Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 22.09.2017 : 58.129
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 22.09.2017 : 69.7664
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 22.09.2017 : 78.5555
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 22.09.2017 : 46.7241

Спорт

Татьяна Тарасова: во время катания Ягудина мне хотелось прыгать и визжать

Татьяна Анатольевна, объясните, что чувствует тренер перед последним выступлением любимого ученика

Тарасова: Это большое счастье для педагога - дожить до того дня, когда ты ему не нужен, потому что он умеет все уже и без тебя. Ты выпустил этого человека в жизнь, в свет, и он умеет все. И он любит тебя и чудесно к тебе относится, и ты только делаешь ему номера и думаешь, как укрепить ему жизнь. И это большое счастье - я до этого дожила!

Сколько у вас было учеников?

Тарасова: Учеников было море. Но Леша Ягудин - особенный мальчик и особенным для меня останется.

Ваш любимый ученик прощается с любительским спортом. Объясните, почему это происходит именно сейчас

После победы на Олимпийских играх мы хотели готовиться к следующим, но у него случилась травма. Она не позволила ему кататься в спорте дальше. Но он выступает в шоу Stars on Iсe. Это известное шоу, в котором работали наши выдающиеся Гордеева и Гриньков, где работают сейчас Бережная и Сихарулидзе, в котором работали великий Хамильтон и практически все выдающиеся американские спортсмены, в том числе и Кристи Ямагучи. И теперь украшением этого шоу является и наш Леша Ягудин. Он много работает, у него интересные номера, он стал более профессиональным и заинтересованным, он ищет какие-то новые творческие пути и находит. Например, в этом году у него будет номер, который он делает не только на льду, но и в воздухе.

Говорят, что Алексей, под вашим присмотром, уже попробовал себя в качестве тренера

Тарасова: Мы с Лешей все лето работали бок о бок, делали программы, тренировали выдающихся спортсменов. И я увидела, как тренерская работа его начала «цеплять». Я ощущала большую ответственность и большую помощь, которая исходила от него. Мы работали вместе - я, Леша и Женя Платов. Вот так, втроем, мы проводили прекрасное летнее время. Мы не замечали ни дня, ни ночи, и ночью тоже выходили на работу. В нашей группе тренировались чемпионка мира Аракава, чемпион Японии, чемпион Америки прошлого года, чемпион мира среди юниоров Джонни Виер, Юлия Себастьян - чемпионка Европы. С нами был и Андрюша Грязев - чемпион мира среди юниоров. В нашей бригаде была и чемпионка Германии вместе со своим тренером. Был с нами и Бриан Жубер - чемпион Европы. Вот такая группа тренировалась у меня на одном катке - в Америке, в Коннектикуте, на известном катке, где когда-то тренировались Оксана Баюл, Катя Гордеева, Витя Петренко. Мы провели большой летний - нет, не семинар, - а большой сбор. Мы тренировались 8-10 недель все вместе. И это было большое единение, мне казалось, что мы все играем какую-то замечательную музыку, так, как выдающиеся музыканты собираются и играют все вместе джаз, джем-сейшн. Все это было очень красиво и интересно.

Однажды мы даже пустили французскую группу телевизионщиков, которая успела заснять кусочек этой работы - как мы вместе все друг друга заводим. Мне кажется, что это было полезно. Царила атмосфера дружбы и любви, и я думаю, что никогда ни на одном катке мира не собиралось такое созвездие. Этот каток в Синзбери вместил в себя почти всех выдающихся спортсменов, и всем там было место. И вот в такой компании начал тренировать Леша Ягудин.

Тогда поясните, что же будет теперь «основным» занятием Ягудина – участие в американском шоу или тренировки ?

Тарасова: Он будет помогать мне в тренерской работе. Он и в прошлом году тоже мне помогал, он тренировал со мной Андрюшу Грязева. Все, что он может делать на тренерском поприще, он делает. Но когда у него начнется свой сезон, он, конечно, будет заниматься собой, потому что даже такой талант нужно подкреплять тренировками, работой. И я продолжаю с ним работать, и получаю от этого колоссальное удовольствие. И я этим хвалюсь, и всегда буду хвалиться, потому что он - стоит над всеми. Он всегда был на голову выше других. Я даже не могу назвать, чего он не умеет, - он умеет все. Я очень хочу, чтобы он стал хорошим тренером и потрясающим шоуменом. Потому что, когда он катается, хочется не только вставать, но и прыгать и визжать от восторга.

Какая, на ваш взгляд, самая главная черта Ягудина - и как фигуриста, и как человека?

Тарасова: Леша - очень умный парень! У него свое видение всего. А сейчас время очень умных людей. Он абсолютно независимый, он никогда никому не завидует, он страшный работяга, он - замечательный, смешной, улыбчивый, добродушный человек, он очень многим людям помогает, и помогал, в том числе и материально. Но самая главная его черта - он умный. И это очень здорово! Кто бы мог подумать! А я сразу знала, что он очень умный человек. У него фантастически быстрая реакция на все. Я его обожаю!

Как вам кажется, в чем его самая главная заслуга в спорте? Что он привнес в фигурное катание?

Тарасова: Он фантастически чувствует музыку, растворяется в ней. Он музыку поет своими движениями. Он необычайно энергетичный человек - его энергетика заставляет людей во всем мире вставать, когда он катается. Его катание абсолютно осознанное. Технических проблем для него не существует. И он - настоящий артист, человек, который может заставить и плакать, и смеяться. Никто никогда до него не получал таких оценок. Ни о ком не говорили с таким восторгом, как о нем. Ко мне как-то подошел один американский судья и сказал: «Я тебя благодарю за Лешину программу. Я сужу уже 30 лет, и только Леша своим катанием позволил мне поставить наивысшую оценку. Я сделался абсолютно счастливым человеком». Вот видите - для судьи это тоже событие. Конечно, прикосновение к такому большому таланту - это всегда большое счастье для всех. Леша скромный человек, очень интеллигентный. И его правильно воспитывали мама и бабушка. Он никогда себя не выпячивает. И при этом он - 4-кратный чемпион мира, чемпион Олимпийских игр. Он единственный из наших имеет награду от Международного олимпийского комитета - золотой лавровый венок. Его специально вручали за вклад в этот вид спорта, потому что Ягудин, безусловно, продвинул фигурное катание.

Видите, прошло уже четыре года, а его программу «Зима» все помнят. Помнят и музыку, и костюм, и как Леша снежок бросал - все помнят! Никто не вспомнит, какую программу кто из фигуристов катал на прошлых Олимпийских играх. Спросите сто человек, и все вам скажут только про «Зиму». Потому что это было явление. Американцы сделали большой плакат после Олимпийских игр. Он весь состоял из маленьких фотографий всех участников - и лыжников, и конькобежцев - всех. И все вместе эти маленькие фотографии составляли лицо Ягудина с золотой медалью. Это было лицо Олимпийских игр! Я желаю, чтобы у нас в стране было больше таких спортсменов.

Кого вы будете выводить в этом сезоне на чемпионат Европы, мира?

Тарасова: Прежде всего буду выводить Андрюшу Грязева. В прошлом году он выиграл чемпионат мира среди юниоров. Это ступень в большой спорт. Ребята, кстати, никогда не пропадали после юниорских чемпионатов. Пропадали пары, танцоры - меняются партнеры, кто-то уходит. Но именно мальчики никогда не теряются, хотя у них бывают трудные годы. Я очень надеюсь на Андрюшу Грязева. Вместе со мной работает с ним и Лена Водорезова. Еще я буду выводить танцевальную пару - Свету Куликову и Виталия Новикова. Я очень в них верю. И я не думаю, что наши фигурные интриги смогут их погубить. Они - очень интересный дуэт. Потом, мы вместе с Женей Платовым взяли одну новенькую пару и покажем вам сюрприз. Эта танцевальная пара будет выступать за юниоров. Их фамилии вы пока и не запомните, но увидите их на юниорском чемпионате страны и вот тогда запомните точно.

Татьяна Анатольевна, вы имели дело с разными фигуристами. Как вам кажется, характер спортсмена меняется в процессе работы с вами?

Тарасова: Работа с выдающимися спортсменами - это потрясающе. Например, когда работаешь с японцами, тебе никто из них никогда не ответит что-либо, они только слушают и выполняют. И это путь к совершенствованию. Они слушают и стараются сделать то, что ты им говоришь. После тренировки они могут что-то спросить, но тренер для них - это Бог. Они ему верят. Они ведут себя совершенно потрясающе. Правда, все мои ученики всегда себя хорошо вели, все воспринимали. Я помню, как было с Наташей Бестемьяновой. Спрашиваю: поняла? И она только глазами говорила: поняла. Всех этих выдающихся людей объединяет огромная самодисциплина. Но японцы - это особенно собранные люди, с колоссальной волей. И мне, как тренеру, посчастливилось работать с такими выдающимися спортсменами, как Шизука Аракава. Мы не работаем 365 дней в году, как это было положено у нас раньше, мы встречаемся на месяц, полтора, два. Мы вместе проводим сезон, но это не будет постоянной работой. Знаете, как музыканты работают с педагогами? Они не работают каждый день, это не обязаловка. Мне так удобнее работать.

Почему у нас в стране не меняется отношение к тренерам? Америка своих тренеров на руках носит.

Тарасова: Об этом не меня надо спрашивать. Я - рабочая лошадка. Я работаю себе и работаю. Пока я буду ждать, когда я буду здесь востребована, когда меня здесь куда-нибудь пригласят, моя жизнь кончится. Поэтому я сама себе нашла, где мне самовыражаться. Мои ребята здесь завоевывают, и поэтому о них заботятся. Все равно, самое главное - это путь совершенствования. Я не хочу эту тему обсуждать, искать, кто прав, кто виноват. Да, очень много кадров уехало туда, а здесь нашим кадрам работать очень тяжело. Но возможно. Сейчас открывается много катков. Может быть, следующее поколение тренеров начнет работать здесь, и мы будем им помогать, и они не будут думать, что мы им мешаем или хотим что-то забрать. Мы работаем, и мы самодостаточны.

Татьяна Анатольевна, что должно случиться, чтобы вы ушли на такой заслуженный вами отдых?

Тарасова: Я уверена на 100 процентов, что после следующих Олимпийских игр - независимо от того, предложат мне здесь работу или нет, - я приеду сюда. Я много работала. Думаю, может, и правда поменять род деятельности - просто ездить по миру и консультировать. Конечно, работать по 12 месяцев в году, как я это делаю до сих пор, и перелетать из страны в страну каждую неделю - мне это не нужно. Я воспитала большую плеяду спортсменов и очень хороших тренеров, и я этим горжусь. И не важно, в хороших отношениях они со мной или в плохих. Мои камни есть в их фундаменте. Они все встали на ноги, и я этому очень рада. Они любили меня и были преданны фигурному катанию. Если нужно - я помогу кому-то. А пока мне хочется достойно окончить мою работу. Как бы я ее ни закончила, все равно закончу достойно, потому что результаты этой работы хорошие, я люблю это дело, я всегда на эту работу спешу. И пока я буду востребована, я всегда буду это делать. А если нет - я что-нибудь придумаю, что я буду делать на благо фигурного катания.

Скажите честно, где вы берете силы на все это?

Тарасова: Наверное, мы все очень много работаем, по 10-12 часов. Работаем со всеми - и с выдающимися, и не очень. И я ни разу не присела. Очень хочется, чтобы силы дольше не покидали. Но думаю, что силы все-таки я беру в Барвихе. Перед началом сезона я каждый год лежу совершенно разобранная, и только врачи и обслуживающий персонал видят, в каком состоянии я туда поступаю после сезона. И через четыре недели я начинаю работать новый сезон и все-таки тяну несколько месяцев. Спасибо им большое за это! Большое спасибо Абраму Львовичу Сыркину, который ведет меня много лет. Большое спасибо моей маме за то, что она жива и всегда меня ждет. И Володиной маме (Владимир Крайнев, пианист, муж Тарасовой - прим редакции), которая тоже меня поддерживает. И все это дает мне силы.

По материалам

Sport.ru

Image

Выразительное молчание русских "ягнят"

Какой из Москвы видится ситуация с русским языком на Украине в свете обновленного закона "Об образовании", как ее видят сами русскоязычные жители соседнего государства — и почему две этих точки зрения так неприятно не совпадают?

Image

Третий Рим и варвары в оранжевых жилетах

Подмосковная пресса становится двуязычной (второй язык — русский), коренное население — меньшинством, драка с участием толпы мигрантов — бытовым конфликтом. Москва всегда была многонациональным городом, но за последние годы — всё менее русским.