Курсы валют: USD 28/03 57.0233 -0.4014 EUR 28/03 61.9615 0.0979 Фондовые индексы: РТС 12:17 1118.62 0.36% ММВБ 12:18 2023.85 0.53%

Эдуард Бабаян: Наркотики не пробовал и никому не советую

Наркотрафик | 21.06.2005



Справка

Эдуард Арменакович Бабаян

Родился в 1920 году. В 1941 году закончил 2-й Московский медицинский институт. Участник Великой Отечественной войны.

Автор свыше 200 научных работ по вопросам контроля наркотиков, которые переведены на многие языки мира. Лауреат международной премии Э. Браунинга – за ценный вклад в развитие системы контроля за наркотическими средствами. Имеет 6 отечественных орденов и медаль "За боевые заслуги", а также десятки международных наград за вклад в развитие медицинской науки. Заслуженный врач Российской Федерации. Профессор, доктор медицинских наук, академик.

Руководитель российской делегации в Комиссии по наркотическим средствам (1964-1993 годы). Председатель Комиссии в 1977 и 1990 годах. Член Международного комитета по контролю над наркотиками с 1995 года по 2004 год. Первый заместитель председателя Комитета в 2003 году.

В настоящее время – главный научный сотрудник по вопросам исследовательской деятельности НИИ социальной и судебной психиатрии (г. Москва). Почетный заместитель председателя Международного совета по проблемам алкоголизма и наркомании.

Эдуард Бабаян: Уж если мы заговорили с вами о международных аспектах борьбы с незаконным оборотом наркотиков, то я сначала предлагаю краткий экскурс в историю вопроса. Надо сказать, что в мире долго не связывали употребление наркотиков с теми страшными последствиями, которые регистрировались у людей, их употреблявших. Более того, принимать наркотики одно время считалось модным, даже где-то романтичным. Только примерно в 80-е годы ХIХ столетия врачи поняли, что именно употребление опия и кокаина вызывает тяжелые расстройства. Тогда же состоялись международные конференции, на которых медики пришли к выводу, что нужны общие унифицированные подходы к использованию наркотиков. Наконец, уже в 1911 году, в Шанхае прошла конференция, где рассматривались актуальные по тому времени проблемы, связанные с их потреблением. В соответствии с решением конференции 1912 года в Гааге была разработана и принята Конвенция о контроле наркотиков, которая стала первым шагом международных усилий в борьбе с этим злом. После этого примерно через каждые 9-10 лет международное сообщество возвращалось к этой теме в связи с постоянно обновляющейся ситуацией. Наконец, в 1961 году была проведена дипломатическая конференция ООН, которая подготовила и приняла Единую конвенцию о наркотических средствах. Договорились и о создании специальной Международной комиссии по наркотическим средствам.

Ольга Крупенье: И вы, насколько я знаю, были руководителем российской делегации в этой Комиссии с 1964-го по 1993 годы. А в 1977 и в 1990 годах избирались ее председателем.

Э.Б.: Да, это так… Я уже сказал, что Единая конвенция стала крупным успехом международного сообщества. Она была составлена настолько профессионально, а механизм контроля за наркотиками, заложенный в ней, был настолько грамотным, что и сегодня этот документ абсолютно современен и способен учитывать практически все постоянно возникающие проблемы.

О. К.: А сколько стран подписали Единую конвенцию?

Э. Б.: Подписали почти все правительства, сегодня их насчитывается более 180-ти.

О.К.: Но ведь потом были и другие, близкие по теме, документы?

Э.Б.: Да. Представитель Швеции в Комиссии в конце 60-х годов заявил о появлении психотропных веществ, амфетаминовых средств, которые создают те же проблемы. Я как представитель СССР, а также представители США и стран социалистического лагеря поддержали шведов. Мы считали, правда, что надо использовать для борьбы с ними механизм Единой конвенции, тем более что он это позволял. Можно было бы включить психотропные вещества и амфетамины в списки Конвенции. Но тут страны-производители подняли страшный шум. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) их поддержала, говоря, что пострадают больные и медицина. Но проблема была так остра, что ООН приняла решение о созыве специальной дипломатической конференции и разработке протокола по контролю за психотропными веществами. Я возглавлял делегацию от СССР. И в Вене в 1971 году мы приступили к созданию такого протокола. Но к концу конференции стало ясно, что это уже не просто протокол, это – новый серьезный документ. Так появилась Конвенция о психотропных веществах 1971 года. Но я бы все же назвал ее компромиссным документом. Потому что большинство участников считало, что психотропные вещества надо было включить в списки Единой конвенции 1961 года. В 1972 году в Женеве был принят протокол о дополнениях и изменениях Единой конвенции 1961 года. 1988 год ознаменовался появлением Конвенции по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Документ, помимо прочего, охватывал возможности выявления каналов незаконного оборота.

О.К.: Эдуард Арменакович, а наркомания в принципе излечима?

Э.Б.: Если правильно подойти к лечению, то излечима. Скажем так, большой процент наркоманов излечим. Я бы провел здесь параллель с онкологией: там тоже какие-то случаи не поддаются лечению, особенно запущенные формы. Но некоторые формы излечимы, и медики не оставляют никого без помощи, облегчают болезнь, продлевают людям жизнь.

О.К.: В мире по-разному относятся к проблеме наркомании. Это находит свое отражение в законодательных актах тех или иных стран. Где-то это законодательство очень жесткое, а в некоторых странах оно поражает своим либеральным отношением к проблеме. За что выступаете вы – за либерализацию или ужесточение?

Э.Б.: Во-первых, надо четко разделить людей на тех, кто употребляет наркотики, и тех, кто их распространяет. Наркоман – больной человек, и это закреплено в Единой конвенции 61-го года. Совсем другое дело – наркобизнес. Здесь я выступаю за более строгий подход и меры по выявлению и наказанию тех, кто несет эту заразу в общество. Сегодня нам нужно дальнейшее совершенствование международного механизма противодействия наркоугрозе.

О.К.: Эдуард Арменакович, многие говорят о спорте как о панацее, которая поможет нам привить молодежи вкус к здоровому образу жизни. Почему же тогда среди спортсменов так много наркоманов?

Э.Б.: Во-первых, многие спортсмены употребляют допинги, а это часто те же наркотики. К тому же, большой спорт - тяжелая ноша, не каждому по плечу. Многие ломаются. Я бы, говоря о здоровом образе жизни, имел в виду не столько спорт, сколько пропаганду физической культуры.

О.К.: А почему проблема наркомании не стояла так остро в СССР?

Во-первых, в СССР была создана четкая, жесткая и действенная система контроля. Кроме того, мы всегда честно выполняли свои международные обязательства и стояли за строгие меры к нарушителям закона. Сегодня Россия тоже четко и честно выполняет свои обязательства. Но наши южные границы открыты, контролировать процессы в тех республиках мы не можем, и наркотик хлынул в страну.

О.К.: - И последний вопрос, Эдуард Арменакович. Вы столько десятилетий посвятили изучению наркотиков, борьбе с последствиями их применения, созданию отечественного и международного права по этому вопросу. А сами вы когда-нибудь пробовали наркотики?

Э.Б.: Никогда! Сам никогда не пробовал и никому не советую!

Беседовала Ольга Крупенье

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров