш - Е. Дворжецкий». В ней собраны живые и непосредственные воспоминания актеров, режиссеров, журналистов, с которыми Женю сводила судьба. В книге много театральных и киношных курьезов, шуток, без которых немыслимо закулисное бытие. В ней - сам Женя, неординарный и многогранный, такой, каким его знали друзья и каким хотели бы знать многие.

На главной странице его персонального сайта написано: "Посвященным ничего объяснять не надо, достаточно написать имя - Женя Дворжецкий. И на свет этого имени, как к веселому огню в камине, соберутся хорошие люди... Веселые, умные, насмешливые, независимые - его зрители и друзья. Те, кого он научил быть такими... Ох, какими неправильными кажутся глаголы прошедшего времени в сочетании с этим именем!" Каждый год в РАМТе в день его памяти - 1 декабря - к этому "веселому огню в камине" собираются все, кто его любил.

Павел Подкладов

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров