Курсы валют: USD 26/05 56.0701 -0.2042 EUR 26/05 63.0116 0.0913 Фондовые индексы: РТС 18:50 1083.52 -0.37% ММВБ 18:50 1947.26 -0.24%

Гамлет, Таиров и бабушка из цветного металла

Культура | 14.10.2004


Newsinfo: Михаил Михайлович, какими “трудовыми подарками” встречаете юбилей?

Михаил Козаков: Самым главным подарком стал сделанный мной для телеканала “Культура” двухсерийный фильм-спектакль по пьесе Леонида Зорина “Медная бабушка”. Эта пьеса – о Пушкине, в частности о 1834 годе. Когда-то я ей занимался во МХАТе с Роланом Быковым. Тогда ее закрыли, для Быкова это была травма, а я из МХАТа ушел. И вот через 30 с лишним лет я свою идею добил. Нашел скромные, но деньги. Смета была небольшой, но мы управились.

В нашей команде работали оператор Виктор Шейнин ( с ним мы в свое время снимали “Тень”), художник Стас Морозов, композитор Александр Шевцов. Я – автор сценария и режиссер. В фильме занято 15 актеров: от Пушкина –Гвоздицкий, Соболевский – Смирнитский, Вяземский – Тараторкин, Фикельмон – Галина Тюнина и т.д.

История о том, как Пушкин пытался продать полученную им в приданое медную статую Екатерины П. Статуя была идиотская, можно было ее только расплавить и продать медь. Он называл ее “моя медная дылда”. Пьеса абсолютно не устарела, но даже актуализировалась в связи с некоторыми событиями.

Newsinfo: Правильно ли я понимаю, что самого Пушкина в фильме нет?

Михаил Козаков: Да, там своеобразный ход. В свое время в фильме Романа Балаяна “Храни меня, мой талисман” утверждалось, что гения сыграть нельзя. Это в определенной степени - так, особенно, если речь идет о родном гении, более того – о Пушкине, который, как известно, у каждого – свой. Я это учел и решил, что актеры должны действовать как бы от себя, но в сочетании с интерьерами, костюмами и игрой. Все равно ведь надо убедить зрителя, что ты Пушкин или Вяземский.

Работа закончена, ее обещают показать в лицейский день 19 октября по каналу “Культура”. Она, наверное, предназначена именно для этого канала, для определенной публики. Людям, которые не знают, например, о чем писал Александр Сергеевич в стихотворении “Клеветникам России”, это смотреть не надо.

>В “мои октябрьские дни” пойдет также передача с пафосным названием “Летопись века”, она - про юбиляров. Там я придумал ход: о своей скромной жизни рассказывать через телевидение. От 1954-го года, когда я впервые попал на Шаболовку

Newsinfo: Но это – работа, которую вы “заварили” еще весной. А – непосредственно к юбилею?

Михаил Козаков: Под самый юбилей я заварил много работ. Главнейшей и труднейшей из них стал фильм под названием “Играем Шекспира”. Я в свое время много играл Шекспира: Гамлета, Полония, тень отца Гамлета, Шейлока, и даже в “Комедии ошибок” – двух близнецов Антифолов. То, что в свои 22 года я сыграл "Гамлета" в театре Маяковского, было счастье и везение. Потом прошла целая жизнь и почти в 69 лет сподобился сыграть в театре "Моссовета" Короля Лира - роль о которой я думал очень давно. Начинал я этот фильм, как повествование “о себе - любимом”. Но материал меня потащил совершенно на другой уровень. Поэтому фильм так и назван. Получился (надеюсь!) художественный, документальный, хроникальный фильм. Я в нем “через Шекспира” рассказываю о временах от Сталина до наших дней и играю вышеназванные роли. Подбираю соответствующую хронику.

Помните передачи Парфенова, например, об Александре 1. Это - похоже, но он там не играл, а я играю. Тут - тройная ответственность. И этим я сейчас занят почти ежедневно уже в течение долгого времени. Гамлета я снимал в Феодосии, в Генуэзской крепости. Записей того спектакля, в котором я играл в Театре Маяковского, конечно, нет. Будут только фотографии. Шейлока сняли для ТВ давно, а Лира в театре Моссовета – недавно, причем, пятью камерами… После этого я надеюсь сделать фильм-спектакль “Король Лир” для телеканала “Культура” на основе спектакля Павла Хомского.

Newsinfo: Как дело обстоит с новыми актерскими работами?

Михаил Козаков: Я снялся в телефильме “Узкий мост”. Сыграл отца героя Гоши Куценко. Недавно вышел фильм Бориса Бланка “Смерть Таирова”, в котором я играю Александра Таирова. Но, как это часто бывает, я фильм в нормальном виде еще не видел. Мне рассказывали, что на “Кинотавре” многим понравилось. Это авторское кино. Я многого там не понимаю. Когда Сталин приходит в дом к Таирову, это, судя по всему, “глюки” сходящего с ума режиссера. Но вот чьи глюки, когда Сталин сидит на Тверском бульваре и беседует с Ворошиловым, это понять не возможно. Возможно, это какая-то особая форма…

Newsinfo: Вернемся к театру. Не маловато ли для актера вашего уровня одна роль на сцене? Ну а что можно сыграть после Лира?

Михаил Козаков: Если серьезно говорить, то "Перед заходом Солнца" Гауптмана. Там те же проблемы: любовь 70-летнего человека к молодой женщине. А главное - взаимоотношения с детьми, повтор "Лира" в каком-то смысле. Пожилых ролей очень мало. Можно, наверное, комедию…

Newsinfo: Сэра Джона Фальстафа, например?

Михаил Козаков: Нет, ну какой я к черту Фальстаф?! Худой артист Фальстафа не сыграет. Здесь нужен такой, как Луспекаев! Или Женя Евстигнеев…

Newsinfo: А Островского, Чехова? Если бы была какая-то хорошая роль...

Михаил Козаков: Мне как-то Юрский сказал: "Что ты хочешь! Время театра литературы ушло. А мы с тобой - люди театра литературы". Эти все перформансы, где пластика важнее слова, - это все не мое, мне даже было бы скучно пробовать, хотя, наверное, как профессионал, я смог бы это делать. Для меня все равно - "Вначале было Слово…". Я с удовольствием пошел бы в проект (и антрепризный, и не антрепризный), предположим, играть старика Сорина в Чеховской "Чайке". Но в какой? Не в такой же, как у Кончаловского! Ну, есть не только Сорин, но и кое-кто помоложе… Я не люблю играть роли младше себя. Можно, конечно, бороду сбрить, надеть паричок и сыграть Дорна. Тем более, я в бассейн хожу, фигуру берегу, стараюсь много не жрать. В Шекспире, наверное, что-нибудь бы нашлось. Но сразу и не найдешь. Отелло я никогда не хотел играть, даже тогда, когда мне его предлагал Эфрос. Может быть, потому что я видел в этой роли Лоуренса Оливье. Это было совершенство! У него была особенная походка. Грим он накладывал часа три. Он говорил по-английски так, как говорят цветные в Англии. Тогда он понизил голос на октаву. Стало быть, нет ничего, что вы хотели бы сыграть? Ну, можно сыграть первого могильщика в “Гамлете”. Но надо, чтобы спектакль был хороший. Может быть, Фамусова бы сыграл в “Горе от ума”. Но ведь в том театре, где я работаю, не ставят! В другие я еще подумаю, пойти или нет. А вот стихи читать можно. Даже о любви!

Вопросы задавал Павел Подкладов

Продолжение следует

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров