Курсы валют: USD 28/03 57.0233 -0.4014 EUR 28/03 61.9615 0.0979 Фондовые индексы: РТС 14:17 1108.92 -1.40% ММВБ 14:18 1999.50 -1.97%

Мода на Турцию: резоны и сомнения

Мир | 19.12.2004



Бюрократическая касается сроков, то есть, момента принятия решения. И надо отметить, что здесь нет никаких «вдруг»: «не хотели, не хотели, и вдруг захотели».

Турция - официальный кандидат на вступление в ЕС с 1999 года. Мало того, ЕС тогда принял решение начать переговоры с нею в 2002 году, а потом перенес их начало на 2004 год по результатам выполнения Анкарой Копенгагенских критериев (для кандидатов).

Весь этот период европейские лидеры каждые полгода подтверждали эти намерения. Поэтому, как говорится, вопрос «созрел». Конечно, у Европы к Турции масса претензий: проблема соблюдения прав человека, проблема Кипра, корпус вопросов, связанных с армянской темой, например, с признанием геноцида армян в 1915 году (кстати, сама Турция считает, что последняя проблема не входит в критерии ЕС, а вот официальный Ереван ее уже поднял).

Кроме того, Турция не идентична большинству стран-членов ЕС по религии, культуре и многим другим факторам.

Тем не менее, европейской бюрократии уже в силу формальных обязательств было некуда отступать: переговоры, в лучшем случае, начнутся к середине 2005 года, то есть, и в 2004 году, как обещали, не успели. Суть в том, что надо либо отказывать, а отказывать резонов мало (Турция – член НАТО, причем очень полезный и эффективный для Атлантического сообщества; член антитеррористической коалиции; с успехом проводит структурные экономические реформы и т.п.)

Таким образом, надо было соблюсти договоренности. Другой вопрос, что между началом этих переговоров и самим вступлением может пройти, по оценкам экспертов, 10 - 20 лет. То есть, и Ширак, и Шредер будут уже в другом качестве пожинать плоды своего согласия по поводу Турции.

Здесь уже «играет» геополитический смысл: Европа развивается как политический организм и приобретает новые контуры. Поскольку этот процесс носит цивилизационный характер, очень важно ассоциировать в рамках таких организаций, как ЕС, сильнейших региональных игроков. К 2020 году в Турции, по разным оценкам, будет 82 млн. жителей. Опять же, она имеет сильную и боеспособную армию.

В этом смысле ассоциация Турции с Европой не только «дисциплинирует» Анкару, как выразился господин Йошка Фишер, но и является цивилизационным выбором в пользу Запада.

Сильная, но все же «стареющая» Европа не может пренебречь шансом теснее привязать такого союзника. Уживаются же они в рамках НАТО, значит, в силу формальной логики, возможно освоение и политико-экономических ступеней интеграции. Кроме того, мусульманский фактор в самой Европе стал законной частью культуры и ряда аспектов политики. Конечно, и «воспитываемой» Западом исламской цивилизации нужны образцы для подражания. Турция подходит по всем статьям.

Самыми противоречивыми, как обычно, являются резоны политико-конъюнктурные. Здесь полная палитра. В пользу Турции лоббирует победивший на выборах Буш-младший. Дела его антитеррористической коалиции идут не блестяще, кого-то надо поощрять, и почему бы это не сделать за чужой счет. Не секрет, что у США были определенные проблемы с турками во время проведения иракской операции. Если предположить, что «доктрина Буша» будет иметь дальнейшую реализацию, то есть, начнется «работа» с Ираном, Центральной Азией и другими энергоресурсными регионами – тут значение турецкого плацдарма трудно переоценить. И здесь «подарочек» Турции тоже к месту.

Кроме того, и Европа видит в Турции одного из ключевых участников большой энергетической игры по переделу мировых ресурсов.

Абсолютно согласен с Александром Раром: ситуацию, в известной степени, подхлестнули события на Украине. Только, думается, украинский фактор не затормозит, а наоборот, усилит комплиментарность Европы к Анкаре. Украина просто обозначила ту самую конъюнктуру момента: хоть ее и «остудили» с Запада на предмет интеграции в ЕС в ближайшие годы, проблема обозначена.

Однако, звать Киев, не решив проблем с Анкарой – это просто плюнуть в душу старого союзника по НАТО, который может пригодиться Западу в самое ближайшее время и самым непосредственным образом.

Кстати, Турция прекрасно чувствует последнее обстоятельство и поэтому ведет себя вполне раскованно, намекая, что сама может отказаться от ЕС, если требования к ней будут чрезмерными. Нормальная маркетинговая стратегия перед переговорами.

Следует отметить, что и для России станет спокойнее, если Анкара будет ориентироваться на европейскую общность, а не на исламскую солидарность. В этом смысле визит В. Путина в Турцию был знаковым, и не без намека на понимание важности момента. Подводя некоторые итоги, можно предположить, что процесс переговоров Турции с Европой не будет ни быстрым, ни простым, ни даже просто приятным.

Социологические опросы констатируют, что большинство жителей ключевых европейских держав, мягко говоря, не в восторге от решения своих лидеров.

Почти четверть опрошенных по поводу вступления в ЕС граждан Турции выразили намерение эмигрировать в Европу. Зная оба этих факта, поневоле вспоминаешь Великое переселение народов в прошлом. История с Турцией в этом ракурсе является лучшей иллюстрацией того, как историческую неизбежность грамотно пытаются упаковать в цивилизованные рамки.

К.Ф.Н. С. Бубнов

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров