Курсы валют: USD 24/01 59.5034 -0.1663 EUR 24/01 63.9424 0.2152 Фондовые индексы: РТС 18:50 1137.67 -0.12% ММВБ 18:50 2146.09 -0.64%

Татьяна Буре: сын обещает подарить мне внука

Общество | 26.03.2005



Елизавета Канаузова: В российских газетах очень много пишут о Павле, он у нас уже национальный герой. Но ведь у Вас есть еще младший сын Валерий, который живет в Америке. Расскажите о нем, потому что о нем мало пишут. Я знаю, что он подарил вам троих внуков.

Татьяна Буре: Как любая мать, я люблю своих детей, но хочу сказать, что младший у меня какой-то необыкновенный. Я не знаю, есть ли такие мужчины сейчас. Валя женат на американке, ее зовут Кендис, она актриса в Голливуде. У них трое детей, одна девочка Наташа, она старшая, потом Лев и Максим, у всех русские имена. Сейчас они хотят четвертого, и она говорит: "Ну, можно я хоть четвертого назову американским именем". Глядя на него, я поражаюсь. В своем окружении я сейчас не вижу таких молодых людей, как он. Потому что этот человечек мало того, что работает – хоккей, вы знаете, это очень тяжелый вид спорта – он полностью занимается семьей. То есть, он детей укладывает, кормит, он с ними гуляет, читает. Я такого еще не видела. Живя с мужем, он у меня тоже спортсмен, я не видела, чтобы он занимался детьми, это все было на мне.

Елизавета Канаузова: Дети, наверное, живя в семье, видят, как воспитывают их родители, может это ему передалось от Вас?

Татьяна Буре: И самое интересное, что он абсолютно этого не стесняется. В последнее время он блины научился печь. То есть, он делает все сам.

Елизавета Канаузова: Когда он это успевает, ведь хоккей – это перелеты постоянные, напряжение, нагрузки…

Татьяна Буре: Совершенно верно. Хотя у них есть и нянька, и человек, который убирает дом. Просто у нас так не принято, у нас мужчины этого не делают. Обычно они говорят: ты родила, ты занимайся детьми, а я работаю и зарабатываю деньги. Мы об этом говорили с Павлом, он мне сказал: "Мама, если он это делает, значит ему это нравится". Несмотря, что он младший, я, например, могу ему рассказать все свои тайны. Я могу поделиться с ним, и он мне даже даст совет, несмотря на то, что я его мама и старше его насколько.

Елизавета Канаузова: А они с Павлом разные?

Татьяна Буре: Что мне еще нравится, что они еще между собой очень хорошо дружат. Потому что есть такие семьи, когда брат с сестрой или брат с братом не общаются. А они очень общаются. Недавно был чемпионат по хоккею, Павел ему очень помогал, подсказывал, переживал за него. Естественно, они разные.

Елизавета Канаузова: Татьяна Львовна, вы сказали, что у вас трое внуков, и они названы русскими именами. Это в честь кого-то?

Татьяна Буре: Первая девочка родилась, мы назвали ее в честь прабабушки. Второй Лев, это как раз в честь моего папы. Когда не стало его, мы и назвали его именем. А Максим, просто Вальке нравилось это имя, и он решил его Максом назвать.

Елизавета Канаузова: А дети говорят по-русски?

Татьяна Буре: Старшая Наталья, ей 7 лет, так как Валера с ними разговаривает только на русском языке, все понимает и отвечает. А маленькие – нет. Они могут сказать: спасибо, пожалуйста. Но когда они приезжают сюда на три недели, естественно, они общаются с русскими детьми. Они бедные даже иногда плачут, потому что это для них пока сложновато. Я говорю, что ничего страшного. Но понимать, все понимают.

Елизавета Канаузова: Какие у них увлечения, мальчики не хотят быть хоккеистами, как папа?

Татьяна Буре: Пока нет. Наталья у нас играет сейчас в футбол, и очень даже неплохо. У них при школе есть секция, Наташа в школу с 5 лет ходит, там такая система. Лева тоже уже ходит в школу, он играет в теннис. Макс еще маленький, он пока просто бегает, прыгает, пока ничем не занимается.

Елизавета Канаузова: А как они вас называют, бабушкой?

Татьяна Буре: Самое интересное то, что Наташа и Лева называют меня бабушкой, а Максим - кукой. Почему Кука – непонятно. А мою маму они называют по имени, Зина, то есть, это уже прабабушка.

Елизавета Канаузова: Я знаю, что в 2002 году Валерий приехал в Москву, где не был 10 лет. Почему так долго?

Татьяна Буре: Сейчас уже об этом можно говорить. Когда мы переехали в Америку, Валере было мало лет, и он фактически не служил в армии. Поэтому мы просто побаивались, что если он сюда вернется, и его просто заберут в армию. Он же все равно гражданин России. Но сейчас уже не страшно, так как уже и время прошло.

Елизавета Канаузова: В каждом возрасте родители должны влиять на детей. Случалось детям навязывать свои взгляды на жизнь?

Татьяна Буре: Да, и это, естественно, происходило. Потому что мама и папа, мы действительно старше и, как говорят, нужно учиться на чужих ошибках, я считаю, что это неправильно, учиться нужно на своих ошибках. Если ребенка от всего оберегать, как цветочек, не полей его он завянет. Так не должно быть. Ребенок должен действительно прочувствовать что-то, для того, чтобы окрепнуть. Но, несмотря на это, лично я навязывала свое мнение, когда они были маленькие. Я говорила: "Нужно делать то-то, нужно делать это". И я не заметила, когда они выросли, я стала опять им навязывать. Я смотрю, они чем-то недовольны. Мы как-то сели, и Павел говорит: "Мам я уже взрослый, мне уже много лет". И мне как матери очень тяжело приходилось иногда закрывать рот, потому что видишь что-то не то. Я думаю, нужно помолчать, пускай сам попробует, если обожжется, он сделает свой вывод, потому что парень не глупый, парень понимает это. Поэтому потом никакого навязывания не было. Например, у меня с Павлом эта грань доверия не разорвалась потому, что я действительно стала навязывать все и вовремя одумалась. Мне много чего не нравилось, я думала, что скажу, но навязывать не буду. Потому что тогда ребенок закроется. А я могу вам сказать то же самое. Моей маме сейчас 80 лет, и она меня все учит. Как говорится, все мы чьи-то дети.

Елизавета Канаузова: Павла неоднократно называли в прессе маменькиным сынком. Как вы на это реагируете, может это потому, что вы часто появляетесь вместе на мероприятиях, и он не стесняется публично проявлять к вам привязанность?

Татьяна Буре: Я считаю, это неправильно. Любая мать была бы довольна, если бы сын ее брал на какие-то тусовки. Значит, он не стесняется меня, знает, что я могу поговорить с людьми. Он знает, что я никогда в жизни его не скомпрометирую. Поэтому это глупости какие-то. Как можно об этом говорить, если ребенок любит свою мать.

Елизавета Канаузова: Сыновья с вами советуются в выборе той или иной девушки? Валерий с вами советовался, когда собирался жениться?

Татьяна Буре: Валя показал мне просто эту девушку, сказал: "Я ее люблю, и она будет моей женой". И все. Как можно советоваться? Например, мои родители были против того, чтобы я выходила замуж так рано, но я все равно сделала так, как хотела. И они сделают то же самое. Может, мне это не нравится, но если я скажу об этом, то на всю жизнь завоюю себе врага. Я лучше промолчу.

Елизавета Канаузова: Вы обсуждаете с сыновьями, чем они займутся после хоккея?

Татьяна Буре: Я обсуждаю, но пока только думы. Я говорю, что Павел сейчас пошел на юрфак, но как это все будет потом, я не хочу загадывать. И Валерий тоже уже думает о том, чем ему заняться. Ему-то тем более надо думать. У него семья, столько детей, да еще четвертый будет. Дело в том, что Кэнди просит еще одного ребенка, а Валя говорит: "Ну, давай немножко отдохнем, пока Наталья, помощница подрастет".

Елизавета Канаузова: Татьяна Львовна, как Вы предпочитаете отдыхать?

Татьяна Буре: Я сейчас поеду к внукам, люблю отдыхать активно. Я очень люблю бывать на даче, люблю землю. Очень отдыхаю, когда ковыряюсь в земле.

Елизавета Канаузова: Вы сажаете что-то?

Татьяна Буре: Цветы. У меня масса цветов. У нас есть дом, а есть такая деревенская дача.

Елизавета Канаузова: Мне кажется, это так успокаивает…

Татьяна Буре: Очень. Меня это успокаивает невероятно. Если у меня проблемы, я еду и начинаю копаться в земле. Запах земли, особенно весной, заставляет меня забыть обо всем. Мне даже мама говорит: "Как ты можешь возиться". Она землю не признает. Ну, это, видно, от Бога дано, а мне это нравится. Я уже жду, скорее бы апрель месяц, чтобы можно было поехать. Я даже пошла на курсы дизайнеров по ландшафту. Буквально на днях я их заканчиваю, получу диплом.

Елизавета Канаузова: Вы можете открывать дизайнерское бюро.

Татьяна Буре: Могу. Мне сын говорит, сколько можно учиться. Я говорю, что всю жизнь, какая разница. Это же не помешает, тем более, мне это нравится. Скоро, может, маленькое агентство организую. Это хорошо, для души. Потому что когда-то меня родители заставляли в университет поступать на химфак, хоть я закончила, но мне это не нравилось. Потом мне пришлось второй институт заканчивать, потому что я работала в плановом отделе, а начальнику планового отдела просто необходимо было закончить второй институт. А теперь это то, что я делаю самостоятельно.

Елизавета Канаузова: Сейчас ваши дети уже выросли, и у вас есть время заниматься собой. Как вы себя балуете?

Татьяна Буре: Дело в том, что я никак не могу позволить себя баловать, потому что эта работа отнимает много времени. Конечно, я могу теперь себе позволить пойти поиграть в теннис.

Елизавета Канаузова: Вы спортом занимаетесь?

Татьяна Буре: Да. Я всегда всем говорю, сколько бы тебе ни было лет, не стесняйся начинать с нуля. Например, кататься на лыжах или еще что-то. Это получится, нужно только старание. И поэтому я могу баловать себя именно этим, я выросла именно в этом. Поэтому, если у меня есть время, я или пойду поиграю в теннис, или покататься на лыжах.

Елизавета Канаузова: А на коньки Вы, кстати, не становились?

Татьяна Буре: На коньках я давно катаюсь, сколько лет. В НХЛ бывают такие вечеринки вместе с детьми, родителями, с женами катаются на льду. Там много устраивают таких вечеринок. Это тоже профессионально. Так что я могу уже играть в хоккей.

tech
Код для вставки в блог


Рубрики

Культура, Наркотрафик, Наука, След в истории
Новости партнеров