Курсы валют: USD 29/03 56.9364 -0.0869 EUR 29/03 61.8102 -0.1513 Фондовые индексы: РТС 18:50 1125.58 0.98% ММВБ 18:50 2032.54 0.96%

«Войны в клане «GUCCI»

Культура | 13.11.2004



В лучших традициях Козаностро здесь присутствуют жестокость, наемный убийца, любовницы, которых уже невозможно сосчитать, потерянные миллионы, отец готовый убить собственного сына, брат, ненавидящий брата. История о гордости и достойной доли высокомерия. Шекспир был бы от Гуччи без ума. Земля не знала больших снобов, чем семья Гуччи. Они не переставали повторять, что их родословную можно проследить на 5 веков назад, что их генеологическое древо произрастает от тосканского королевского рода. Они постоянно говорили о том, как Гуччио Гуччи, метрдотель лондонского «Савойя» понял, что нужно вернуться во Флоренцию чтобы организовать собственное дело. Но это миф. На деле все куда прозаичнее.

Основатель династии Гуччио Гуччи родился 1881 году в семье тосканского ремесленника мастерившего соломенные шляпы и в возрасте 14 лет сбежал в море. Скорее всего он действительно работал с 1897 года в «Савойе», но официантом и самое большее 5 лет. А дальше, судя по документам, он вернулся во Флоренцию, нашел работу в фирме специализирующейся на изделиях из кожи. В 22-ом году он открыл собственную мастерскую седел и кожаных изделий.

Компания Гуччи процветала даже во времена правления Муссолини, когда на Италию были наложены жесткие экспортные санкции и поставки кожи прекратились, Гуччи начал производство полотняных сумок создавая моду на превратностях фашизма.

Гуччио Гуччи был бессердечен и несокрушим, он процветал создавая конфликтные ситуации. Он сознательно делал так, чтобы его сыновья перессорились. Самым талантливым из сыновей был Алдо – подлинный провидец семьи Гуччи. В годы послевоенного промышленного бума именно Алдо понял, что желание новых богатых во всем мире одинаковы. Его отец пришел в неистовство, когда узнал, что сын собирается открыть магазин на 58-ой улице в Нью-Йорке, где, кстати говоря, очень удобно было завести на средства компании и любовницу. Но Гуччио оставалось жить всего несколько недель.

У Алдо несомненно был вкус. Во о времена рассвета его дизайн был изумителен. Товары производились руками итальянским мастеров. Королева и принцесса Маргарет одевались от Гуччи. Именда Маркос любила его ботинки. В число поклонниц входила Джекки Анасисс и вообще, она назвала Алдо лучшим итальянским послом всех времен. Он вращался в сугубо деловых кругах. В конце жизни Алдо Гуччи стал другом семьи Рейганов, помогал Ненси в организации напрочь провальной анти-наркотической кампании «Просто скажи нет».

Самой большой рекламой для Гуччи был конечно же Голливуд. В ход шло все от дамской сумочки с бамбуковой ручкой в пальчиках Одри Хепберн до кожаных туфель Френка Сенатры. Когда Грес Кейли готовилась к своей свадьбе с принцем Рене, она попросила Гуччи сделать им шарфики с цветами. Гуччи вступили в свою первую эпоху успеха.

В Нью-Йорке в музее современного искусства находится ботинок Гуччи 1959 года, получивший мгновенное признание – макасины, в своем чистейшем проявлении.

Но Алдо никогда не располагал эксклюзивной властью, отец разделил капитал поровну между тремя братьями им, Васко и Родольфо. Последний использовал семейные связи, и стал киноактером, сыграв более 50 ролей в слезливых итальянских мелодрамах. Но когда его карьера забуксовала, вернулся в семейное дело.

В 1952 году Алдо ввел в дела фирмы своего сына Паоло внука Гуччио Гуччи. Как это свойственно всем Гуччи Паоло был не в меру вспыльчив и тщеславен. Под патронажем Алдо он поднялся быстро. Когда Алдо выдвинул Паоло на роль главного дизайнера, его дядя Родольфо был взбешен. Он считал, что этот пост принадлежит ему. Паоло был бесспорно талантлив, он создал в те года массу известных моделей, но его вещи постепенно превращались в ширпотреб. Фирменные красно-зеленые полосы появились повсюду, Паоло понял, что семейное имя можно с успехом обналичить. Гуччи стало названием, которое другие компании могли перекупать для своего продукта. За несколько лет Паоло заключил сотни лицензионных сделок. Появились галстуки, носки, шарфы, дамские сумочки от Гуччи. С этого момента началось гниение компании изнутри.

В 1982 году клан Гуччи собрался на скандально знаменитое собрание правления во Флоренции. Недовольный тем, что семья препятствует его собственному лейблу, Паоло Гуччи стал вести себя в лучших традициях. Он начал расспрашивать о деньгах, которые по его информации пропали в Гонконге. Намеренно раздражая родственников, он потребовал секретаршу тактично переставшую записывать, продолжать работу. Она не послушалась, тогда он достал магнитофон, который брат Джорджио попытался у него отнять. Дошло до драки. Брат попытался обуздать Паоло, ударив его с такой силой, что на щеке Паоло появилась кровь. «Кровь так и хлестала», говорил Паоло, однако другие утверждали, что была всего лишь царапинка. Паоло подал на своего дядю, братьев, и кузена в суд, заявив, что ответчики Алдо и Родольфо Гуччи преднамеренно и злобно набрасывались и избивали истца. Драка в зале заседания стала мировой новостью. Это не пошло Гуччи на пользу принц Монако Рене позвонил специально, чтобы узнать, что происходит в семействе. А Джеки Кеннеди послала своему старому другу Алдо телеграмму, она состояла лишь из одного слова «зачем».

Судебный процесс Паоло против компании имел и другие последствия. В ходе дела он представил суду документы, из которых следовало, что Гуччи, особенно его отец Алдо были замешены в грязном налоговом дельце. Прекратив дело, Паоло потребовал вернуть ему документы, но уже было поздно, этот факт уже привлек внимание американской налоговой службы. Американский суд потребовал от 80-летнего Алдо Гуччи заплатить 7 млн. долларов в счет уплаты налогов и приговорил его к году тюремного заключения. Человек, внесший самый большой вклад в строительство империи, и осужденный по свидетельству сына плакал, когда его выводили из зала. Он отбыл пять месяцев в тюремном лагере строгого режима во Флориде, после чего был выслан в учреждение для реабилитации бывших заключенных.

Перлестнув несколько страниц истории Гуччи мы переходим последнему Гуччи - Маурицио.

Маорицио Гуччи вывел всех своих родственников из правления. Ему не хотелось делать это руками, и он прибегнул в этом щекотливом деле к помощи гениального адвоката Доминико де Соле. Последние годы Алдо не хотел избавляться от иллюзии, что он все еще в деле и раздавал указания персоналу. Его распоряжения вежливо игнорировались.

Но Алдо и Родолфо нанесли ответный удар, они обвинили Маурицио в том, что тот обманным путем завладел отцовской долей, утверждая, что он подделал подписи отца на документах, чтобы уклониться от уплаты 125 млн. налога на наследство. Жизнь Маурицио была осложнена неприятным обвинением в незаконном вывозе капитала. И он сбежал в Швейцарию. Только в 1988 году ему удалось восстановить его доброе имя и вернуться в Гуччи председателем. Но в реальном мире он чувствовал себя неуютно и предпочел окружить себя роскошью. Маурицио не жалеет миллионы на переезд компании в новые офисы в Милане, обивает свой кабинет ореховым деревом. Он неоднократно показывал себя беспорядочным бизнесменом и невероятным снобом. По иронии судьбы, это хорошо повлияло на репутацию Гуччи. Его основные инстинкты подсказали ему, что заведенная Паоло практика лицензионных сделок не хороша для Гуччи. В середине 80-ых 22 тысячи разновидностей товаров носили имя Гуччи, но он сократил это число до 500. Когда «Инвесткорп» инвестиционная компания проявила интерес к покупке доли акций семьи Гуччи, Маурицио загорелся. Он наивно считал, что продажа доли других членов семьи послужит усилению его собственной власти. Но ошибался.

Доминико де Соле адвокат, выпускник Гарварда, нанятый Маурицио для решения проблем с налогами, сказал: «Маурицио никак не мог понять, он думал, что это его компания, и это все так и будет пренадлежать ему. Я объяснял ему, если ты ввел «Инвесткорп» она не может быть исключительно твоей компанией, такова жизнь брат, такова жизнь».

Эффект был катастрофическим. Объем продаж резко сократился, убытки компании за 1990 год были колоссальные. К 1992 году ежегодные убытки постепенно сократились до 15,5 млн., но компания «Инвесткорп» потеряла терпение. Она жаждала уничтожить последнего Гуччи.

В 1993 году Маурицио заявил, что готов выкупить свою долю компании, что в реальности было уже невозможно. Жесткие нефтяники наказали его за то, что он пытался использовать свою долю в качестве залога для ссуды. Разъяренный Де Соле пошел против своего бывшего босса и подал на него в суд за то, что тот занял и не вернул ему 4 млн. долларов. Рекламные работы, съемки 1993 и 1994 гг. были прерваны в связи с недостаточным финансированием. В сентябре 1993 года в Италии забастовали рабочие компании Гуччи. Через 10 дней после начала забастовки Маурицио сдался и продал нефтяникам свои 50 процентов. К тому времени Гуччи уже не имели никакого отношения к Гуччи.

Маурицио грезил о возрождении своих капиталов, о постройки казино вдоль морского берега. Его мечты не отличались чрезмерной осуществимостью, но ему не довелось увидеть их провал.

В марте 1995 года он поцеловал на прощание свою любовницу и прошел 200 ярдов до своего офиса на Виа Палестро в Милане. Двое людей проследовали за ним. Одна пуля калибра 7,65 мм проникла в его задницу, а другая в плечо. Он упал на мраморную лестницу. Третья пуля была выпущена ему в висок. Ему было всего 46 лет. Патриция Риджиани жена Маурицио с которой он уже не жил, прибыла на место происшествия с рыдающей дочерью без единой слезинки в собственном глазу. Когда ее спросили, почему такая реакция она ответила, что чисто по-человечески ей очень жаль.

Газеты полнились оригинальными слухами о том, что это дело рук мафии. Когда полиция пришла арестовывать Патрицию, та сохраняла надменное хладнокровие. «Синьора, сказал офицер полиции, мы должны вас уведомить, что у нас есть ордер на ваш арест. О`кей сказала Патриция. Знаете, о чем идет речь? Да, сказала она. По одной из версий, боясь, что после развода Маорицио ей ничего не оставит, Патриция нанимает убийцу. Она установила контакт со швейцаром отеля и заплатила ему 200 тысяч фунтов. За это он должен был договориться с бывшим наркодиллером и еще одним разгильдяем, чтобы те совершили убийство. Из зала суда Патрицию Реджиани выводили в норке и драгоценностях, что было действительно смешно.

Конец Паоло Гуччи был менее впечатляющим. После его окончательного изгнания из компании он вернулся в Англию и начал играть роль английского джентльмена. Купил усадьбу 17 века и несколько дюжин арабских скакунов. Он позволял прессе представлять себя отверженным гением Гуччи. Его второй женой стала Дженни, консервативная девушка из среднего класса, которая мечтала, как и многие итальянки стать оперной певицей, но таковой не ставшая. Помимо усадьбы, они вбухали 3 млн. долларов в квартиру на 64-ом этаже на Манхеттене. Несколько лет Паоло болел, жил настолько изолировано, что ничего толком не знал. Он умер от почечной болезни и проблем с сердцем в октябре 1995 года. Дженни отказалась ехать на поминальную службу и на семейные похороны в Италию. «Он был неисправимым лгуном, поэтому я не поеду на похороны, я не способна на такое лицемерие». В поместье Гуччи прибыли представители королевского общества защиты животных и забрали арабских скакунов. У одного из них были гноящиеся раны. Инспектор королевского общества заявила прессе: «это был самый страшный случай обращения с животными из всех, что я видела». Было изъято 11 лошадей, 6 пришлось усыпить.

После ухода последнего Гуччи был объявлен насильственный ренессанс этой модной компании. «Инвесткорп» наняла Доминико де Соли адвокатом для разрешения финансовых проблем. Он стал руководить компанией. «В шутку можно сказать, что Гуччи пережили первую и вторую мировые войны. Ей удалось выжить и в той и в другой», сказал 52-летний адвокат. Первой войной была семейная междоусобица, а вторая мировая развязалась между Маурицио и нефтяниками. Де Соле действительно выжил, ему повезло больше других. Помимо того, Доминико де Соле мы обязаны тем, что именно он привел в компанию Тома Форда, а Тому Форду мы обязаны диагнозом «Гуччи мания».

В Голливуде Гуччи носят все – Шерон Стоун, Том Круз, Гвинет Пелтроу, Эль Макферсон, Уорен Битти и многие другие звезды мирового шоу бизнеса. Получив управление в свои руки, он начал делать одежду для звезд. Он чувствовал дух времени, он понимает, что может, а что не может Гуччи 90-ых, так как он сам был акционером. Доминико де Соле поспособствовал его выдвижению на роль звезды и символа Гуччи.

P.S. В апреле 2004 года информационные агенства сообщили об уходе Тома Форда и Доминико де Соле из компании «Gucci». В одном из своих интервью Форд признался, что он ни о чем не жалеет. Отвечая на вопрос журнала «Newsweek» о том, какой из моментов своей карьеры в Гуччи он мог бы назвать пиковым, Том ответил лаконично: «Уход».

Алексей Николаев

По материалам журнала «ОМ»

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров