Курсы валют: USD 25/01 59.2168 -0.2866 EUR 25/01 63.6225 -0.3199 Фондовые индексы: РТС 16:17 1153.91 1.43% ММВБ 16:18 2170.16 1.12%

Даниил Крамер: джаз плюет на политику и правильно делает

Культура | 10.10.2004



Newsinfo: известно, что вы получили классическое образование, окончив академию Гнесиных, и воспринимали только серьезную музыку. Вдруг к 22-ум годам вы изменили свое отношение к джазу. С чем это было связано?

Крамер: С качеством информации в Харькове в 70-ых годах, где я жил тогда и учился, и с той информацией, которую я начал получать в Москве, уже в начале 80-ых. Какую информацию я мог получать в Харькове в 74-75 году? Я прекрасно помню, как я купил какую-то пластинку, которая называлась «Джаз-оркестр Шарпс энд флетс». Может быть, знатоки помнят такой японский коллектив, вроде оркестра Поля Мориа, и на конверте пластинки было написано «Джаз». Я был нормальный советский мальчик 14-15 лет , в то время я уже был лауреат республиканского конкурса и очень серьезно относился к информации касающейся музыкальных записей. И вот я послушал. А там что было записано? «Воздушная кукуруза», «История любви». Но на пластинке же было написано, что это джаз, и для меня все сразу стало понятно. Потом второй удар для меня был в Харькове, когда один мой приятель, году в 76-ом, отвел меня в какой-то полуподвальчик, послушать джаз. Я увидел какое-то полуразрушенное фортепиано с полуразбитым контрабасом, на котором играли странные люди, играли технически плохо, я это понимал уже , как профессиональный музыкант.

И вот с этим настроением, что джаз это нечто совершенно нестоящее, я поехал в Москву, и в Москве у меня был просто шок. Во-первых в общежитии института Гнесиных, когда ребята, которые знали о джазе, мягко говоря, раз в 100 больше, чем я, познакомили меня с такими гигантами, как Эванс, Чик Кориа, Майлс Девис, Питерсон. А потом моя девушка , сводила меня на концерт пианиста Леонида Чижика. И я услышал все это вживую, и это определило не мой переход в джаз, и не мой переход из классики, - я никогда из классики не уходил, - а определило то, что я не хотел быть односторонним музыкантом, я всегда хотел уметь и то, и это, и еще то, что между ними.

Newsinfo: Вы джазовый музыкант широкого профиля. Исполняете музыку от регтайма до авангарда. Но, по вашим словам, воплощаете в своем творчестве «третье течение». Как известно, одно из основных идей этого течения - синтез джазовой и академической музыки. Как это происходит в Вашей практике?

Крамер: Огромное количество различное рода проектов, как композиционных, так и сценических. Я только что вернулся с Челябинского фестиваля, который назывался «Джаз на большом органе». И там было , конечно, сочетание джазовой, классической, церковной музыки. И тот проект , который я сейчас осуществляю в Московском Доме Музыки , частично также будет этому посвящен. Первый концерт проекта, называется «Классика встречается с Кубой». В нем участвуют немецкие и кубинские музыканты. Это шоу-проект. А почему бы нет? А опера-буфф это не шоу в том виде, каким его понимали 300 лет назад? Шоу есть неотъемлемая часть музыки, просто разница между тем, что мы называем полупрезрительным словом «попса» и тем, что мы непрезрительным словом «настоящая музыка», состоит в качестве и количестве используемых элементов шоу в музыке и в их воздействии.

Я очень много играю чистой классики: Моцарта, Гершвина. Могу похвастаться , что некоторые европейские критики говорят, что я один из самых интересных исполнителей Гершвина. Играю я и концерты современной музыки. Исполняю, например, сочинения великолепного современного композитора Александр Розенблата, или например, Дидье Локвуд. Он , как и я, музыкант , который не ограничивается только исполнением джаза. Локвуд-первая скрипка мира.

Newsinfo: А кто еще ваши партнеры в джазе?

Крамер: Помимо Дидье, это парижское трио, Венсан Кардоле и Пьер Мангур, ансамбль «Ритм сердца» знаменитого французского музыканта и бенд-лидера Клода Булиня, больше известного в России как Клод Болинг.Он кстати, одни из провозвестников «третьего течения» в мире, его проект исполнения шуточных обработок Моцарта для джаз- бенда был одним из первых в мире, он шел сразу после первых экспериментов Жака Люсье с баховскими концертами.

Newsinfo: Даниил Борисович , помимо Вы не только много гастролируете, вы работаете как педагог и как композитор. В 94-ом году впервые в истории Московской консерватории Вами был открыт класс джазовой импровизации. Как к этому отнеслись Ваши коллеги по консерватории?

Крамер: Отлично отнеслись. Со стороны ректора я не встретил ни малейшего возражения. Честно говоря, это был редкий случай в моей жизни. Когда, я шел в 94-ом году к ректору Московской консерватории, я был готов драться, отстаивать идею, но в результате весь разговор, насколько я помню, занял минуты две. Меня просто спросили: Вы не ведете речь об открытии джазового отделения в Московской консерватории? Я сказал, это невозможно, я не буду бегать, делать все эти документы, методические пособия разрабатывать, я просто помру и закончу концертную деятельность навсегда. А что Вы имеете в виду? –спросил ректор. Я ответил, что речь идет об открытии класса джазовой импровизации, куда будут ходить студенты-классики, причем только те , которых я буду отбирать сам. И вот с уже 10 лет, я веду в Московской консерватории класс джазовой импровизации.

Newsinfo: Вам успешно удалось осуществить мечту, вывести джазовую музыку на большую сцену. У Вас была программа, которая называлась «Джазовая музыка в академических залах», которая проводилась в Большом и Малом залах консерватории. Каковы Ваши ближайшие планы в области пропаганды джаза?

Крамер: Эти планы я бы не назвал пропагандой. Думаю, что время пропаганды джаза в России давно закончилось. Просто нужны настоящие, красивые, серьезнейшие проекты на высочайшем уровне. И один из таких проектов , мы будем делать в Международном Доме музыки. Он называется «Мировое музыкальное ревю» .

Проект «Джазовая музыка в академических залах»- мой любимый ребенок , я его ни за что не брошу. А новый проект задуман масштабно, так, чтобы приглашать в Дом музыки наиболее интересные, иногда оригинальные, иногда даже слегка шокирующие коллективы, которые будут показывать все, что находится около джаза. То есть это будет не обязательно чистый джаз, это «около», будет происходить как со стороны эстрадной, даже слегка попсовой, так и со стороны классической, так и со стороны фольклорной, джаз-роковой, с разных сторон.

И, как я уже говорил, мы начинаем с программы «Классика встречается с Кубой».Запланирован, также приезд чешского оркестра Феликса Словачека, одного из самых знаменитых европейских оркестров.Ожидается также концерт одного из интереснейших испанских коллективов, сочетающих джаз и фламенко , это коллектив, знаменитого гитариста Хуана Кармоны и трио знаменитого польского Анджея Ягоджинского, который великолепно работает с программой «Шопен и джаз».

Newsinfo: Алексей Баташев назвал джаз свободной музыкой свободных людей. А как отражается на жизни джаза политическая, экономическая, социальная ситуация в стране?

Крамер: Политическая, честно говоря, никак, потому что джазовая музыка старалась всегда плевать на политику. И, на мой взгляд, абсолютно правильно поступала. Политика, в отличие от музыки, это не настолько чистая вещь.Но социальные условия напрямую отражаются. К сожалению, огромное количество великолепных джазовых музыкантов в Москве, не имея настоящего концертного раскрученного рынка в России, играют для кушающих, пьющих пиво людей. Я не против этого, но только в том случае, если не только это определяет жизнь джазовых музыкантов. Я прекрасно понимаю, что джазовый клуб это такая кастрюля, где варятся новые идеи, где рождаются новые имена ,новые мысли, но потом куда эти новые идеи, новые имена девать, - дальше, в следующую кастрюлю, в следующий клуб? Эти имена ,эти мысли должны рождаться только для того, чтобы соединять кастрюлю с хорошей концертной сценой. И вот с этим проблемы.

Беседовали Елизавета Канаузова и Александр Миловидов (Радио-1)

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров