Курсы валют: USD 20/01 59.3521 0.1691 EUR 20/01 63.1803 -0.0449 Фондовые индексы: РТС 18:50 1136.62 -1.31% ММВБ 18:50 2162.25 -0.36%

Человек, который спас Петербург, но не спас Россию

Общество | 22.11.2004



Почти семьдесят лет нам внушали, что Колчак был "ставленником Антанты", "вешателем Сибири". Коммуняки, верные своей стратегии перекраивать историю в соответствии со своими потребностями, конечно, даже в страшном сне не могли себе представить, что когда-то кончится их дьявольское нашествие и народ узнает правду о России, и в частности, об адмирале Колчаке. Всю свою жизнь он честно служил России: был храбрейшим морским офицером, кавалером высших боевых орденов. Но это, наверное, в наше время уже известно многим. А вот то, что он преумножал славу своей державы на ниве науки, знают немногие. А ведь Колчак всегда ненавидел политику, душа его жаждала знаний. Он был полярным путешественником, выдающимся океанографом, как пишут историки - “опередившим науку о море без малого на полвека”. В 1906г. Александр Васильевич был прикомандирован к Академии Наук для завершения обработки материалов Русской полярной экспедиции 1900г. В том же году Российское Географическое Общество поднесло Колчаку за его полярные экспедиции редкую награду - Большую золотую Константиновскую медаль. Один из островов в Карском море был назван именем Колчака (в сталинские годы его переименовали в остров Расторгуева).

Родился будущий герой России в Петербурге в семье военного инженера.

В четырнадцать лет поступил в морской кадетский корпус, где заслужил всеобщее уважение. Один из его соучеников писал: “Мы чувствовали в нем моральную силу, которой невозможно не повиноваться; чувствовали, что это тот человек, за которым надо беспрекословно следовать. Ни один офицер-воспитатель, ни один преподаватель корпуса не внушал нам такого чувства превосходства, как гардемарин Колчак". Александра увлекало многое: военная история, артиллерийское и минное дело. Биографы пишут, что он “неизменно шел лучшим в своем классе и при выпуске в 1894 году был удостоен первой премии, но решительно отказался от нее в пользу своего товарища, которого считал способнее себя”. Всю свою последующую жизнь Александр Васильевич ставил вопросы чести превыше всего.

Но после окончания корпуса Колчак не сразу стал военным в привычном смысле слова. Он начал всерьез заниматься наукой. "Я готовился к южно-полярной экспедиции, - говорил он на допросе через два десятка лет. - У меня была мечта найти южный полюс, но я так и не попал в плавание на южном океане". Осенью 1899 года, совершенно неожиданно для себя, Колчак с радостью принял предложение Эдуарда Толля принять участие в плавании на "Заре", в Первой русской полярной экспедиции. Начальник экспедиции писал в дневнике: "Наш гидрограф Колчак - не только лучший офицер, но он также любовно предан своей гидрологии. Эта научная работа выполнялась им с большой энергией, несмотря на трудность соединить обязанности морского офицера с деятельностью ученого".

Биографы Колчака пишут, что двухлетняя экспедиция на деревянном китобое “Заря” к Новосибирским островам и Таймыру, была беспримерной. После возвращения в Петербург Колчак отважился на новое, невероятно сложное путешествие в ледяную пустыню по следам пропавшего барона Толля. Только вернувшись из занесенного снегами Якутска, еще не придя в себя после тяжелой ледовой эпопеи, Колчак отправляется добровольцем на Русско-японскую войну. За оборону Порт-Артура он был награжден орденом Св.Анны 4-й степени с надписью "За храбрость", а по возвращении в 1905г. из японского плена пожалован золотой саблей с такой же надписью и орденом Св.Станислава 2-й степени с мечами.

В период между Русско-японской и первой мировой войнами Колчак принимал участие в воссоздании русского флота. С образованием в 1906 году Морского Генерального штаба Александр Васильевич стал начальником его статистического отделения, а затем возглавил подразделение по разработке оперативно-стратегических планов действий на Балтике. Назначенный военно-морским экспертом в 3-й Государственной думе, он вместе с коллегами тщательно продумал и составил Большую и Малую судостроительные программы, все выкладки и положения которых были настолько строго выверены и обоснованы, что власть без проволочек ассигновала нужные средства. В декабре 1913 года он был произведен в капитаны 1-го ранга. С началом войны практически боевыми действиями флота на Балтике руководил именно Колчак, успешно блокировав действия германского флота: осуществлял разработанную им тактику морского десанта, нападал на караваны германских торговых судов. За это Колчак был представлен к ордену Св.Георгия 4-й степени. В июле 1916г. Колчак произведен в контр-адмиралы и вскоре, с переводом на Черноморский флот, в вице-адмиралы.

Сегодня, наверное, только историки военной науки помнят, что во время войны только благодаря Колчаку не был разрушен Петербург. Кайзеровское верховное командование рассчитывало внезапным и сокрушительным ударом поразить российскую столицу с моря. Огромный флот принца Генриха Прусского должен был войти в Финский залив и обрушить на Петербург ураган 12-дюймовых крупповских снарядов, вслед за чем город планировалось блокировать с моря и высадить десанты.

Но планам завоевателей не суждено было сбыться: по плану, разработанному флаг-капитаном оперативной части штаба флота Колчаком, и под его непосредственным руководством в течение считанных часов были выставлены 6000 мин, которые перекрыли кайзеровским линкорам и крейсерам путь к столице. Как пишут историки, ведомый Колчаком Балтийский флот “не только оборонялся, но и наносил по врагу ощутимые удары в его водах. Так, осенью 1914 года несколько русских кораблей пробрались к крупнейшим немецким базам Килю и Данцигу, рискуя в случае обнаружения быть расстрелянными в море, и выставили на подходах к ним минные заграждения”.

Потом начались революции и перевороты. Февральскую он принял и расценил ее как возможность довести войну до победного конца, считая это "самым главным и самым важным делом, стоящим выше всего, - и образа правления, и политических соображений". Октябрьский переворот не счел заслуживающим внимания. Недооценил блестящий стратег опасности вздыбленного симбирским адвокатом пролетариата…

В 1918 году Колчак был принят на британскую службу и приступил к формированию вооруженных сил для борьбы с "германо-большевиками". В ноябре 1918 приехал в Омск, где был назначен военным и морским министром правительства эсеровской Директории. В дек. 1918 Колчак совершил переворот, объявив себя "Верховным правителем России", и поставил себе цель "победу над большевизмом и установление законности и правопорядка". Обладая половиной золотого запаса России, получив военную поддержку Англии, Франции, Японии, США, повел успешную борьбу в Сибири, на Урале и Дальнем Востоке. К весне 1919 в армии Колчак находилось до 400 тыс. человек. Его власть признали А. И. Деникин, Н. Н. Юденич, Е. К. Миллер. Но, навеорное, в пылу борьбы Колчак совершил ошибку: восстанавливая частную собственность на предприятия и землю, он предоставил право командующим военными округами закрывать органы печати, выносить смертные приговоры. Курс Колчака на реставрацию дореволюционных порядков привел к массовому партизанскому движению. В 1920 Колчак был арестован чехословаками, которые передали его эсеро-меньшевистскому "Политическому центру". Дальнейшее известно.

На этом можно было бы закончить эту грустную заметку. Но не могу не сказать то, что Александр Колчак стал героем удивительной истории любви. Его любимая женщина Анна Тимирева “самоарествоалась” вместе со своим любимым, половину жизни потом проведя в советских лагерях. Она пережила Колчака на 55 лет.

Павел Подкладов

Использованы публикации Александра Шумилова и Александра Пронина в “Аргументах и фактах”

tech
Код для вставки в блог


Рубрики

Культура, Наркотрафик, Наука, След в истории
Новости партнеров