Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 23.07.2017 : 58.9325
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 23.07.2017 : 68.6623
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 23.07.2017 : 76.5828
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 23.07.2017 : 46.5979

Мир

Image

Винтокрыл из будущего

«Вертолеты России» представили беспилотный конвертоплан – «помесь» вертолета с самолетом, унаследовавшую лучшие свойства от обоих своих прототипов. Сейчас новинка проходит летные испытания…

Image

Смерть в Linkin Park: шоу продолжается

«Самоубийство – это дьявол, который ходит по Земле меж людей», – написали в Twitter коллеги покончившего с собой рокера Честера Беннингтона. Имя этому дьяволу – слабость. На одной чаше весов популярность, музыка, деньги, жена-красавица из Playboy, шесть (!) детей. На другой – алкоголь, наркотики, депрессия. Почему перевесила вторая?

Пожалуй, правильнее усмотреть в последней антияпонской эпопее, срежиссированной Пекином, гораздо больше. А именно: последовательное обострение военно-политической ситуации не просто на Дальнем Востоке, а на том дальнем востоке, который "не-Запад".

Вторым позволительным умозаключением будет предположение, что после экономической заявки на потенциальное лидерство Пекин предъявляет не столько Японии, сколько всему мировому сообществу заявку политическую, сделанную в соответствии со всей изощренностью китайского менталитета.

Многим известна китайская логика стратагем. Стратагемы – это сплав стратегии с умением расставлять скрытые от противника западни и организовывать нужную последовательность действий.

Нынешнюю дипломатическую войну Пекина с Токио можно проиллюстрировать двумя знаменитыми стратагемами, которые в нынешней ситуационной связке дополняют одна другую.

Первая в изначальном экзотическом виде звучит так: "Позаимствовать труп, чтобы вернуть душу". Вторая – "На востоке поднимать шум, на западе – нападать".

Первая переводится примерно как достижение новой цели средствами, взятыми из прошлого. Вторая понятна и без перевода и означает обманный маневр для сокрытия истинного направления атаки.

В этой ситуации "труп", "вещь из прошлого" – факт японских зверств в далеких 30-ых годах прошлого века в китайском Нанкине. Внешне – новая цель обозначена как стремление не допустить "не извинившуюся" Японию в СБ ООН.

Но главные цели, в соответствии с китайской исторической традицией, не афишируются. Напряжение в японо-китайских отношениях возникло не вчера. Но значительно усилилось в конце прошлого года, когда в новой японской "Национальной программе обороны страны" Китай был впервые назван потенциальным противником. Почти одновременно в Японии развернулась дискуссия о потенциальной возможности наносить превентивные удары по базам террористов, находящихся в других странах. Очень модная дискуссия, если вспомнить аналогичные экзерсисы нашего военного министра.

Тем не менее, в ситуации с Японией специалисты отметили отход от позиции необладания наступательными вооружениями в ситуации интенсивного передела мировых ресурсов, инициированного США.

Было бы наивным полагать, что Поднебесная никак не будет реагировать на эти японские перемены, равно как и на "антитерроризм" в поисках нефти.

Имея с Японией конфликт по спорному архипелагу Сенкаку, Пекин отнюдь не безразличен и к следующему предмету спора – нефтегазовым месторождениям в Восточно-Китайском море, на которые претендуют обе страны. Прошлогодний инцидент с китайской подлодкой, заплывшей в японские территориальные воды, интерпретируют как стратегическую разведку залежей углеводородов.

Таким образом, не в последнюю очередь дефицит энергоносителей делает Пекин таким агрессивным и неуступчивым по отношению к соседям. Выкопав, как "труп", старую проблему, Пекин не дает Токио упрочить свои позиции в мире .

При этом скрытой "повесткой" является стремление Пекина "наступать на западе", формируя внушительный противовес теперь уже американскому гегемонизму.

Китай стремительно улучшил свои отношения с давним соперником – Индией, проведя демаркацию спорных участков границы и уравновесив этот "компромисс" сближением с Пакистаном.

Пекин идет на беспрецедентные совместные военные учения с Россией, на первом этапе переговоров как бы "невзначай" предложив провести их на побережье "напротив" Тайваня. (Представив, как возопят в Вашингтоне и в Токио, Кремль дал назад, и теперь участники учений сошлись на северо-восточной провинции).

Пекин открыто лоббирует вступление в СБ ООН Индии (в постоянные члены Совета Безопасности, кроме Японии, "просятся" еще Индия, Германия, Бразилия и, по некоторой информации, Египет).

В результате получилось, что Китай, фактически, не только заблокировал процесс реформ в ООН, но и выстроил пока еще сырую, но отчетливую геополитическую схему, во многом противопоставленную Западу вообще и США в частности.

Все более тесной становится экономическая координация по линии глобального феномена, окрещенного на Западе BRICs: Бразилия, Россия, Индия, Китай, чему было посвящено одно из заседаний встревоженного этим ЕС. И все это – без шумного западного пиара, без имперских заявок и т.п.

Ничего не скажешь, умеют китайцы строить и политику, и глобальную стратегию. Уместно вспомнить еще одну стратагему: "Бить по траве, чтобы вспугнуть змею" (косвенное предостережение). Последнее связано с демонстрацией управляемости своими людскими ресурсами.

Китайские политики "влегкую" организовали многомиллионное возмущение в стране и многозначительно предупредили Японию (а с нею и всех остальных), что надо делать "серьезные выводы из массовых выступлений китайцев". Так политика обретает с помощью массового "народного изъявления" оттенок неоспоримой "справедливости", лежащей в основе китайской политической культуры.

В общем, это та страна и та ситуация, к которой не грех прислушаться. И не грех поучиться, как надо не только помнить прошлое, но и создавать ситуации, когда оно работает на тебя. Мы уже преуспели пару последних десятилетий, но, в основном, в самобичевании, и если что и выкапываем, то на свою собственную голову. Намеренно или из-за лени забывая, что любая монета имеет две стороны.

В то же время у нас под боком тоже выходят книги, в которых концентрационные лагеря времен второй мировой фигурируют как "трудовые".

Чему-то мы уже научились, и, если будем дружить с Китаем, есть шанс, что научимся еще большему.

К.ф.н. С.Бубнов