Курсы валют: USD 25/03 57.4247 -0.0981 EUR 25/03 61.8636 -0.2323 Фондовые индексы: РТС 18:50 1124.66 0.03% ММВБ 18:50 2039.77 -0.55%

Нурпаши и 32 разбойника

Общество | 18.05.2005



С самого начала следствия Кулаеву было тяжело найти адвоката. Теракт настолько потряс всех, что - редкий случай - любой адвокат Северной Осетии предпочел бы стать на этом процессе обвинителем. Однако по закону без адвоката судить не положено, даже если обвиняемого нельзя назвать человеком после содеянного. На этапе предварительного расследования защищать Кулаева был назначен Умарбек Сикоев. Однако, государственный защитник, представлявший Кулаева на предварительном заседании, отказался защищать его в ходе официальных слушаний. Впоследствии тот отказался.

"Я не могу его защищать, потому что я осетин, - сказал адвокат. - Для меня, осетина, будет слишком тяжело смотреть в глаза моим потерявшим детей землякам". Поговаривали, что надо пригласить защитников из Чечни или других регионов России.

"Это прецедент, когда для подсудимого не могут найти защитника, - сказал руководитель местной коллегии адвокатов Марк Гаглоев. - Суд без него не начнется, даже если сам Кулаев будет отказываться от услуг защитника, но и принудить кого-то помогать ему тоже невозможно - такого закона нет. Я никого конкретно обязать не смогу и не стану этого делать. Я очень хорошо понимаю, что такому человеку больше в Осетии не работать - это конец карьере и будущему. Здесь есть еще и профессионально-этическая сторона: если адвокат берется за дело, надо защищать в любом случае, а по моральным соображениям никто не захочет встать на его сторону, пишет "Российская газета".

Однако, в конце концов, как сообщили в Верховном суде Северной Осетии, защитник для Кулаева был найден. Как отметил Марк Гаглоев, адвокату обвиняемого необходимо предоставить гарантии безопасности, а это легче сделать для приезжего специалиста. "За последние несколько лет Верховный суд республики вынес несколько решений по громким терактам, совершенным в Осетии. И в большинстве случаев их защищали адвокаты из Назрани. Этот вариант представляется оптимальным и в этом случае", - отметил Гаглоев.

Что же касается собственно обвинений, то 24-летнему жителю села Старый Энгеной Ножай-Юртовского района Чечни Нурпаши Кулаеву инкриминируется восемь статей УК РФ, среди которых - убийство, бандитизм, терроризм и захват заложников. Семь статей обвинения он признает, однако от обвинений в убийстве и угоне автомобиля отказывается.

"У меня был автомат, я из него стрелял. Но только в воздух", - утверждал обвиняемый на допросах. А в школу, по его словам, он попал почти случайно. По словам Кулаева, его затолкал в кузов машины брат, заявивший, что они едут захватывать некий блокпост. Впрочем, ни следователи, ни жители Осетии, ни даже адвокаты Кулаеву не верят. Пострадавшие от теракта в Беслане уже заявили, что будут присутствовать на каждом судебном заседании.

В качестве потерпевших по уголовному делу проходят 1 тысяча 315 человек. Свидетелями обвинения на заседании суда выступят 69 человек.

В результате захвата заложников в школе номер 1 города Беслана 1 сентября 2004 года погибли 330 человек, в том числе 317 заложников, из них 186 детей. Среди погибших также двое сотрудников МЧС, 10 сотрудников спецназа ФСБ России и один житель Беслана, принимавший участие в спасении заложников.

Ранения получили 728 заложников и жителей Беслана, а также 55 сотрудников спецназа ФСБ, милиции и военнослужащих.

Всего в школе террористы захватили 1 тысячу 128 заложников. При проведении спецоперации было спасено 918 человек.

Подготовила Ирина Кезик

tech
Код для вставки в блог


Рубрики

Культура, Наркотрафик, Наука, След в истории
Новости партнеров