Курсы валют: USD 23/05 56.4988 -0.6614 EUR 23/05 63.1713 -0.4766 Фондовые индексы: РТС 18:50 1083.58 -0.38% ММВБ 18:50 1950.51 -0.61%

Николай Караченцов: "Мужчина не имеет права уставать"

Культура | 23.04.2005


Мужчина не имеет права уставать

В сорок лет Караченцов сыграл легендарного графа Резанова, который "прописал" его навсегда в истории театра. На момент создания спектакля Караченцову, как и его герою графу Резанову, было сорок лет. У Караченцова и Резанова совпади имена и отчества. Это знак и подтверждение неслучайности Караченцова на сцене.

- Николай Петрович, вы не устали играть "Юнону и Авось" столько лет?

- Клишируя самого себя столько лет, потому что этот вопрос задавался много раз, я отвечаю: "Мужчина не имеет права соединять два слова – "я" и "устал". Так меня в детстве научили. Он может сказать: "Больше нет сил" и умереть. Это касается и отношения к жизни". Относительно "Юноны и Авось". Есть актерский закон: каждый спектакль играть, как будто он последний. И все. И чтобы это не было слепком со вчерашнего спектакля, позавчерашнего. Чтобы не было наезженной дороги, штампа.

- Но это не очень просто выполнить? Чтобы оживлять роль, надо внутри оставаться живым…

- Я стремлюсь это делать. К тому же масштаб личности графа Николая Петровича Резанова настолько велик, что я не устаю, каждый день открывать что-то новое - какие-то черточки, грани для себя в этом образе. Так сошлись звезды перед мощной троицей - Марка Захарова, Андрея Вознесенского, Алексея Рыбникова, что получилось что-то удивительное. В спектакле я на сцену выхожу не сразу, а чуть позже. Перед выходом меня начинает трясти. Это не то что "ой, мама, опять работать". Как только эта фраза появляется, надо бросать профессию. Роль графа Резанова требует огромных физических затрат - особенно нервных и я сам себя должен просчитать, насколько меня хватит. И желательно, чтобы я первый это заметил, а не мне это говорили: "Из вас песок сыпется – кончайте".

Еще раз о любви

- Вы сейчас снимаетесь в фильме о любви и играете не менее масштабную личность - князя Печерского, встретившего под конец жизни свою последнюю любовь в лице юной певицы. По масштабу чувств, поступков герой этого фильма уступает графу Резанову?

- Масштабы личности Резанова за гранью. Здесь непостижимый размах. Графа можно отнести к тем единицам, которые двигают прогресс человечества. Вознесенский написал: "Он мечтал, закусив удила, свесть Америку и Россию". То, что у меня с Резановым совпали имена и отчества, Вознесенский считал фатальным.

...Граф был одним из богатейших людей в России. Он был любимцем императора Александра. Граф рвался в Америку, (не пускает царь и Печорского - прим. авт.) а его царь не пускал. Но в конце концов - он прорывается.

- Вознесенский Вам давал читать много книг о Резанове - это помогало?

- Иногда не надо знать слишком много. Это может артиста ограничить, подавить собственную фантазию. Надо искать золотую середину.

- Есть амплуа - любовника. И в принципе, это ваше амплуа. Но ваши герои облагорожены, и любовь их возвышена. Вы поднимаете градус, это потому, что в мире любовь убывает, оскудевает?

- Вы сами разве этого не ощущаете, что зло перехлестывает?

- И мир спасет что?..

- Любовь, одна любовь... Все же люди, все же человеки, и если это чувство какого-то посетило независимо от возраста, то это счастливый человек. И молодые влюбляются, а не только относятся физиологически друг к другу, как животные. Но с возрастом это чувство больше ценишь.

- Но есть и новая формула времени – "не любить, чтобы не страдать".

- По-моему, не любить значит не жить.

- Вам, как актеру нужно влюбляться в героиню, в роль?

- Обязательно, это закон. Я обязан полюбить роль, иначе я ее никогда в жизни не сыграю. Обязательно должно быть чувство влюбленности, очарованности своей партнершей, иначе я буду фальшивить.

- Во всех партнерш вы влюблялись?

- Нет, не в глобальном смысле. Но налет влюбленности, некие флюиды очарованности должны быть.

- Вы по жизни однолюб?

- Я не думаю, что этот вопрос корректен - он непременно кого-то обидит. Это мое, и если я буду делиться, мое перестанет быть для меня важным, дорогим.

Секреты мастерства

- Сейчас очень многие известные актеры создают свои собственные театры, чтобы оставить свою школу. У Вас нет такого намерения?

- На базе своего курса можно создать театр. Ведь курс набирается по принципу труппы. А что такое труппа? Это то, с чего ты начал - амплуа. А когда проходит два-три года, и если курс удачный, то безумно жалко это разваливать. Уже есть театр. В конце концов, Театр на Таганке сперва был любимовским курсом.

Мне трижды серьезно предлагали набрать курс. Самым ответственным было предложение Виктора Карловича Манюкова, руководителя моего курса в школе-студии МХАТ. Он сперва намекал, наконец, незадолго до кончины, пригласил к себе в дом. Пригласил на обед. Долгий и серьезный разговор. Он считал, что я могу быть педагогом. Но мое время не пришло, я не наигрался. Однажды позвонил Алесей Владимирович Баталов, мы говорили две ночи напролет. Во ВГИКе есть целое направление, исповедующее традиции Московского Художественного театра, а я выходец этой школы. Приглашение взять актерский курс во ВГИКе более чем лестное, но я отказался. Я мучился, не спал. Но я настолько патологически люблю свою профессию, - что, если учить - надо бросить все. Надо себя целиком ребятам отдать.

- Но, тем не менее, Вы опекаете школу искусств в подмосковном Красноармейске (ШИК), являясь Президентом фонда поддержки талантливой молодежи?

- Руководитель школы, Николай Александрович Астапов, обратился ко мне: "Коль, детям нужна концертная практика, поддержите концертной программой". "Как?" – "Учи". "Ты мой паспорт посмотри - самое время начинать". Познакомились мы с Астаповым давно - он был каскадером в фильме Аллы Суриковой "Человек с бульвара Капуцинов". Спустя некоторое время он сказал, что хочет создать школу искусств. "Где?" – "В городе Красноармейске". "А сколько там жителей?" – "25 тысяч". "Самое оно. Зачем тебе" – "Я снимаюсь и с болью смотрю на наших актеров - какие-то они не спортивные. Хотелось, чтоб у нас были свои Бельмондо".

Он, кстати, частично прав. Когда-то до революции нашему мастерству учили 9 лет, с детского возраста. И на последнем курсе высокая комиссия решала: тебе быть Нижинским, Мочаловым... Кто-то в Большом танцевал, кто-то в драматическом, в Малом - но все владели актерским танцевальным мастерством, до конца жизни стояли у балетного станка и это обогащало актера.

Я пошел в Министерство культуры, и Школа искусств получила статус государственного заведения. Потом я поехал и посмотрел, что они могут - был отчетный концерт во Дворце культуры. Это было что-то невероятное! Аспект у школы широк - от живописи до горного спорта, вокал, хореография, степ, искусство всех каскадерских дисциплин, акробатика. В степе они добились явных успехов. В Европе так не танцуют, как танцует одна девочка. Ребята удивительные: чисты, интеллигентны по своей природе. И я как моту помогаю.

- Какая перспектива у школы - возможность расширения?

- Есть договоренность с городом Красноармейском, выделена земля. Если на этой земле вырастет комплекс, где будет концертный зал, оборудованный по последнему слову техники, быт для детей, чтоб были репетиционные классы балетные, то это должен быть интернат, где преподавали бы педагоги высокого уровня. Чтобы школа не ютилась, как сейчас, а имела другой масштаб, куда приезжали бы дети со всей России. У меня спрашивают, как поступить в вашу школу. Для этого нужно жить в Красноармейске.

- Вы возглавляете еще много других фондов - фонд имени Андрея Миронова, фонд имени Евгения Леонова. Зачем вам еще общественная нагрузка при вашей занятости на сцене?

- Мы раз в месяц играем спектакли, деньги от которого идут, например, в Евгения Леонова - у кого-то заболел ребенок, кому-то нужны средства на операцию. Идет опрос по всему коллективу, кто в чем нуждается. (Я один из членов правления этого фонда.) И эти деньги идут на нужды этому человеку. Когда я помогаю людям, одаренным детям, значит, я не зря живу на свете. Хотя, главное дело - моя специальность. Это дело я патологически люблю - нездоровым образом, я бы сказал, и никакого другого дела для себя не представляю. Я создаю роли, образы в театре, в кино, на эстраде. Мне это интересно.

- Вы единственный русский актер, который озвучивал закадровый текст Бельмондо. Как это было?

- В советские времена была целая группа актеров, которая очень удачно дублировала западных актеров. Их называли "артель "Красный звук". Сейчас дубляж в чистом виде встречается редко. Как правило, заказывают закадровый текст. Для него тоже требуется актерское умение. С одной стороны, сохранить напряжение происходящего. Это очень хорошее актерское упражнение. Во-первых, нужно сыграть роль. Во-вторых, ее нужно сыграть не так, как ты бы ее сыграл, а так, как уже сыграно другим актером. В-третьих, французская речь в четыре раза быстрее, чем русская. Значит, нужно попадать в артикуляцию этого актера, не потеряв при этом органики.

Про даты

- Имеете ли вы привычку подытоживать прошлое?

- Нет. Я так думаю, потому что вы прессуете. Пресса меня прессует. Сейчас к моей персоне, на мой взгляд, внимание преувеличено.

- Говорят, вы ночной человек, работаете в основном ночью. И такой распорядок вас не утомляет?

- Константин Станиславский, царство ему небесное, придумал, что актерская работа начинается не в восемь, не в десять утра, как в конструкторском бюро, а вечером. Актерский организм не может заснуть сразу после того, как закрылся занавес, организм актера еще долго продолжает находиться в беспокойном состоянии.

- И все-таки вы когда-то отдыхаете? У вас есть дача?

- Люблю теннис. В Валентиновке есть дача, но я туда приезжаю не часто - раз в месяц бываю. От этого редко вижу внука, потому что он там.

- Сколько внуку лет?

- Два года. Когда он появился, был комочком маленьким, я к нему не испытывал таких чувств, как жена. Как только он пискнет, жена сразу к нему бежит. Когда дергает за рукав, когда вопросы начинает задавать - вот тогда я ощущу себя дедом.

Запретная тема

- Кто были ваши родители?

- Мать - балетмейстер, отец – художник в "Огоньке".

- А вы чей сын?

- Я мамин.

- Но ваш сын не стал актером, закончил МГИМО, работает юристом. Актерская династия прервется?

- Моя жена выросла не в творческой семье, но очень хотела стать актрисой. И очень здорово начинала. Лучшая и любимая ученица Тарасовой, которая хотела передать Люде свои роли. Говорила, что это новая Ермолова. Но актерская профессия изначально лотерея.

...Недавно Караченцов отпраздновал новоселье, он переехал на новую квартиру поближе к Кремлю и старому зданию МХАТа (говорит, частный инвестор отбирал себе соседей сам, и Караченцов фейс-контроль прошел). Старую квартиру отдал сыну, который однажды сказал матери очень важную фразу, характеризующую уклад жизни семье Караченцовых: "Я понял, что у меня должен быть свой дом, такой как у вас с папой".

Людмила Поргина - жена Николая Петровича работает тоже в театре. Шумная, с четкими чертами лица, она играет императриц и Богородицу в "Юноне и Авось". Когда она приходит в театр - всегда слышно. Людмила Андреевна вбегает в вестибюль театра и начинает жаловаться на дорожные пробки... Говорят, что на частые опоздания Людмилы Поргиной Марк Захаров сказал: "Звезда может опоздать, а вы, Людмила Андреевна, ездите на троллейбусе". Караченцов купил супруге машину, сам ездит на Фольксвагене-пассат.

Однажды у Караченцовых от театра угнали машину. Потом на автосервисе жена Караченцова ее узнала, но за рулем сидел южный человек. Вместо того чтобы запомнить номера, она стала доказывать южанину, что все вмятинки, царапинки ей знакомы до боли, чем очень его напугала. Южанин сел за руль и умчался...

Людмила Поргина, говорят, переживала страшно, оттого, что сильно погрузилась в личную жизнь. И в ванной продолжала читать монологи, которые могла бы читать со сцены.

Актерская судьба - лотерея

- В этой семье, - говорит Николай Петрович, - все счастливые карты достались мне.

Татьяна Хорошилова

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров